Ошибки шпионов: почему Иран проигрывает секретную войну с Израилем

Ссутулившись в зале суда в Найроби, в помятых пальто и очках для чтения, свисающих на цепочке, обвиняемые представляли собой жалкое зрелище для пресловутых сил “Аль-Кудс” – элитного корпуса Иранской революционной гвардии. Невыразительные мужчины среднего возраста Ахмед Абулафати Мухаммед и Саед Мансур Муса были пойманы с поличным. И если первое дало им определенное преимущество – внешность, которую легко забыть, всегда считалась хорошим качеством секретного агента – заключенным все равно пришлось объяснять, почему они спрятали 15 кг военной взрывчатки RDX под кустами на поле для гольфа в Момбасе.

Созданные для тайного продвижения интересов Ирана за рубежом, силы “Аль-Кудс” в последнее время неоднократно показывали себя в плохом свете, допустив ошибки в Азербайджане, Грузии, Индии, Кении и наиболее эффектно в Таиланде – где секретные агенты, прежде чем случайно взорвать свою явку в Бангкоке, были засняты в Паттайе – мекке секс-туризма – в обнимку с хукой и проститутками. В текущей секретной войне с Израилем, единственный “успех” иранской стороны заключался во взрыве 18 июля болгарского автобуса, перевозившего израильских туристов – хотя европейские следователи на прошлой неделе официально отнесли это нападение на счет Хизбаллы, ливанского прокси Ирана. Таким образом, показатель срывов операций Исламской Республики за рубежом колеблется на уровне 100% и по интенсивности – в течение девяти месяцев было сорвано или раскрыто девять зарубежных миссий — здесь попахивает отчаянием. Правительство Тегерана, которое американские чиновники давно пытались заклеймить как мирового ведущего экспортера терроризма, может смело монополизировать рынок безнадеги.

Однако, в пределах собственных границ Ирана, история выглядит несколько иначе. Дважды за последние два года иранской разведке удавалось раскрыть шпионские сети, сотрудничающие с израильским Моссадом – рассказали журналу “Тайм” чиновники западной разведки. В обоих случаях аресты были вовсе не секретными: о них было объявлено на пресс-конференции, а затем последовали сцены признаний, которые транслировались в прайм-тайм по иранскому государственному телевидению. С учетом долгой иранской истории сфальсифицированных признаний, скептицизм в данном случае более чем оправдан. Однако аресты, как представляется, были обоснованными. Один чиновник разведки говорит, что захваченные иранцы оказывали “поддержку и логистическую помощь” оперативникам Моссада, которые совершали убийства иранских ученых-ядерщиков.

Как сообщал “Тайм”, после того как Израиль снова взялся за тайные операции внутри Ирана, на улицах Тегерана в 2010-2012 гг. было убито, как минимум, четверо ученых. Официально Израиль обходит эти убийства молчанием, хотя правительственные чиновники негласно демонстрируют, что приветствуют эти смерти. Еврейское государство придерживается такой же двусмысленной позиции в отношении других “неудач” ядерной программы Ирана, которые широко – и вполне обоснованно, по утверждению западных чиновников разведки – приписываются Моссаду, начиная от компьютерного вируса Stuxnet и заканчивая таинственными взрывами, как, например, массивный взрыв на ракетной базе, уничтоживший баллистические ракеты, которые могли долететь до Израиля.

Этот тайный штурм согласуется с израильской историей “шагов за горизонт” в попытке обезвредить предполагаемые угрозы на расстоянии. С целью помешать передовым вооружениям попасть в руки Хамаса и Хизбаллы, Израиль в прошлом году направлял военные самолеты для бомбежки конвоев и оружейных складов соответственно в Судане и Сирии, без какого-либо очевидного возмездия для себя. Однако в случае Ирана эксперты говорят, что дерзость тайной кампании Израиля вынудила Тегеран заново перепахать свою шпионскую целину, которая, в основном, лежала невозделанной после 9/11. Поединок “шпион против шпиона”, который за этим последовал, вскоре показал себя крайне однобоким, даже в странах третьего мира, где Иран выбрал нанесение удара, в надежде обойти повышенные меры безопасности в развитых странах. В конце концов, эта затея увенчалась успехом только внутри Ирана, где тайная полиция работает без всяких перепон.

Секретная война, вероятно, началась 15 января 2007 года – в день, когда скончался Ардешир Хоссейнпур. Хоссейнпур был специалистом в области электромагнетизма в Центре ядерной технологии в иранском городе Исфахан, но его смерть могли и не заметить, если бы правительство Ирана не держало ее в тайне почти целую неделю и в итоге приписало парам от неисправного обогревателя. Размещенный в интернете доклад частной американской разведкорпорации “Stratfor” выдвинул другую причину – радиоактивное отравление – и намекнул, что здесь снова сработало “кесарево” сечение Моссада. Кесария – в честь израильского города на Средиземноморском побережье, история которого восходит к римским временам – это оперативное подразделение израильской секретной службы, получившее печальную известность в связи с убийством двух десятков палестинцев (и ни в чем не повинного официанта) после Олимпийских игр 1972 года в Мюнхене. Убийства, как правило, осуществляются очень маленьким подразделением под называнием “Kidon” – на иврите это слово означает “наконечник копья”. Kidon действует удаленно от сотрудников Моссада, работающих в менее опасных для жизни сферах.

Маджиду Фаши, симпатичному молодому иранцу, который бросил школу и ушел в профессиональный кикбоксинг, суждено было попасть в подразделение под названием “Hatzomet” или “Узел”. Согласно показаниям, которые он дал для иранского государственного телевидения в начале 2011 года, Фаши пришел в израильское консульство в Стамбуле в 2007 году и проверялся там не менее года, прежде чем ему оказали доверие. Два года спустя, 12 января 2010 года он установил бомбу на мотоцикле, припаркованном на тротуаре у тегеранского дома Масуда Алимохаммади; физик-ядерщик был убит, когда бомба была взорвана пультом дистанционного управления.

Во время телеэфира Фаши подробно описал кампус Моссада на севере Тель-Авива. Он сказал, ему дали ноутбук со второй операционной системой, и он использовал ее для коммуникации через онлайн дропбоксы. Он был впечатлен педантичностью своих кураторов. В какой-то момент Фаши описал, как изучал масштабную модель улицы Алимохаммади. “Она была точь-в-точь как настоящая, – сказал Фаши. – Дерево, бордюр, мост”. В следующем телеэфире он сидел напротив вдовы Алимохаммади, которая очень внимательно его изучала, а потом склонил голову и заплакал. Чиновники Моссада были “обозлены и шокированы”, увидев своего агента на телевидении, рассказал чиновник разведки.

Фаши казнили в мае 2012 года. Примерно то же время министр разведки Ирана объявил об аресте еще четырнадцати иранцев – восьми мужчин и шести женщин – которых окрестили членами “Террористического клуба” в последующей трансляции передачи с одноименным названием в прайм-тайм. Снятая в сумерках и атмосферно насыщенная программа, которая вышла в эфир 5 августа, воссоздала обстоятельства смерти Алимохаммади и четырех последующих нападений: все началось с практически одновременных покушений 29 ноября 2010 года на Шариари Маджида и Ферейдуна Аббаси, ученых-ядерщиков, которые ехали на работу, когда к крылу их автомобилей проезжающие мимо мотоциклисты прикрепили магнитные “липкие бомбы”. Аббаси удалось выбраться до того, как взрывчатка детонировала, и его жена также осталась в живых. Шариари был убит – что существенно отбросило назад иранскую ядерную программу, в которой он был ведущим ученым, по словам чиновника западной разведки.

Агенты, которые давали показания, рассказали проливающие свет подробности – одетые в шлемы, они ехали следом на мотоцикле Bajaj Pulsar, когда магнитная бомба, прикрепленная к правой передней панели автомобиля Шариари, взорвалась. Мотоциклисты скрылись за автомобилем с прицепом, который следовал за целью, и растворились в трафике шоссе Имама Али. К тому времени автомобиль, который должен был изначально подрезать и притормозить машину с ученым, тоже исчез. Они утверждали, что практиковались на автотреке в Израиле. Эти подробности ничем не подтверждаются, но чиновник разведки признался: “Была задействована другая сеть”.

Третий ученый – Дариуш Резаинеджад – был застрелен 23 июля 2011 года, когда забирал ребенка из детского сада; его жена говорила, что слышала свистящие мимо выстрелы, когда бросилась за нападавшими. Самое последнее убийство произошло 11 января 2012 года – тогда был убит Мустафа Ахмади-Рошан, эксперт по обогащению урана, также магнитной бомбой, прикрепленной к его автомобилю, когда он ехал утром на работу.

К тому времени Иран пытался нанести ответный удар. Задача отмщения за ученых пала на собственный отдел тайных операций разветвленных сил “Аль-Кудс”, известный как Подразделение 400. Он взял на вооружение подход “пальбы из всех орудий”, нацеливаясь на израильские дипломатические миссии в различных странах, главным образом в развивающихся, где глобальная антитеррористическая сеть не так хорошо развита. Неудачи, которые вскрылись в Баку, Тбилиси, Йоханнесбурге, Момбасе и Бангкоке, накапливались в таком темпе, что это само по себе было проблемой. В мире шпионажа на подготовку качественной секретной операции могут уйти годы. Тем не менее, за 15 месяцев с мая 2011-го года до июля 2012-го силы “Аль-Кудс” и Хизбалла предприняли двадцать нападений – по оценке Мэттью Левитта, отставного чиновника Государственного департамента по противодействию терроризму. “Хизбалла и силы “Аль-Кудс” пожертвовали мастерством ради скорости и пожали плоды, которые посеяли, – пишет Левитт в январском докладе Вашингтонского института ближневосточной политики. – Стратеги сил Кудс были истощены быстрым темпом своего нового плана нападения и были вынуждены бросить на операцию хаотично собранные группы оперативников, которые не проходили совместную подготовку“.

Снижение качества было настолько поразительным, что вначале этому невозможно было поверить. Вспомнить хотя бы нелепый на первый взгляд сюжет, в котором задействованы бывший продавец подержанных автомобилей, мексиканская наркобанда Зетас и банковский перевод средств со счета Революционной гвардии для убийства посла Саудовской Аравии – путем взрыва вашингтонского ресторана?! Год спустя это выглядит “по-новому нормальным”. В прошлом месяце в Бангкоке иранский агент приехал в зал суда на инвалидной коляске, потому что случайный взрыв во время бегства от полиции оторвал ему ноги. Январская сводка, выпущенная турецкой разведкой, без излишних подробностей вполне уверенно утверждала, что оперативники “Аль-Кудс” будут останавливаться в 5-тизвездочных отелях.

– Существует ряд причин, которые негативно повлияли на иранскую разведку, – говорит Меир Джаведанфар, аналитик иранского происхождения, который читает лекции в Междисциплинарном центре в Герцлии, Израиль. “Первая, – говорит он, – это восстания в Иране в 2009 году”. Уличные протесты в связи с фальсификацией выборов подорвали убеждение в легитимности государства среди людей, которые когда-то будут на него работать, в том числе в спецслужбах. “Люди все меньше и меньше верят в национальный порыв, скорее они смотрят на это как на личный проект Хаменеи, направленный на то, чтобы укрепить самого себя”, – говорит Джаведанфар, имея в виду Верховного лидера Ирана Аятоллу Али Хаменеи, который, по некоторым печатным данным, лично утверждает все зарубежные атаки.

Сторонники жесткой линии усугубили ситуацию, проведя чистку компетентных реформистов в секретных службах и посольствах Ирана – что имеет определяющее значение для сил, которые должны незримо работать за границей. “По сути, силы “Аль-Кудс” не сотрудничают с Министерством иностранных дел, а Министерство иностранных дел – уже не то, что было раньше”, – говорит Джаведанфар. При президенте Махмуде Ахмадинежаде, 42% сотрудников министерства имеют только школьный диплом. “Режим представляет большую опасность для самого себя, чем Израиль”, – говорит он.
- Карл Вик

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *