Россия выбилась из графика уничтожения химоружия

Власти России намерены отложить на пять лет завершение программы утилизации химического оружия, стартовавшей в конце 1990-х годов. В общей сложности осталось уничтожить 5,5 тысячи тонн химических боеприпасов, последняя тонна из которых, согласно новому плану, будет подвергнута детоксикации в 2020 году. Причиной срыва сроков, оговоренных соглашением к «Конвенции о запрещении химического оружия», стало позднее открытие последнего предприятия по утилизации отравляющих веществ. Серьезных политических осложнений из-за переноса сроков на международной арене для России не предвидится, но риск значительного урона окружающей среде и населению с каждым годом будет только возрастать.
Ненужная химия

Химическое оружие как самостоятельное средство массового поражения появилось в конце XIX века, а наиболее его масштабное использование осуществлялось во время Первой мировой войны. Впрочем, опыт применения боевых отравляющих веществ показал их слабую эффективность: войскам приходилось дожидаться подходящих для газовой атаки погодных условий, поскольку ветер мог отнести облако на собственных бойцов, а дожди снижали эффективность химоружия в несколько раз. Со временем боевые отравляющие вещества были доработаны, однако крупномасштабного их применения уже не производилось; химическое оружие превратилось в своего рода крайнюю меру.

Сегодня отравляющие вещества делятся на несколько видов: нервно-паралитические, кожно-нарывные, общеядовитые, удушающие, психохимические и раздражающие. Некоторые из них относятся к оружию нелетального воздействия и иногда применяются силами правопорядка для разгона демонстраций или в борьбе с морскими пиратами. Например, американская полиция нередко использует аэрозоли со слезоточивым газом или седативными препаратами, в частности, диазепамом. Из боевых отравляющих веществ наиболее распространены люизит (кожно-нарывного действия), зоман, табун, зарин и VX (нервно-паралитического действия), дифосген (удушающий) и хлорпикрин (раздражающего действия).

Сегодня химическое оружие уже не рассматривается как реальный сдерживающий фактор в бою и, хотя некоторые страны мира все еще ведут его разработку, серийно не выпускается. Все накопленные в прошлые годы боеприпасы помещены на склады хранения, а государства вынуждены ежегодно тратить миллионы долларов на то, чтобы поддерживать такие арсеналы в хорошем техническом состоянии и инспектировать химоружие с истекшими сроками годности. Несмотря на максимально строгие условия хранения с каждым годом риск экологической катастрофы в районах хранения боевых отравляющих веществ становится все выше.

В 1993 году в Женеве была открыта для подписания «Конвенция о запрещении химического оружия», к которой присоединились большинство стран мира, хотя по большому счету документ задумывался только для двух государств ─ США и России, располагавших на тот момент 99 процентами мировых запасов отравляющих веществ. Конвенция, под действие которой не подпадает химическое оружие нелетального воздействия, вступила в силу в 1997 году. После этого шесть стран ─ Албания, Индия, Ливия, Россия, США и государство, отказавшееся от упоминания в официальных документах, ─ объявили о наличии у них 70 тысяч тонн отравляющих веществ, 63 процента из которых ─ нервно-паралитического действия. Программы утилизации химоружия стартовали в конце 1990-х годов.

Документ, подготовленный ООН, подписали, но не ратифицировали Израиль и Мьянма; членами конвенции не являются Ангола, Египет, КНДР, Сирия и Сомали. Согласно международному договору, страны-подписанты должны были уничтожить один процент своих запасов химоружия к апрелю 2000 года, 20 процентов ─ к апрелю 2002 года, 45 процентов ─ к апрелю 2004 года и сто процентов ─ к апрелю 2007 года. Из-за необходимости строительства нескольких технически сложных предприятий по утилизации, последний срок мог быть перенесен на апрель 2012 года. Правом перенести срок завершения уничтожения отравляющих веществ воспользовались сначала США, а потом и Россия.

Впрочем, и к новому сроку ни США, ни Россия не уложились. В январе прошлого года США объявили об уничтожении 90 процентов своих запасов химического оружия; а в ноябре 2012 года Россия отчиталась об утилизации 70 процентов отравляющих веществ. При этом обе страны вновь объявили о переносе сроков завершения программ уничтожения боевых отравляющих веществ. Поскольку речь идет о двух государствах с крупнейшими запасами химбоеприпасов, Организация по запрещению химического оружия, созданная для наблюдения за процессом и контроля, составила новый график, согласно которому сто процентов отравляющих веществ должны быть уничтожены до конца 2015 года. Но даже этот срок США и Россия теперь уже точно сорвут.

Еще немного времени

США пока не просили Организацию по запрещению химического оружия об очередном переносе сроков, но еще в 2010 году признали, что полностью избавятся от отравляющих веществ только к 2021-2023 году. В настоящее время США осталось отправить на детоксикацию около четырех тысяч тонн отравляющих веществ. Действующий в Соединенных Штатах закон об утилизации химбоеприпасов предусматривает два значительных перерыва в этом процессе ─ с 2012-го по 2015 год и с 2017-го по 2018 год. За это время планируется построить новые заводы по уничтожению химоружия возле крупных складов Пуэбло и Блю-Грасс, на которых хранится 3,2 тысячи тонн отравляющих веществ.

Продлить срок утилизации боевой химии намерена и Россия. Проект соответствующего решения готовит Министерство промышленности и торговли России, одно из структурных подразделений которого отвечает за уничтожение запасов химического оружия. Ожидается, что Россия перенесет срок окончания утилизации химоружия с 2015-го на 2020 год. Окончательное решение должен будет принять президент России Владимир Путин. Причиной срыва установленных ранее сроков стало затягивание с открытием последнего завода по утилизации химоружия «Кизнер» в Удмуртии.

Согласно действующей Федеральной целевой программе по уничтожению химического оружия, утвержденной в декабре 2012 года, ввод удмуртского предприятия в строй запланирован на 2015 год. Впрочем, по словам полномочного представителя президента России в Поволжском федеральном округе Михаила Бабича, завод заработает уже до конца 2013 года. Но даже и в этом случае Россия, скорее всего, не успеет уничтожить оставшиеся 5,5 тысячи тонн химического оружия к 2015 году. Дело в том, что «Кизнер» сможет утилизировать до 1,8 тысячи тонн химоружия в год, притом что предприятию предстоит уничтожить пять тысяч тонн отравляющих веществ.

В начале 2012 года в России действовали шесть предприятий по утилизации отравляющих веществ: «Леонидовка», «Почеп», «Щучье», «Марадыково», «Горный» и «Камбарка». При этом два последних завода с 2008 и 2009 годов соответственно перешли на переработку промышленных отходов.

По словам начальника управления по уничтожению химоружия при Минпромторге генерал-полковника Валерия Капашина, линии по уничтожению химоружия на объекте «Кизнер» будут приспособлены для утилизации сложных боеприпасов. Речь идет об артиллерийских снарядах, ракетах и авиабомбах с зарином, зоманом и VX. В таких боеприпасах помимо самих боевых отравляющих веществ содержатся еще и взрывчатые вещества. Утилизация этого оружия занимает больше времени, поскольку сначала его требуется разобрать, после чего отдельно уничтожить взрывчатое вещество и отдельно провести детоксикацию отравляющих веществ. Обезвреживание зарина и зомана производится при помощи моноэтаноламина и воды, VX ─ изобутилата калия, а люизита ─ методом щелочного гидролиза.

Для сравнения, в США утилизация сложных химических боеприпасов производится без разборки. В частности, используются установки T-60, DAVINCH и SDC2000, предназначенные для уничтожения артиллерийских боеприпасов калибров до 155 миллиметров и ракет. В таких установках в специальных камерах производится подрыв химбоеприпасов, после чего выделившиеся отравляющие вещества в смеси с кислородом подаются в камеру сгорания. Оттуда продукты сгорания отправляются в систему фильтров с обезвреживающими химическими веществами и активированным углем, а затем очищенный от вредных веществ газ просто выбрасывается в атмосферу.

Каких-либо политических последствий для России на международной арене в связи с затягиванием сроков уничтожения химического оружия не предвидится. В конце концов США тоже не укладываются в график, причем Штаты завершат уничтожение отравляющих веществ даже позже России. Однако отсрочка представляет опасность для населения и экологии страны, растущую с каждым годом.

Так, в 1998 году начальник Генерального штаба Вооруженных сил России Анатолий Квашнин в ходе выступления в Госдуме заявил, что даже самые «свежие» запасы химоружия были выпущены более десяти лет назад, а большинство запасов кожно-нарывных отравляющих веществ ─ в 1940-х годах. «Химическое оружие не может храниться бесконечное время с гарантированной степенью безопасности. Без излишней драматизации ситуации следует иметь в виду, что времени до того момента, когда химические боеприпасы “потекут” в массовом количестве, остается все меньше, и поэтому затягивание с решением вопроса о ликвидации этого оружия опасно», ─ сказал Квашнин, отметив, что некоторые населенные пункты уже вплотную приблизились к военно-химическим арсеналам.

По данным Организации по запрещению химического оружия на конец января 2013 года, за 16 лет действия конвенции в мире было уничтожено 55,5 тысячи тонн отравляющих веществ, или 78 процентов мировых запасов. Не уничтоженными остаются еще 15 тысяч тонн химбоеприпасов, произведенных в 1970-1980-х годах. Из них примерно десять тысяч тонн находятся в США и России.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *