Брюс Маккаби. НЛО и ФБР. История сокрытия фактов

Брюс Маккаби. НЛО и ФБР. История сокрытия фактов

 

Bruce Maccabee, Ph. D. UFO FBI connection. The Secret History of
the Government’s Cover-Up.

Москва, 2000

_*Доктор Брюс Маккаби, ученый-оптик, занимается проблемой НЛО уже
около сорока лет.
Его новая работа “НЛО и ФБР” – это смелая попытка проанализировать
причины того, почему до сих пор людям не говорят вceй правды о летающих
тарелках.
В книге впервые приведены засекреченные ранее документы.*_

Об авторе

Брюс Маккаби – ученый-физик с докторской степенью. Он
заинтересовался феноменом НЛО еще в 60-е годы и был первым, кто получил
рассекреченные документы ФБР по этой теме. В его распоряжении были также
документы ЦРУ, ВВС, армии и других силовых структур. За последние двадцать
лет он много раз выступал по радио и телевидению. Брюс Маккаби является
соавтором книги “НЛО существуют. Вот доказательства”.

Благодарности

Работая над этой книгой, я опирался на многочисленные исследования
целого ряда специалистов. Особенно я благодарен людям, которые приложили
много усилий, помогая мне получить бывшие, некогда засекреченные документы
различных государственных служб (кроме ФБР): Яну Олдриху, Дону Белинеру,
Джоэль Карпентер, Стентону Фридмену, Барри Гринвуду, Биллу Лапарлу, Хайме
Шандара и Роберту Тодду. Я также благодарю множество людей за публикации,
содержащие ценную информацию и проясняющие многие подробности. Вот их имена:
Ян Олдрих, Дон Берлинер, Джерри Кларк, Уэнди Коннорс, Стентон Фридмен, Барри
Гринвуд, Лорен Гросс, Майк Холл, Билл Мур, Кевин Рэндл, Эвард Раппелт (давно
скончавшийся), Хайм Шандар, Дон Шмитт, Брэд Спаркс и Майкл Сордс. Я также
очень признателен первым читателям рукописи этой книги за полезные
комментарии, особенно Элейн Дуглас, Карлу Пфлоку, Майклу Сордсу, а также
одному умному человеку, служившему в военной разведке и пожелавшему остаться
неизвестным.
Наконец, я благодарю многих исследователей из числа сотрудников
ФБР, ВВС и ЦРУ, составлявших эти исторические документы, которые теперь
помогают нам понять, как Военно-воздушные силы относились к проблеме НЛО в
первые годы их обнаружения.
Фразы в двойных кавычках или выделенные курсивом являются цитатами
из документов-источников.

 

Предисловие

Не удивительно, что Брюса Маккаби, физика-оптика, часто привлекают
к экспертизе кино-, фото- и видеоматериалов об НЛО. У него за плечами
тридцать лет работы в различных засекреченных исследовательских программах и
проектах, таких, например, как СОИ, или “Звездные войны”. Он хорошо знает
свой предмет. Его статьи о фотоснимке НЛО, сделанном в 1950 году в городе
Макминнвиль, штат Орегон, и об НЛО, снятом на кинопленку с борта самолета в
Новой Зеландии в 1978 году, печатали серьезные научные журналы. А его статья
о знаменитом наблюдении НЛО в Галф-Бриз, штат Флорида, цитировалась в книге
Эдварда и Франсез Уолтерс “НЛО в Галф-Бриз”. Дополнительные сведения об этих
и других наблюдениях НЛО имеются в книге Эдварда Уолтерса и Брюса Маккаби
“НЛО существуют. Вот доказательства”.
В своей новой работе доктор Маккаби, имея доступ к архивным
материалам, отделяет реальные факты от официальной дезинформации об НЛО. В
70-х годах благодаря своей настойчивости, а также вышедшему в то время
Закону о свободе информации и вмешательстве в личную жизнь (FIOPA) ученому
удалось получить около тысячи шестисот страниц строго засекреченных
документов ФБР. В своей книге автор ясно показывает, что ФБР и, в
особенности, его директор Джон Эдгар Гувер серьезно подходили к вопросу об
НЛО и наблюдениях за ними. И это несмотря на его неоднократные ответы на
запросы многочисленных энтузиастов, что вопрос касательно НЛО “никогда не
входил и не будет” входить в ответственность ФБР.
Читая по всему миру лекции на тему “Летающие тарелки действительно
существуют”, мне, физику-ядерщику, приходилось отвечать на тысячи различных
вопросов слушателей, журналистов и ведущих телевизионных ток-шоу. Многие
вопросы касались противоречащих друг другу документов, относящихся к
операции “Величественная дюжина”, – о них речь идет в моей книге “Совершенно
секретно/магия”. Дело в том, что происхождение некоторых документов не
установлено, и исследователи подвергают сомнению их подлинность. Чтобы
избежать подобной ситуации, доктор Маккаби в своей новой книге использовал
только официальную документацию. Это дает ему возможность, не вступая в
дискуссию о происхождении того или иного документа, сосредоточиться
исключительно на его содержании. Из этих материалов следует, что ФБР ведет
гораздо более открытую политику относительно НЛО, чем ЦРУ, Агентство
национальной безопасности, Национальный департамент стратегических
исследований, Управление специальных расследований ВВС США, Морская разведка
и командование ПВО.
Значительная часть исследований доктора Маккаби посвящена связи
ФБР с другими структурами, например, с Военно-воздушными силами в том, что
касается НЛО. Происходили консультации представителей ФБР, Комиссии по
атомной энергетике и ВВС, на которых обсуждались появления НЛО, особенно
около строго засекреченных объектов, таких, как Национальная лаборатория в
Ок-Ридж, штат Теннеси, лаборатория в Лос-Аламосе и других государственных
объектов в штате Нью-Мексико.
Люди, ответственные за безопасность этих объектов, очень серьезно
воспринимают феномен НЛО вопреки заявлениям различных официальных лиц.
Важно понять, что до сих пор очень мало документов об НЛО с
бывшими грифами “Совершенно секретно” и “Совершенно секретно/доступ только с
паролем” увидели свет. С юридической точки зрения отказ правительства
предать огласке такие документы оправдан, так как вопросы, связанные с
национальной безопасностью составляют одно из многих исключений Закона о
свободе информации. Закон запрещает обсуждать данные, содержащиеся в
документах с грифом “Секретно” или “Для служебного пользования”, поэтому мы
не можем знать, сколько осталось не рассекреченных, закрытых материалов.
Президентский Указ N 12958, который станет законом в апреле 2000 года,
затруднит засекречивание документов в правительственных структурах. Будем
надеяться, что в недалеком будущем доктор Маккаби будет иметь в своем
распоряжении гораздо больше документов.
Эта книга – не погоня за сенсациями. Это серьезный анализ
открывшейся информации об удивительном факте связи ФБР и НЛО. Доктор Маккаби
приоткрывает завесу над настоящими “Секретными материалами”. Стентон
Фридман. Июнь 1999 года.

Вступление. “Секретные материалы” существуют!

ФБР действительно расследовало случаи появления неопознанных
летающих объектов, или так называемых “летающих тарелок” или “дисков”, более
пятидесяти лет назад; с этого времени и начинается отсчет наблюдений за НЛО.
Термин “Секретные материалы” (в оригинале “X-files”) получил
популярность благодаря телесериалу, демонстрировавшемуся на канале Fox, где
показывались приключения двух агентов ФБР, расследовавших дела, весьма
необычные для простых агентов, – явления парапсихологии, реинкарнации,
вампиризм и, в особенности, НЛО. Крупные и мелкие интриги, связанные с НЛО,
закручиваются вокруг агента Фокса Малдера, который не только верит в
существование неопознанных летающих объектов, но и подозревает, что его
младшую сестренку похитили инопланетяне и так и не вернули на Землю. Он
постоянно ищет доказательства. С другой стороны, его напарница, Дана Скалли,
скептически относится к паранормальным явлениям. Она пытается объяснить их
происхождение естественными причинами даже после того, как она также
становится непосредственно вовлеченной в феномен НЛО.
В интриге “Секретных материалов” существует некий заговор: некая
группа людей внутри правительства или вне его, знает, что НЛО существуют, и
всеми возможными способами старается скрыть правду от широкой
общественности. Некоторые из причастных к тайне предоставляют Малдеру ключи
к разгадке, но их “нейтрализуют” члены группы, контролирующие “закрытость
этой темы”. Более того, кажется, что чем ближе Малдер и Скалли подбираются к
истине, тем ближе они подходят к собственной “нейтрализации”.
Крис Картер, создатель “Секретных материалов”, нашел, чем
заинтересовать американцев. Основываясь на успехе сериалов “Нераскрытые
тайны”, “Видения” и “Встречи”, “Секретные материалы” сводят все загадочные
явления вместе и искусно сплетают их в захватывающий сюжет. Вероятно,
популярность “Секретных материалов” кроется в том, что, согласно опросам
института Гэллопа и других центров изучения общественного мнения,
проведенным за последние сорок лет, примерно половина американцев верит в
реальность НЛО. Более того, недавний опрос Роупера показал, что целых семь
процентов американцев верит, что они видели неопознанные летающие объекты.
“Секретные материалы” очень привлекательны еще и тем, что их пишут
люди, в достаточной степени знакомые с феноменами, о которых они
рассказывают. Но сериал неточно отображает интерес ФБР к НЛО. Тем не менее,
он правильно отразил два факта (возможно, по чистой случайности): во-первых,
ранее агенты ФБР действительно расследовали случаи появления НЛО, и,
во-вторых, результаты этих расследований часто подшивались в папки с
названием “Летающие диски. Вопросы безопасности – X”. Это настоящие
“Х-файлы”.
ФБР также собирало и хранило информацию, переданную ему
следователями Военно-воздушных сил, у которых были собственные секретные
сведения об НЛО. Эти сведения впервые приведены в этой книге. Как увидит
читатель, некоторые данные ФБР и ВВС доказывают, что высшие чины
Военно-воздушных сил знали о необъяснимых явлениях и наблюдениях очевидцев и
всерьез рассматривали гипотезу о том, что НЛО – это внеземные средства
передвижения!
Но как это может быть? Это же все вымысел! Ведь, в конце концов,
каждому здравомыслящему человеку известно, что НЛО видят только
“свихнувшиеся” и те, кто ищет дешевой популярности. Но не будем торопиться.
Интересно, что бы подумала скептик, агент Скалли, доведись ей увидеть
настоящие секретные материалы. Стала бы она отрицать наблюдения, очевидцами
которых были уважаемые граждане Соединенных Штатов, офицеры ВВС, летчики и
полицейские? Стала бы она отрицать показания двух очевидцев, одним из
которых был сотрудник сверхсекретного Национального агентства безопасности,
а вторым – сотрудник ФБР? Стала бы она отрицать сведения, которые ФБР
удерживало в тайне от американцев, пока наконец не вышел Закон о свободе
информации и вмешательстве в личную жизнь?
Все отчеты об НЛО до недавнего времени были строго засекречены.
Теперь благодаря вышеуказанному Закону, а также энтузиазму многих уфологов,
вы узнаете то, что ФБР и ВВС знали почти пятьдесят лет назад. Скептики и
поборники сокрытия фактов надеются, что вы не станете читать эту книгу.
Однако феномен НЛО существует и вполне может статься, что это посланцы из
других миров.
Истина не “где-то там”, она здесь! Читайте!

ГЛАВА 1. Связь НЛО и ФБР

_”Я это сделаю, но сначала нам нужно получить доступ ко всем
найденным дискам…” Дж. Эдгар Гувер. 11 июля 1947 года._

Телетайп в штабе Федерального бюро расследований в Вашингтоне
внезапно ожил и начал громко печатать срочное сообщение от старшего
специального агента (ССА):

_ Отделение ФБР, г. Альбукерке.
5:37 пополудни по местному времени.
Кому: Директору ФБР.
От: ССА, Альбукерке, 62, штат Нью-Мексико.
Информация по поводу: Неопознанный летающий объект в Сокорро, штат
Нью-Мексико. _

Сообщение описывало объект, замеченный 24 апреля 1964 года Лонни
Заморой, уважаемым всеми полицейским офицером в городе Сокорро, штат
Нью-Мексико. Недалеко от города Замора видел странный неопознанный объект и
двух человекоподобных существ на земле. Затем объект с ревом взлетел,
оставив на земле вмятины. Офицер по рации вызвал помощь, и двое его коллег
приехали буквально через пару минут после того, как объект исчез в небе; они
заметили, что Замора выглядел бледным и потрясенным. Спустя несколько минут
появились сотрудники ФБР. Старший специальный агент Артур Бирнс неофициально
опросил Замору и на следующий день послал по телетайпу рапорт в свой штаб. В
течение следующих нескольких недель он посылал сообщения, касающиеся
расследования командованием ВВС этого случая, который и по сей день остается
необъясненным (см. главу 23). Это лишь один эпизод, хранящийся в файле
(cлово “файл” в книге употребляется, как правило, не в привычном для нас
значении (компьютерный файл), а скорее соответствует словам “папка” или
“дело”. – прим. ред.) ФБР за N 62-83894, файле о летающих дисках – настоящих
секретных материалах!
Но как это может быть? ФБР не будет связываться с такими бреднями,
как НЛО и летающие тарелки. В настоящее время ФБР не расследует феномен НЛО
(во всяком случае, так там утверждают). Но так было не всегда.

_ Факт: в июле 1966 года один писатель по телевидению попросил
помощи у ФБР, чтобы оно проверило личность человека, свидетельствовавшего о
появлении НЛО. _

_ Факт: Директор ФБР Джон Эдгар Гувер ответил, что “расследование
случаев с неопознанными летающими объектами не является и никогда не
являлось объектом оперативной деятельности ФБР (выделено мной)”.

Вопрос: Гувер лгал? _

С 1980 года не прекращаются споры о том, что же именно разбилось в
начале июля 1947 года в пустыне около городка Розуэлл, штат Нью-Мексико. 8
июля армейские воздушные силы (воздушные силы входили в состав армии до 18
сентября 1947 года) на военно-воздушной базе в Розуэлле, командиром которой
был полковник Уильям Бланчард, выпустили пресс-релиз, где говорилось, что на
соседнем ранчо разбилась летающая тарелка. Далее утверждалось, что ее
остатки были собраны армейским подразделением под командованием майора
Джесса Марсела, офицера разведки базы. В пресс-релизе также сообщалось, что
обломки были отправлены по воздуху “в вышестоящий штаб”. Через несколько
часов генерал-майор Клементс Мак-Маллен, заместитель командующего
стратегическими воздушными силами в Пентагоне, позвонил бригадному генералу
Роджеру Рейми, командующему 8-м военно-воздушным корпусом на базе Форт-Уэрт,
штат Техас. Звонок принял полковник Томас Дюбоуз, в то время адъютант
генерала Рейми. В интервью сорок лет спустя Дюбоуз сообщил, что Макмаллен
приказал Рейми замять инцидент, чтобы “не приставала с расспросами пресса”.
Генерал Реймн придумал объяснение, – он сказал репортерам, что собранные в
пустыне около Розуэлла обломки принадлежали метеорологическому зонду и что
спецрейс, который должен был доставить остатки зонда для экспертизы на
авиабазу Райт в штат Огайо (в настоящее время Военно-воздушная база
Райт-Паттерсон), отменен.
Примерно через тридцать лет ушедший в запас Джесс Марсел рассказал
уфологам, что, пока генерал объяснял репортерам про метеорологический зонд,
настоящие обломки были отправлены специальным бортом на авиабазу Райт.
Исследователи понимали, что остатки зонда мог определить практически каждый
военный. Их не нужно было отправлять на экспертизу в лабораторию. Может
быть, задавали себе вопрос исследователи, Марсела подвела память? Вероятно,
не было никакого спецрейса, и в этом случае обломки действительно могли
принадлежать метеозонду? Обнаружилось, что ответ был похоронен в файле ФБР!

_ Факт: В 6:17 пополудни 8 июля 1947 года агент ФБР в Техасе
отправил по телетайпу срочный рапорт, в котором говорилось, что найден
объект, “напоминающий стратосферный аэростат с радарным отражателем”. В
телетайпном сообщении также говорилось, что найденный материал “отправляется
специальным бортом на авиабазу Райт для исследований”. Таким образом,
похоже, что Джесс Марсел был прав: спецрейс не был отменен. Однако
“телефонный разговор… с авиабазой Райт не подтвердил это сообщение”. _

(Тридцать лет спустя Оливер Уэнделл Хендерсон по прозвищу
“Папаша” подтвердил, что полет на аэродром Райт состоялся. Он был
знаменитым летчиком времен Второй мировой воины (30 вылетов на Германию), а
во время службы в Розуэлле в конце 40-х годов пилотировал группы ученых
и военных наблюдателей на испытания атомных бомб, так как у него был
допуск высшей секретности. В 1977 году он рассказал доктору Кромшредеру о
том, что пилотировал самолет, перевозивший обломки НЛО из Розуэлла на
аэродром Райт. Более того, он сказал, что видел сами обломки и тела
инопланетян! Через четыре года Хендерсон рассказал то же самое своей жене
и дочери. Хендерсон умер в 1986 году).
Генерал Рейми вновь объявился через пять лет в роли дезинформатора
на одной из пресс-конференций, происходившей во время пика активности
наблюдений НЛО летом 1952 года. (См. главу 19).
Летом 1994 года ВВС фактически признали, что Рейми солгал, когда
говорил, что были найдены обломки метеозонда с радарной мишеньюю На самом
деле это были обломки сверхсекретного в то время воздушного шара, который
отслеживал советские ядерные взрывы по проекту “Могул”. Это объяснение не
убедило уфологов, поскольку устройство воздушного шара “Могул” напоминало
ряд соединенных между собой зондов наподобие метеорологических. Специалисты
высокого класса на базе Розуэлл без труда опознали бы их. 24 июня 1997 года,
в пятидесятую годовщину первого широко известного наблюдения летающих
дисков, или летающих тарелок (см. ниже), ВВС опубликовали еще одно
объяснение инцидента в Розуэлле. Несколько человек видели маленькие
гуманоидные, но не человеческие тела. ВВС предложили вариант, что это были
манекены, использовавшиеся для испытаний стратосферных парашютов. Такие
человекоподобные манекены сбрасывались на Юго-Западе США бесчисленное
количество раз во время экспериментов в 50-х годах. Однако уфологи отвергли
объяснение военных, потому что первые манекены были сброшены лишь через
шесть лет после происшествия в Розуэлле, и ни один из них не приземлился в
этом районе.

_ Факт: 9 июля 1947 года бригадный генерал Джордж Шулген, начальник
Отдела разведывательных исследований разведки Воздушного корпуса армии,
попросил помощи у ФБР в расследовании отчетов о наблюдении летающих тарелок.
Он хотел знать, были ли эти отчеты результатом попыток пособников
коммунистов или советских агентов в США “вызвать истерию и страх перед
секретным русским оружием”, предоставляли ли свидетели правдивые отчеты или
просто искали популярности, была ли у них политическая программа. Генерал
хотел, чтобы ФБР ответило на эти вопросы._

Шулген сказал в ФБР, что его разведывательная организация
использовала “всех своих ученых”, чтобы определить, “мог ли такой феномен
иметь место”. Он вместе с несколькими учеными и психологом допрашивал
военного пилота, который наблюдал НЛО. В результате интенсивного опроса
пилот остался “непреклонен во мнении, что видел летающую тарелку”. Шулген
сказал, что “ведется расследование в направлении того, что летающие объекты
могут быть небесными явлениями, а также в том, что они представляют собой
иностранные управляемые механизмы”. Другими словами, они могли иметь
иностранное (то есть русское) или небесное происхождение. Генерал Шулген
заверил ФБР, что в настоящее время не ведется никаких секретных военных
испытаний, которые бы могли стать причиной появления летающих тарелок, и
предложил Федеральному бюро расследований тесное сотрудничество. Он сказал,
что передаст “отчеты своих экспертов и результаты исследований различных
объектов ВВС” и, “если ФБР согласится на совместную работу в этой области,
то он предоставит любое доступное ему оборудование для идентификации этого
феномена и его ликвидации”.
Через два года в получившей широкое распространение журнальной
статье напишут, что разведка ВВС неохотно расследовала случаи с летающими
тарелками, потому что ее сотрудники считали эту проблему надуманной.
К этому времени в общенациональной прессе были, опубликованы
десятки случаев наблюдения круглых блестящих металлических объектов,
названных газетчиками “летающими тарелками”. Они включали наблюдение 24 июня
Кеннетом Арнольдом (первый широко известный случай, который так и не
объяснили!), наблюдение девяти НЛО капитаном И. Дж. Смитом и экипажем рейса
Юнайтед Эйрлайнс также девяти НЛО 4 июля (которое тоже не объяснили). Через
много лет уфологи, пролистывая тысячи местных газет, обнаружили, что в тот
период наблюдений было не просто несколько десятков или даже несколько
сотен, но несколько тысяч по всей территории США и в других странах. Большая
часть местных новостей не попадала в центральную прессу. Поэтому, когда
генерал Шулген обратился за помощью в ФБР, никто из правительства или
военных не знали о реальных масштабах происходящего.

_ Факт: Гувер сказал: “Я это сделаю!” _

Помощник директора ФБР Дэвид М. Лэдд считал, что беседа с
очевидцем появления летающей тарелки – пустая затея, “большая часть этих
случаев с так называемыми дисками – просто шутки”. Однако Клайд Толсон,
правая рука Гувера, был с этим не согласен. “Думаю, мы должны это сделать”,
написал он Гуверу. Тот принял сторону Толсона, но с определенным условием.
“Я это сделаю, но сначала нам нужно получить доступ ко всем найденным
дискам. Например, в Луизиане армейцы скрывают диск и не дают нам провести
хотя бы поверхностное обследование”. Гувер затребовал доступ ко всем
обнаруженным дискам, потому что это была работа ФБР – лабораторное
исследование с целью определения происхождения деталей, из которых были
сделаны диски. Если какие-то детали не были произведены в США, то
существовала вероятность, что так называемый диск был оружием иностранного
производства или одной из форм психологической войны, ведущейся против США
иностранным государством.
Слова Гувера о Луизиане относились к мистификации, устройству,
найденному 7 июля в Шревепорте, штат Луизиана. Кто-то собрал модель летающей
тарелки и шутки ради подбросил ее во двор соседу. Об этом узнала армейская
разведка и конфисковала модель для экспертизы прежде, чем местный агент ФБР
успел взглянуть на нее. Не было найдено ничего необычного – несколько
электронных и механических деталей с маркировкой “Сделано в США”. Случай в
Шревепорте не был единственной мистификацией, отмеченной в файлах ФБР.
Очевидно, что некоторые думали, будто наблюдения НЛО это не более, чем
шутка, и решили позабавиться сами. Отчеты содержат с десяток мистификаций
наряду с сотнями правдивых случаев.
Гувер одобрил рекомендацию Толсона, и так начался двухмесячный
период официального расследования, за которым последовали многие годы, когда
ФБР собирало относящуюся к НЛО информацию, пользуясь отчетами
Военно-воздушных сил и другими источниками. Оно, со своей склонностью
получать все разнообразные сведения, которые могут оказаться полезными
Гуверу, делало все втайне.
В 1976 году, когда я запросил у ФБР все данные об НЛО, пользуясь
только что вступившим в силу Законом о свободе информации, я не надеялся на
удачу. Никогда не существовало явных свидетельств, что Бюро занималось
расследованиями случаев с неопознанными летающими объектами. Единственным
человеком, который что-то знал, был капитан Эдвард Дж. Раппелт, первый
директор программы “Голубая книга”. Это была широко известная программа ВВС,
расследовавшая случаи наблюдения НЛО с 1952 по 1969 год. Раппелт написал
книгу о первых восьми годах своей работы под названием “Отчет о неопознанных
летающих объектах”, где утверждал, что “ФБР никогда открыто не проявляло
интерес к наблюдениям НЛО. Поэтому я был удивлен, когда узнал, что в
“Х-файлах” Бюро хранится более тысячи страниц, посвященных летающим
тарелкам. Я обнаружил, что в материалах ФБР содержатся некоторые ранние
рапорты, не попавшие в “Голубую книгу”, которую командование ВВС называло
самым полным собранием документов и отчетов о наблюдениях НЛО. Еще больший
интерес вызвал тот факт, что в материалах ФБР содержатся комментарии
офицеров Военно-воздушных сил, участвовавших в расследовании в первые годы.
Например, комментарий, что “представители военного командования всерьез
рассматривают возможность того, что НЛО – это межпланетные корабли”!

ГЛАВА 2. Вопросы безопасности – X… Настоящие “секретные материалы”

Агенты ФБР уже на протяжении нескольких недель посылали
неофициальные отчеты в штаб, как вдруг 30 июля 1947 года на места поступила
директива: “Вы обязаны расследовать каждый случай наблюдения летающего диска
с целью определить, является ли данное наблюдение подлинным, воображаемым
или мистификацией… Бюро должно быть информировано немедленно по телетайпу
о всех случаях и результатах дознания”. В директиве также указывалось, что
агенты ФБР должны предоставлять копии своих рапортов дознавателям из ВВС.
Разведка ВВС “выражала обеспокоенность, что данные наблюдения могли быть
результатом действий подрывных элементов с целью вызвать массовую истерию”.
Однако военные также сообщили ФБР, что НЛО может тащить “на буксире”
несколько дисковидных планеров. Когда планеры отделяются, “они набирают при
спуске огромную скорость и опускаются (!) на землю по дуге”. Тот факт, что в
ВВС верили в эту достаточно странную версию, говорит о том, что их эксперты
верили, что тарелки действительно были летающими объектами и пытались
объяснить, как они могли использоваться иностранными государствами.
За последующие два месяца ФБР опросило более десятка очевидцев и
не обнаружило свидетельств подрывной работы, но оно обнаружило свидетельства
реальности летающих тарелок. Вот несколько рапортов.

_ Рапорты о летающих дисках.
17 сентября 1947 года.
Вопросы безопасности – X… _

Вышеприведенная шапка предваряет опрос ФБР Фреда Джонсона,
золотоискателя. Джонсон написал в ВВС письмо, в котором говорил, что видел
те же самые объекты, что и Кеннет Арнольд, примерно в то же время, 24 июня
после полудня (Арнольд говорил, что видел девять полукруглых плоских
сверкающих объектов, летящих на юго-запад на большой скорости – около 3000
км в час – мимо горы Рейниер в штате Вашингтон. В полете объекты наклонялись
вправо и влево. Они исчезли в районе горы Адамс, примерно в 80 км к югу.
Хотя наблюдению Арнольда нашли десяток объяснений, все они были
неубедительными. Этот случай остается необъясненным).
ВВС попросили ФБР опросить его.
Согласно отчету ФБР, Джонсон искал золото у горы Адамс. Он увидел
пролетающие наверху объекты и близко рассмотрел их в телескоп. (Он был
первым человеком, использовавшим телескоп для наблюдения за НЛО). Джонсон
подтвердил описание Арнольда: общие круглые очертания и высокая скорость. Он
сказал, что летающие тарелки были примерно десяти метров в диаметре и во
время полета наклонялись то в одну, то в другую сторону. Они скрылись из
вида в облаке, “стоя на ребре”. Когда объекты пролетали над ним, стрелка
компаса закрутилась вперед и назад. (Это первый известный отчет об
электромагнитном влиянии летающих тарелок). Джонсон сказал агенту ФБР, что
узнал о наблюдении Арнольда только через несколько дней и написал в ВВС,
чтобы подтвердить его. Агент ФБР обратил внимание, что “Джонсон показался
ему человеком, заслуживающим всякого доверия”, – он промышлял золото на
северо-западе США на протяжении сорока лет.
В программе “Голубая книга” наблюдение Фреда Джонсона занимает
исключительное место. Это первый из семисот отчетов, которые ВВС признали
необъяснимыми на момент закрытия “Голубой книги” в 1969 году (программа
“Голубая книга” (1952-1969) и ее предшественницы, программа “Знак”
(1948-1949) и “Зависть” (1949-1952), – единственные известные попытки ВВС
собрать и систематизировать наблюдения НЛО. Материалы этих исследовательских
программ были перенесены на микропленку и переданы Национальному архиву в
1975 году).
Поскольку наблюдение Арнольда случилось минутами раньше,
проницательный читатель может задать вопрос, почему оно не стало первым
необъясненным наблюдением, а Джонсона – вторым. Дело в том, что аналитики
ВВС истолковали первый случай миражом! Естественно, нелогично утверждать,
что объекты, увиденные Арнольдом и Джонсоном, могут быть одновременно
объяснены и не объяснены. Это лишь один пример противоречивого подхода
Военно-воздушных сил к феномену НЛО.

_ Кому: Директору ФБР, 17 сентября 1947 года
От: ССА в Финиксе
Тема: Рапорты о летающих дисках… _

Так начинается сообщение в штаб ФБР об опросе Уильяма Роудса из
Финикса, штат Аризона, который сделал недалеко от своего дома два снимка
НЛО. Объект на фотографии напоминает объекты, увиденные Кеннетом Арнольдом.
Роудс отдал негативы ФБР, понимая, что они будут переданы разведке ВВС и их
вряд ли ему вернут. И оказался прав.
Через полтора года эти фотографии были помещены в специальном
отчете с грифом “Совершенно секретно” и под названием “Анализ появления
летающих объектов над территорией США”. Отчет был составлен Дирекцией
разведки Военно-воздушных сил совместно с Военно-морской разведкой. Согласно
данному документу, “эти фотографии были обследованы экспертами,
утверждающими, что они подлинные…”. (Этот документ рассматривается в главе
5, он не был рассекречен и опубликован вплоть до 1985 года).

_ Срочно. 11 августа 1947 года
Летающие диски
Вопросы безопасности тире X… _

Так начинается телетайпное сообщение из Портленда, штат Орегон, в
котором говорится, что вечером 6 августа 1947 года бывший пилот ВМФ дважды
видел таинственный летящий объект. Пилот летел в районе аэропорта Трай-Сити
в Миртл-Крик, штат Орегон, на высоте около ста двадцати метров, когда увидел
блестящий сферический объект на высоте от тысячи шестьсот до двух с
половиной тысяч метров. Он летел на восток, набирая высоту, на скорости
около тысячи шестьсот км в час. Пилот не заметил инверсионный след.
После исчезновения объекта летчик посадил самолет; затем снова
совершил взлет, так как это входило в обучение курсантов. И снова он увидел
сферический объект, который пропал из вида на высокой скорости. Пилот
определил его размер в десять метров. Курсанту он показался
пятнадцатиметровой сферой. Он сказал, что второй объект на высокой скорости
поднялся прямо в небо и исчез примерно через сорок пять секунд. Во время
наблюдения небо было чистое, солнце стояло низко на западе.

_ Срочно. 13 сентября 1947 года
Летающие диски… _

В этом телетайпном сообщении, в частности, говорилось: “Шеф
полиции Портленда утверждает, что около 5:15 пополудни видел объект,
напоминающий по размерам метеозонд. Объект, как ему показалось, был сделан
из алюминия или другого блестящего металла, он быстро передвигался с
северо-запада на юго-восток на высоте приблизительно трех тысяч метров.
Объект свернул на юг и примерно через минуту пропал из вида. Его также
наблюдали полицейские Портленда… Проводится расследование”.
Прилагавшийся к телетайпному сообщению рапорт начинался заголовком
“Летающие диски. Вопросы безопасности – X”. В нем приводились свидетельские
показания других полицейских, находившихся в северо-восточной части
Портленда и первыми увидевших объект, который подлетал с востока. Они по
рации попросили проследить за ним находившихся южнее коллег. Шеф полиции
Леон Дженкинс ответил на вызов и увидел “круглый серебристый объект на
высоте примерно трех тысяч метров, перемещавшийся с северо-востока на
югозапад”. Вначале он подумал, что это метеозонд, но “дальнейшее наблюдение
убедило его, что объект не мог быть метеозондом, так как летел с чрезвычайно
высокой скоростью. Дженкинс видел, как он постепенно поворачивал на юг и в
это время “его форма менялась, пока не стала яйцеобразной. Он исчез примерно
через тридцать секунд”.

_ ФБР в городе Батт, 15 августа 1947 года,
5:45 пополудни.
Директору ФБР.
Срочно… _

“Х-файл” по летающим тарелкам содержит много наблюдений, собранных
ВВС и переданных ФБР.
Они включают бесчисленные наблюдения летчиков, полицейских и
других людей. В большинстве случаев объекты видели издалека, за исключением
одного.
Этот случай произошел с А. С. Юри и его сыновьями, жившими в
Снейк-Ривер-Каньон, в Твин Фоллс, штат Айдахо. 13 августа 1947 года около
часа дня Юри “послал мальчиков на реку принести из лодки веревку. Когда ему
показалось, что они задерживаются, он вышел из сарайчика, чтобы посмотреть,
чем они занимаются. Он увидел их метрах в ста, глядящими на небо, взглянул
вверх и увидел то, что назвал летающим диском”. Этот странный объект летел
на высокой скорости вдоль каньона, который в этом месте был глубиной около
ста тридцати метров и шириной метров четыреста. Объект летел метрах в
двадцати над дном каньона и двигался вверх и вниз. Похоже, он следовал
складкам холмистой местности.
Юри определил, что длина его составляла метров шесть, а ширина и
высота – метра три. По бокам, как показалось Юри, виднелись выхлопные
отверстия. По форме он очень напоминал шляпу – плоское, основание с куполом
наверху. Он был бледно-голубого цвета, и Юри подумал, что его очень трудно
заметить на фоне голубого неба, хотя объект четко выделялся на фоне стен
каньона. На каждой стороне виднелось продолговатое огненное свечение – как
бы выхлопы. Юри сказал, что когда объект пролетал над деревьями, они не
закачались, как обычно, а, скорее, их вершины закрутились; и это показывает,
что воздух под объектом сворачивался в воронку. Они с сыновьями в течение
нескольких секунд успели очень четко разглядеть объект, прежде чем через
пару километров он скрылся за деревьями. Объект летел со скоростью тысяча
шестьсот км в час.
ФБР узнало, что 13 августа 1947 года Юри и его сыновья были не
единственными свидетелями летающей тарелки. Член Совета округа и бывший
шериф Л. У. Хокинс и его знакомый находились приблизительно в шестидесяти
километрах от Твин-Фоллс, когда увидели высоко в небе два круглых блестящих
летевших с большой скоростью объекта. Хокинс сказал, что его заставил
посмотреть вверх звук, напоминавший эхо мотора.
Представленные здесь наблюдения – лишь маленький отрывок из
Х-файлов ФБР по “летающим дискам”. Мы дадим еще несколько. Но сначала
необходимо показать деятельность ВВС по расследованию наблюдений НЛО, потому
что именно из-за их противоречивой деятельности материалы и оказались в
“Х-файлах” ФБР.

ГЛАВА 3. Тайные операции ВВС

_”…настоящие, а не вымышленные или придуманные…”. Генерал-лейтенант Натан Твайнинг, сентябрь 1947 года_

В июле, августе и сентябре 1947 года штаб ФБР получил два десятка
отчетов о наблюдениях НЛО и некоторые другие документы, предоставленные
Военно-воздушными силами. Предполагалось, что они будут храниться в отчетах
программы “Голубая книга”, однако некоторые из документов были найдены
только в файлах ФБР. Один из них дает ясную картину того, как обстояли дела
на тот момент с “ситуацией с летающими тарелками”. Этот документ,
приведенный ниже, не содержит ни подписи, ни числа, но его расположение по
временной последовательности в папках ФБР указывает, что он был написан в
конце июля, после того, как в ВВС собрали и проанализировали около двух
десятков наблюдений.

_ После тщательного изучения отчетов, отобранных по критериям
правдивости и надежности, было сделано несколько заключений.
а) ситуация с “летающими тарелками” не вымышленная и не может быть
отнесена к преувеличению роли природных явлений – что-то непонятное
действительно летает;
б) отсутствие высокопоставленных представителей в расследованиях,
при срочных и строгих требованиях к расследованиям, исходящих свыше, дают
более чем вероятный повод утверждать, что дело заключается в секретном
проекте, о котором известно президенту и др.;
с) чем бы ни были объекты, об их внешнем виде можно сказать
следующее:
1. Поверхность объектов металлическая, указывающая, по крайней
мере, на металлическую облицовку.
2. Когда за объектом наблюдается след, он слегка окрашен и
напоминает голубовато-коричневый туман, похожий на выхлоп реактивного
двигателя. В отличие от твердотопливных ракет, одно это наблюдение
указывает, что горючее может нагнетаться; это говорит о жидкостном двигателе.
3. Что касается формы, все наблюдения сходятся в том, что объект
круглый, или, по крайней мере, эллипсоидный, с плоским основанием и
небольшой выпуклостью сверху. Размеры приблизительно сходятся с самолетами
С-54 или Констеллейшен (каждый их этих самолетов имел размах крыльев около
40 м и длину фюзеляжа – около 30 м).
4. В некоторых отчетах упоминаются два триммера, расположенных
сзади и симметричных оси полета.
5. Наблюдения включали групповые полеты, от трех до девяти
объектов в четком строю и всегда со скоростью свыше пятьсот шестидесяти км в
час.
6. Диски в полете качаются в боковой плоскости, что может быть
следствием “змеиного хода” (“Змеиный ход” – это полет то направо, то налево,
что оставляет след наподобие следа змеи). _

Приведенное выше утверждение вполне могло быть написано
подполковником Джорджем Д. Гарреттом из разведки ВВС в Пентагоне (AFI) (AFI
- Air Force Intelligence. – Прим. ред.).
19 августа 1947 года он сказал связному из ФБР, специальному
агенту Рейнольдсу, что начальство “давило на разведку с отчаянной силой”,
чтобы выяснить причины наблюдений НЛО в Швеции летом 1946 года; а об
американских наблюдениях “оно, похоже, нисколько не заботится”. Гарретт
сказал, что многие свидетели были “подготовленными людьми… достойными
членами общества”, под этим он подразумевал, что “кое-кто в правительстве
знал все об этих объектах”.
Размышления подполковника Гарретта послужили поводом для ФБР
провести дополнительные проверки начальства ВВС, дабы удостовериться, что
Бюро не тратит зря времени, расследуя какиенибудь засекреченные испытания
военных. Бригадный генерал Шулген, установивший первоначальный контакт с
ФБР, и занялся этим расследованием. 5 сентября 1947 года он сообщил: “Полный
обзор исследовательских программ показал, что Военно-воздушные силы не
проводят никаких сверхсекретных испытаний с характеристиками, подобными тем,
что связаны с летающими дисками”.
Хотя Гарретт и автор приведенного выше документа и ошибались,
думая, что летающие тарелки были секретным проектом военных, его
предположения, что начальство о них знало, могли иметь под собой основания.
Особенно если обломки из Розуэлла (см. главу 1) в действительности были
остатками инопланетного корабля, то некоторым высшим правительственным
чиновникам, а также высокопоставленным военным не нужно было, чтобы была
установлена реальность существования летающих тарелок. У них были прямые
доказательства.
Впоследствии, оправившись от шока подобного открытия, военное
руководство поймет, что ему нужна полная информации об НЛО, чтобы
определить, куда они летали и что делали, то есть, выражаясь их языком,
определить “тактику” летающих тарелок. Военным одновременно нужны были
отчеты и необходимо было скрыть сведения об обломках из Розуэлла. Для этого
военное начальство должно было сделать две вещи: во-первых, приказать своим
подчиненным собирать информацию о наблюдениях и, во-вторых, отрицать
доказательства, что летающие тарелки существуют. Отрицать можно было двумя
способами. Первый: говорить, что убедительных доказательств нет; или второй:
действовать, как если бы твердых доказательств не было. В последнем случае
военное начальство подчеркивало бы важность сбора визуальной информации,
чтобы определить, существуют ли в действительности НЛО. Имелся также еще
один, запасной вариант: если подчиненные (бригадные генералы, полковники,
капитаны и т.д.) сами поняли бы потенциальную угрозу со стороны летающих
тарелок и начали бы собирать и анализировать информацию, то высшему
начальству об этом не стали бы даже и докладывать.
Таким образом, если обломки из Розуэлла действительно принадлежали
межпланетному кораблю, тогда приведенный выше документ показывает, что к
концу июля началась операция прикрытия, решение было найдено и прямые
доказательства были скрыты за “железным занавесом”.
В этой книге будет доказано, что к концу 40-х годов ВВС скрывали
факт, что у них имелось достаточно доказательств, основанных на одних
наблюдениях, чтобы утверждать о реальности существования летающих тарелок.
ВВС также скрывали, что некоторые высшие чины втайне верили, что НЛО были
межпланетными кораблями. Эти факты достоверны, даже если так называемые
обломки из Розуэлла не были остатками чужого космического корабля. В
противном случае они сами по себе служили бы твердыми доказательствами.
Предположим, что в июле 1947 года на самом деле разбился чужой
корабль. Предположим, что высшие правительственные и военные чины
(президент, высшие генералы и ученые) решили по какой-то причине сделать
факт его существования абсолютно секретным. Тогда логичным было бы спросить:
почему в бывших секретных документах ВВС, рассекреченных за последние
двадцать лет, нет никакого упоминания о твердых доказательствах? Человек,
незнакомый с тем, как военные хранят свои секреты, мог бы ожидать таких
упоминаний. Однако подлинные правительственные документы, рассекреченные на
сегодняшний день, не свидетельствуют о крушении инопланетного корабля.
Кстати, в некоторых из них указывается, что не существует прямых
доказательств в форме потерпевшего крушения НЛО. Доказывает ли это, что
обломки из Розуэлла принадлежали не чужому космическому кораблю? Нет, и вот
по какой причине. Если существование прямых доказательств скрывалось на
самом высоком правительственном и военном уровне, то авторы документов либо
не знали о них (не принадлежали к “внутреннему кругу”), либо знали, но им
было приказано утаивать их существование и утверждать, что таких
доказательств нет. Дело в том, что сотрудник военной разведки мог по приказу
солгать, чтобы спрятать улики. В последующих главах, где рассматривается
крушение в Розуэлле, я опишу, почему идея сокрытия согласуется с доступной
нам информацией.
Хотя в этой книге допускается двоякое толкование случая в
Розуэлле, по поводу наблюдений НЛО оно однозначно. Смысл в том, что
некоторые правительственные чиновники давно знали правду о летающих
тарелках, но не говорили американцам – они похоронили ее в секретных
“Х-файлах”.
Пока агенты ФБР опрашивали свидетелей и собирали информацию,
разведка ВВС усердно пыталась найти смысл в появлениях НЛО. Летом 1947 года
(точная дата неизвестна, возможно, конец июля или начало августа) генерал
Шулген попросил Командование материальной части (АМС) (АМС – Air Material
Command. – Прим. ред.) авиабазы Райт проанализировать собранные разведкой
ВВС наблюдения НЛО и высказать свое мнение. В состав Командования входило
подразделение технической разведки Т-2 и инженерное подразделение Т-3.
Сотрудниками этих подразделений были ученые и инженеры ВВС; в их задачу
входил анализ иностранных самолетов и определение уровня технологий и боевых
возможностей. Некоторые сотрудники Т-2 и Т-3 уже заинтересовались отчетами о
летающих тарелках, поскольку они активно изучали конструкцию похожих
самолетов типа “летающее крыло”, которую разрабатывали немецкие
авиаконструкторы еще во время Второй мировой войны. Чертежи этих самолетов и
даже некоторые их авторы после войны были перевезены в США. Было известно,
что другие немецкие специалисты переехали в Советский Союз. Это наталкивало
на мысль, что эти объекты могли быть созданы какой-либо военной организацией
в США или СССР. По крайней мере, они с большей охотой допускали, что отчеты
правдивы. Хотя большинство людей полагали, что самолету, чтобы летать,
необходимы крылья и общая Т-образная форма.
Сотрудники этих подразделений проанализировали наблюдения и
написали секретный отчет, который за подписью генерал-лейтенанта Твайнинга
был отправлен генералу Шулгену.
Отчет, датированный 23 сентября 1947 года, разделял позитивное
отношение к возможности существования подобных летательных аппаратов с
приведенным выше документом из архивов ФБР. В нем в частности говорилось,
что мнение специалистов основывается на “сведениях, полученных из опросов
очевидцев”, предоставленных генералом Шулгеном. (Там не упоминается ни один
источник информации, кроме отчетов о наблюдениях НЛО). Сотрудники
подразделений Т-2 и Т-3 написали, что “этот феномен реален и не является
галлюцинацией или вымыслом” и что “существуют объекты, по форме
приближающиеся к дискам, и таких размеров, что их можно сравнивать со
сделанными человеком летательными аппаратами”. Объекты описывали как
металлические на вид, круглые или эллипсоидные по форме, с плоским
основанием и выпуклостью сверху.
Их возможности характеризовались чрезвычайно высокой скоростью
набора высоты, маневренностью и общим отсутствием шума. В отчете говорится,
что “при современных технологиях Соединенным Штатам возможно – при условии
экстенсивного развития – сконструировать пилотируемый летательный аппарат”
по форме, приближающийся к диску, “дальность полета которого будет достигать
более одиннадцати тысяч километров при дозвуковой скорости”. Другими
словами, по мнению научных специалистов Командования материальной части,
летающие тарелки были основаны на достаточно хорошо реализованных принципах
аэродинамики в сочетании с продвинутыми технологическими средствами для
полетов, таких как улучшенные конструктивные материалы и усовершенствованные
двигатели. Проще говоря, летающие тарелки были не только вероятны, но и
возможны!
Отчет предполагал, что объекты могли “производиться в нашей стране
по какому-либо абсолютно секретному проекту, неизвестному командованию”,
либо – более тревожная новость – что некое иностранное государство имеет
двигатели, возможно ядерные, не доступные нашей технологии. Тем не менее,
“отсутствие материальных доказательств в форме остатков от крушения”
препятствовало окончательной идентификации летательного аппарата. Ученые
рекомендовали создать специальную секретную программу, которая
координировала бы действия армии, ВМФ, Комиссии по ядерной энергетике,
Объединенного совета по исследованиям и развитию и других исследовательских
групп с целью изучения отчетов о наблюдении летающих тарелок. Наконец, в
отчете говорилось, что АМС будет “продолжать исследования с помощью
имеющихся в его распоряжении средств с целью более тщательного определения
природы феномена НЛО”. Он заканчивался обещанием “немедленно сформулировать
и передать по соответствующим каналам” Основные элементы информации (ОЭИ).
(Эти основные элементы информации предназначались в помощь оперативникам
военной разведки для сбора информации по всему миру о возможном создании
летающих тарелок в других государствах, особенно в СССР и странах
социалистического блока).
Ссылка на “отсутствие материальных доказательств” предполагает,
что либо обломки из Розуэлла не были остатками летающей тарелки, либо
Твайнинг попросту не знал о них. Есть и такое предположение: генерал и
аналитики Командования все знали, но не могли упоминать об этом в документе,
классифицированным лишь на уровне “Секретно”.
Могло ли быть так, что Твайнинга не информировали об розуэллских
обломках? Да, могло. Генерал понимал, что ему не все известно об
американских военных разработках. В отчете предполагается, что “объекты
могли производиться в нашей стране по какому-либо абсолютно секретному
проекту, неизвестному командованию”. Это мнение Твайнинга, что могло
существовать что-то, о чем он не знал, – непосредственная иллюстрация того;
насколько сильно защищалась совершенно секретная информация.
Совершенно секретные сведения часто сегментируются или делятся на
отрывки, и человеку разрешается доступ только к тому отрывку, который
необходим ему для работы. Только несколько высших правительственных и
военных чиновников знают все – или почти все – об отдельных оборонных
исследованиях. Они определяют, что их сотрудники должны знать, чтобы
выполнять свою работу, и санкционируют “особый допуск” только к нужным
сведениям. Система сегментирования информации была разработана во время
Второй мировой войны для защиты данных об атомной бомбе и других секретных
исследованиях (например, радар, прицел для бомбометания, дистанционный
взрыватель).
Генерал-лейтенант Твайнинг, хотя и возглавлял Командование
материальной части, был, тем не менее, “служащим” для высшего командования.
Поэтому он понимал, что могут быть проекты, даже внутри АМС, о которых знало
высшее командование, но о которых ему “не нужно было знать”, а потому его
держали в неведении. Более того, из отчета вытекало, что он сделал вывод,
что генерал Шулген также не знал ни о каком проекте, который создавал
“ситуацию с летающими тарелками”.
Можно еще предположить, что Твайнингу было известно, что обломки
из Розуэлла имеют внеземное происхождение, но человек, составлявший и
печатавший документ, об этом не знал. Сотрудники Т-2 и Т-3, составлявшие
отчет, основывали свои заключения лишь на наблюдениях, предоставленных
генералом Шулгеном. Они упомянули об отсутствии прямых доказательств, а
также не исключали возможности существования секретных испытаний, о которых
данному командованию не известно. Есть вероятность, что Твайнинг просто
подписал отчет, не исправив фразу об “отсутствии прямых доказательств” и
“совершенно секретном проекте”, чтобы сохранить завесу тайны над
розуэллскими обломками.
Наиболее значимым аспектом отчета Твайнинга было то, что к концу
сентября 1947 года аналитики технической разведки АМС пришли к заключению,
что летающие тарелки были реальными, необъяснимыми объектами. Важно знать
это раннее мнение разведки ВВС, потому что через несколько лет, когда
проблема летающих тарелок стала популярной и политизированной, ВВС публично
заявили, что все наблюдения НЛО, включая самые первые, можно объяснить. Как
мы увидим, это утверждение было ошибочным.
Разведку Военно-воздушных сил серьезно беспокоило, что Советский
Союз опередил Соединенные Штаты, усовершенствовав изобретения немецких
инженеров по аэронавтике Вальтера и Реймара Хортонов. Они сконструировали
летательный аппарат, в котором основным узлом был не фюзеляж, а широкое
крыло с выгнутой передней частью – “летающее крыло”. В ВВС тревожились, что
Советский Союз мог в действительности построить такой самолет и летать на
нем над США. Они привлекли военную контрразведку к поискам братьев Хортонов
и любой зарубежной информации, которая могла бы объяснить феномен НЛО. Для
облегчения поиска контрразведке были предоставлены Основные элементы
информации (ОЭИ), упоминавшиеся а отчете генерал-лейтенанта Твайнинга. Они
были засекречены Армейским агентством безопасности вплоть до 1994 года, в
них говорится о поразительных возможностях летающих тарелок. В
рассекреченном сопроводительном письме к ОЭИ, найденном в документах
Оперативного подразделения 970-го отдела военной контрразведки и
датированном 20 октября 1947 года, читаем:

_ “1. Прилагаемые Основные элементы информации, составленные на
авиабазе Райт, штат Огайо, касаются летающих тарелок, замеченных в недавнее
время над Соединенными Штатами.
2. Для вашего сведения, Командование материальной части авиабазы
Райт изучает этот вопрос и сооружает макеты для испытания в аэродинамической
трубе. В качестве руководства для сооружения моделей используются описания
этих объектов, сделанные многочисленными очевидцами. Командование
материальной части считает, что тип объекта, такого как летающая тарелка,
существовал”. _

В этом документе ясно говорится, что АМС считало летающие тарелки
реально существующими летательными аппаратами. Более того, оно подтверждает
ходившие более полувека слухи, что оно сооружало макеты НЛО и испытывало их
в аэродинамической трубе.
В Основных элементах информации исследователи обсуждали работу
братьев Хортонов и предполагали, что Советский Союз сильно продвинулся в
разработке “летающего крыла” и, следовательно, намного обогнал США в
технологическом развитии. Это предположение, хотя и оказалось в конце концов
ошибочным, вызвало достаточное замешательство в АМС и среди “прочего
начальства”. В течение следующих нескольких лет они пытались определить,
являются ли летающие тарелки аппаратами другой страны, имея в виду Советский
Союз, или кораблями другого мира!
28 октября 1947 года, в тот же день, когда 970-й отдел военной
контрразведки разослал ОЭИ своим офицерам, Отдел разведывательных
исследований генерала Шулгена подготовил меморандум по разведывательной
информации и список разведывательных исследований; оба документа
основывались на Основных элементах информации Командования материальной
части. Меморандум был написан для подтверждения сведений, собранных “в
области летательных аппаратов типа летающих тарелок”. Большая часть
меморандума, скорее всего, была написана подполковником Джорджем Гарреттом,
это просто повторение слово в слово отрывка из документа АМС. Вариант
Гарретта начинается следующим образом. Курсивом выделены слова, добавленные
им в источник – Основные элементы информации:

_ Летательные аппараты типа летающей тарелки или летающие объекты,
напоминающие формой диск, были замечены многими наблюдателями в самых разных
местах земного шара, например, в Соединенных Штатах, на Аляске, в Канаде,
Венгрии, на островах Гуам и в Японии. Объекты отмечались многими опытными
наблюдателями, в том числе кадровыми офицерами Воздушных сил США, Наблюдения
велись как с земли, так и с воздуха. _

Летом 1947 года было очень мало газетных публикаций о летающих
тарелках в других странах. Поскольку наблюдения НЛО в других странах не
обсуждались широко, скептики, не имеющие доступа к информации ВВС,
совершенно справедливо возражали, что, если бы летающие тарелки были
космическими кораблями инопланетян, они появлялись бы не только над США. Из
указанного меморандума мы теперь знаем, что разведка ВВС и ЦРУ, которые
получали отчеты, знали: летающие тарелки были замечены в других странах.
Кроме того, не все наблюдатели были дилетантами. Многие из них были
“кадровыми офицерами Воздушных сил США”.
Меморандум подполковника Гарретта в списке “общих черт” слово в
слово повторяет документацию ОЭИ:

_ а. Относительно плоское основание с чрезвычайно сильной отражающей
способностью.
б. Отсутствие звука, за исключением редкого рева двигателей при
условиях форсажа.
в. Чрезвычайная маневренность и очевидная способность почти
зависать в воздухе.
г. В разрезе напоминает овал, или диск, с выпуклостью в форме
купола над основанием.
д. Способность быстро исчезать на высокой скорости или с помощью
полной дезинтеграции.
е. Способность неожиданно появляться без предупреждения, как бы с
большой высоты.
ж. Большинство отчетов оценивают размеры приблизительно с самолет
С-54 или Констеллейшен.
з. Способность очень быстро группироваться в тесную формацию,
когда объектов несколько.
и. Способность уклоняться от препятствий указывает на возможность
ручного пилотирования либо возможность управления электроникой, либо
дистанционного управления.
к. При определенных условиях объект способен оставлять чистую
дорожку в облаках шириной около 800 метров. На этот феномен указывает только
один случай (!). _

Этот список делает вполне очевидным одно: существовало достаточно
достоверных наблюдений НЛО, чтобы ВВС могли составить список типичных и
довольно поразительных характеристик. Эти характеристики не были
опубликованы и появлялись только в секретных документах. О них независимо от
составителей документа на протяжении многих лет докладывали бесчисленные
свидетели. Особый интерес вызывают пункты “б”, “в”, “д”, “е”, а также “и”. У
нас не было бесшумных самолетов, а зависать в воздухе мог только вертолет.
Естественно, они не отличались чрезвычайной маневренностью. Значит,
характеристики “б” и “в” не могли быть соотнесены с имеющимися в то время
летательными аппаратами. Пункты “д” и “е” указывают, что эти объекты
способны на невероятные ускорения и могут лететь с такой высокой скоростью,
что становятся практически незаметны для наблюдателя.
За годы наблюдений многие свидетели отмечали неожиданное
появление, исчезновение или внезапное изменение местоположения НЛО. До
недавнего времени гражданские уфологи не имели оптически записанных
доказательств. Однако в настоящее время имеется несколько видеозаписей
ускоряющихся и двигающихся с огромной скоростью НЛО. Объекты с такими
характеристиками практически “невидимы” для человека, который не смотрит в
нужное время в нужное место (см. “Акселерация” в докладах Международного
симпозиума общей сети по НЛО (MUFON) или веб-сайт Интернета
www.webcom.com/kellaher/articles/maccabee/acceleration.html. Два из этих
видеоклипов обсуждаются в книге Эварда Уолтерса и Брюса Маккаби “НЛО
существуют. Вот доказательства”).
Пункт “и” указывает, что летающие тарелки контролируются разумно и
не являются каким-то необычным, доселе неизвестным природным явлением.
Гарретт, продолжая, утверждает, что первые наблюдения произошли в
середине мая 1947 года (до наблюдения Кеннета Арнольда), пика их активность
достигла в начале июля, а “последний случай наблюдался в Торонто 14
сентября”. Далее говорится, что объекты считали “летательными аппаратами,
управляемыми людьми русского происхождения”. (Обратите внимание, аналитики
АМС и Гарретт должны были предположить, что объекты находятся под разумным
контролем, благодаря их способности избегать препятствий).
АМС на авиабазе Райт было не единственной разведывательной
структурой ВВС, которая всерьез восприняла наблюдения летающих тарелок.
Документы, ставшие доступными за последние десять лет, доказывают, что
управление разведки ВВС в Пентагоне (далее – разведка ВВС или AFI) проводило
свои собственные исследования фактов наблюдений НЛО. Доклад “Анализ отчетов
летающих дисков”, написанный поздней осенью 1947 года, был основан на
свидетельских показаниях и данных радаров. “Наблюдатели были надежными и в
нескольких случаях некоторые из них подтвердили отдельные наблюдения одних и
тех же явлений в одно и то же время”, – говорится в докладе. Характеристики
летающих тарелок, в общем и целом, совпадают с приведенным выше
разведывательным меморандумом, включая “способность зависать; неожиданно
появляться, как бы из пике; дезинтегрироваться, или исчезать, вероятно,
набирая ускорение; быстро группироваться в тесную формацию и избегать
препятствий”.
Согласно докладу, разведка ВВС тщательно исследовала ситуацию с
летающими тарелками следующими средствами.

_ а. Анализируя наблюдения (большинство из которых остались не
объясненными).
б. Проверив все известные организации США, где могли бы
разработать новый и совершенно секретный круглый самолет (таких не
оказалось).
в. Запросив АМС, проанализировать наблюдения и сделать заключение
(АМС ответило отчетом генерала Твайнинга от 23 сентября).
г. Запросив ФБР, расследовать возможную коммунистическую подрывную
деятельность (таковой обнаружено не было).
д. Запросив метеослужбу, проанализировать наблюдения и определить,
не могли ли некоторые объекты быть метеозондами (нет).
е. Проанализировав возможность резкого скачка развития аэронавтики
в других странах (например, в Советском Союзе). _

У разведки ВВС не было причин полагать, что какая-то страна
разработала такой уникальный летательный аппарат. Более того, ее аналитики
утверждали, что, даже если такое случилось бы, эта страна не стала бы
проводить полеты над территорией США, где могли узнать о новых
технологических секретах в случае крушения самолета или его уничтожения
средствами ПВО. Хотя аналитики не смогли определить природу или источник
летающих дисков, в докладе говорится, что “летающие диски, судя по отчетам
различных наблюдателей, представляют собой что-то реальное и материальное,
даже если не существует обломков крушения”. В то время как некоторые
наблюдения являются результатом естественных или вызванных человеком
явлений, “нельзя отрицать возможность, что некоторые наблюдатели
действительно видели дисковидные объекты, достаточно крупные, чтобы сравнить
их с существующими самолетами”.
Другими словами, разведка ВВС пришла к заключению, что летающие
диски существуют, и это, скорее всего, не летательные аппараты иностранных
государств. “Командование разведки Военно-воздушных сил продолжит собирать и
анализировать все данные о наблюдениях летающих объектов, огней,
инверсионных следов и т. п., чтобы найти ответ на загадочную проблему,
которую они представляют” (Фраза об отсутствии обломков крушения указывает,
что либо летающие диски не терпели крушения (обломки из Розуэлла не от НЛО),
либо их существование скрывалось от аналитиков, либо автор доклада намеренно
лгал).
18 декабря 1947 года генерал Джордж С. Макдональд, начальник
разведкой ВВС, отправил письмо генерал-майору Крейги, начальнику Управления
исследований и разработок ВВС. Письмо представляло собой общую оценку
разведки ВВС ситуации с летающими тарелками (они существуют и их необходимо
исследовать). В нем говорилось, что генерал Макдональд согласен с
рекомендацией генерала Твайнинга разработать специальную программу для
расследования и анализа наблюдений. 30 декабря 1947 года генерал Крейги
отдал приказ генералу Твайнингу о начале создания на авиабазе Райт
специальной секретной программы под кодовым названием “Знак”. Он приказал
“собирать, сопоставлять, оценивать и отсылать всем заинтересованным
государственным и деловым структурам всю информацию о наблюдениях и явлениях
в атмосфере, которые могут считаться угрозой национальной безопасности”
(Обратите внимание на необычное выражение в конце. Практически можно
расследовать каждое атмосферное явление, если считать его угрозой
национальной безопасности. Где обычное упоминание о летающих тарелках?).
Хотя начальная подготовка программы началась в АМС неделями
раньше, окончательно программа “Знак” оформилась в начале января, а
официально стала реализовываться с 22 января 1948 года. И сразу же возникли
проблемы. Финансовой поддержки не хватало, и личный состав приходилось
“занимать” у других исследовательских подразделений. Тем не менее, через
несколько недель из армии и ВВС поступили официальные запросы на информацию
по “летающим дискам”. Армейский разведывательный документ был укороченной
версией отчета АМС, который уже приводился выше. Разведывательный запрос
ВВС, поступивший в феврале 1948 года, не был основан на ОЭИ. Вместо этого он
запрашивал основную информацию по наблюдениям, такую как место и дата
наблюдения, время, погодные условия, имена свидетелей, количество объектов,
их размеры, скорость и т. д.
Так начался более чем двадцатилетний поход ВВС в область
невозможного – НЛО. Личный состав программы “Знак” так впечатлили
свидетельские показания, что через семь месяцев исследователи попытались
убедить начальника штаба ВВС, генерала Ванденберга, что летающие тарелки -
это межпланетные корабли. Тот, однако, отверг эту версию и таким образом
снял одно из возможных объяснений НЛО. Его отказ вызвал негативную реакцию у
исследователей. Он вынуждал их использовать объяснения (визуальная ошибка
или ошибка восприятия, фантазия, обман), которые, по их мнению, не подходили
для многих наблюдений. Возможные причины отказа и его следствия на историю
изучения НЛО исследуются в главе 5.
В это время ФБР не занималось летающими тарелками. По крайней
мере, официально.

ГЛАВА 4. Крышки для мусорных урн и сидения для туалета

Агенты ФБР официально расследовали наблюдения НЛО примерно месяц,
а потом внезапно прекратили расследование в результате некой “скандальной”
ситуации. В августе 1947 года они узнали, что просьба о помощи со стороны
ВВС была не совсем честной. В письме генерал-лейтенанта Стрейтмейера,
помощника начальника штаба по разведке, командующего 1-й, 2-й, 4-й, 10-й,
11-й и 14-й воздушных армии сообщалось, что ФБР было вовлечено в
расследование, чтобы “освободить ограниченный личный состав ВВС от
расследования многих случаев, когда летающими тарелками оказывались крышки
от мусорных урн, туалетные сидения и всякая другая чепуха”. Другими словами,
“в то время как дознаватели ПВО будут расспрашивать надежных свидетелей”,
ФБР “будет расследовать случаи с дисками, найденными гражданскими лицами на
земле”, то есть мистификациями.
Письмо с грифом “Для служебного пользования”, датированное 3
сентября 1947 года, было передано в ФБР в Сан-Франциско подполковником
Дональдом Спрингером. Агент отослал копию в штаб вместе с комментарием, что
“Бюро, возможно, должно обсудить с ВВС как виды расследований, которые мы
будем проводить, так и оскорбительные для Бюро выражения”. 27 сентября глава
ФБР Дж. Эдгар Гувер написал генерал-майору Макдональду письмо, где упомянул
“крышки от мусорных урн, туалетные сидения и всякую другую чепуху”. Этим он
дал понять, что ФБР “внедрилось” в секретные расследования ВВС. Далее он
указал, что “не намерен распылять таким образом личный состав своей
организации и попусту тратить время”. Он информировал генерала, что ФБР
прекращает заниматься летающими дисками он будет отсылать все отчеты о
наблюдениях в ВВС. 1 октября штаб ФБР разослал всем своим отделениям
Бюллетень N 57. “С этого времени все отчеты о летающих дисках должны
передаваться ВВС, агенты Бюро не должны предпринимать никаких действий по
этим случаям”. Так закончился “официальный” период расследования ФБР
наблюдений летающих тарелок. За это время агенты опросили более двух
десятков свидетелей. Примерно одна четвертая часть случаев была связана с
мистификациями и макетами летающих тарелок.
Бюллетень N 57 на самом деле не означал окончания сбора сведений и
не закрыл “Х-файлы”. В письме старшему специальному агенту в Сан-Франциско,
датированном 20 февраля 1948 года и озаглавленном: “Летающие диски. Вопросы
безопасности – X”, директор ФБР указывал, что в будущем ФБР должно собирать
информацию от добровольных свидетелей и передавать ее в ВВС, а также
“принимать любую информацию, добровольно переданную из ВВС”. Иаменно
последняя фраза делает данные ФБР важными для уфологов, потому что в
последующие годы представители Военно-воздушных сил предоставили Бюро
сведения, неизвестные американцам, и что еще важнее, ФБР хранило эти
сведения.
Хотя период официального расследования закончился, осенью 1947
года агенты ФБР опросили еще несколько свидетелей. В марте 1948 года ФБР
получило письмо от сенатора Кеннета Уэрри из Небраски с просьбой
прокомментировать феномен НЛО. Сенатор получил его от одного из своих
избирателей, жителя Бенкелмана, штат Небраска. Согласно наблюдению
(печатается впервые), 13 марта 1948 года в 2.30 пополудни местного времени
человек (его имя в документе было замазано) услышал шум, похожий на мотор
или проходящий вдали поезд в очень тихий день. Он посмотрел на небо.

_ На первый взгляд объект выглядел, как инверсионный след,
оставленный высоко летящим самолетом. Но белая полоска в небе не меняла ни
формы, ни направления полета. Она двигалась гораздо быстрее любого самолета,
который летел бы на такой высоте. Точнее всего это зрелище напоминало
обтекаемый поезд, двигающийся на очень большой высоте с очень высокой
скоростью. Ракета, или что это там было, летела так высоко, что исчезла из
вида, когда была еще над горизонтом. Серебристая полоска в небе
передвигалась, как если бы была длинной связкой. Она не была похожа на
полосу дыма от паровоза, она двигалась, как единое целое. _

Свидетель видел объект, летящим с востока на запад, и подумал, что
он должен пройти над Денвером, штат Колорадо. Он закончил свое послание так.

_ Я пишу это не ради того, чтобы показаться еще одним фанатиком
дисков или как их там называют. Я это видел, и оно не выходит у меня из
головы. Я подумал, что если могу помочь разрешить эту загадку (!), то должен
написать вам, а вы, если нужно, перешлете мое письмо в соответствующее
ведомство. Если это не противоречит правилам и если возможно, я хотел бы
получить ответ с объяснениями по этому объекту (!). _

Гувер написал свидетелю, что переслал его письмо министру обороны.
Предположительно, оно в конце концов должно было попасть в ВВС и программу
“Знак” на авиабазе Райт-Паттерсон. Однако проверка списка документов
программы “Голубая книга”, которая должна содержать все наблюдения,
полученные ВВС с начала 1947 года, показала, что его там нет.
С апреля по июль 1948 года ФБР всего лишь несколько раз
связывалось с ВВС по поводу летающих тарелок. Затем Бюро снова пришлось
активно заняться феноменом НЛО, благодаря одному почтмейстеру. В полдень 11
августа 1948 года в городке Хамел, штат Миннесота, два мальчика восьми и
десяти лет увидели серебристый объект около полуметра в диаметре, который
был похож на две тарелки, положенных одна на другую. Он производил свистящий
шум и с хрустом завертелся, опустившись на землю, затем подскочил вверх.
Объект на секунду завис в воздухе и, сорвавшись с места, скрылся. Мальчики
побежали к родителям и казались явно напуганными увиденным. Родители накрыли
место приземления перевернутой ванной и рассказали об этом случае
почтмейстеру. Последний не видел причин не доверять мальчикам, поэтому
вызвал местного агента ФБР, который расспросил ребят у них дома. На земле,
где села летающая тарелка, он увидел вмятину. Агент выслал отчет местному
представителю разведки ВВС. Поскольку от НЛО осталась вмятина в земле, в ВВС
решили, что ФБР нужно произвести анализ почвы. ФБР исследовало землю на
наличие необычных частиц металла, остаточное тепло и радиоактивность, но
ничего не обнаружило.
В то время никто не оспаривал свидетельские показания мальчиков,
но через год аналитик ВВС, которому необходимо хоть как-то объяснять каждое
наблюдение НЛО, сделал следующий вывод: “Эта фантазия вряд ли заслуживает
дальнейшего рассмотрения”.
К середине 1948 года ФБР уже не занималось “крышками от мусорных
урн и туалетными сидениями”, – оно потеряло интерес к летающим блюдцам.
Однако это не похоже на ФБР. Всего лишь через год через ФБР произошла утечка
“заключения ВВС, что летающие диски были советскими самолетами”. Как это
получилось – тема последующих глав, в которых описывается секретная полемика
внутри Военно-воздушных сил, – были ли летающие тарелки внеземными
космическими кораблями.

ГЛАВА 5. Программа “Знак” и внеземные корабли

В течение большей части 1948 года “Х-файлы” ФБР, в основном,
дремали и проснулись только в январе 1949. “Х-файлы” ВВС, напротив, активно
заполнялись новыми секретными документами. Хотя ФБР практически устранилось
от расследований, важно знать, что в действительности происходило в 1948
году с расследованием в ВВС, поскольку в дальнейшем это в достаточной
степени определило, какие документы были переданы из ВВС в ФБР в последующие
годы.
Как уже указывалось, в ВВС существовали две разведывательные
группы, занимавшиеся анализом наблюдений летающих тарелок. Одна, разведка
ВВС, имела штаб в Пентагоне. Она собирала информацию, относящуюся к развитию
самолетостроения в иностранных государствах для анализа ее собственными
специалистами. Она также посылала копии документов в Командование
материальной части, где их независимо друг от друга анализировали
специалисты подразделений Т-2 и Т-3. Судя по имеющимся отчетам, специалисты
разведки ВВС делились на две “фракции”: одни верили, что свидетели видели
нечто существующее, материальное, а вторые считали, что наблюдения были
ошибочными и ничего не означают (в конце концов, “прямых доказательств” не
было). Материалы разведки ВВС не были переданы Национальному архиву в 1975
году, – их рассекретили намного позже, и некоторые публикуются здесь впервые.
Другая разведывательная группа называлась Т-2, или “Отдел
анализа”. Она входила в Командование материальной части на авиабазе Райт. В
1948 году Т-2 стала Отделом технической разведки, а затем – Центром
воздушно-технической разведки (ATIC) (ATIC – от Air Technical Intelligence
Center. – Прим. ред.), а авиабаза Райт была переименована в авиабазу ВВС
Райт-Паттерсон, но по привычке ее еще много лет называли авиабазой Райт.
Программа “Знак” и ее преемники, программы “Зависть” и “Голубая книга”,
разрабатывались в ATIC. “Знак” и “Зависть” финансировались скудно, личный
состав приходилось “занимать” на стороне, отрывая от других разведывательных
операций. Такой низкий уровень поддержки ограничивал их деятельность – сбор
данных и время анализа, но никак не сказывался на энтузиазме людей.
Как уже говорилось, некоторые исследователи из программы “Знак”
уже несколько лет работали над летательными аппаратами, подобными летающим
тарелкам. Их также привлекали к анализу и дальнейшей разработке немецких
конструкций типа “летающее крыло”. (Вероятно, эти исследователи более
серьезно воспринимали наблюдения, потому что знали, что самолеты,
напоминавшие по форме НЛО, могли летать). Документы AMC/ATIC и многие отчеты
из управления специальных расследований ВВС (сотрудники этого управления
расспрашивали очевидцев наблюдений НЛО) были переданы в Национальный архив в
1975 году.

_ Факт: в бывшем совершенно секретном исследовании, написанном
месяцев через девять после начала работы программы “Знак”, но не
рассекреченном до 1985 года, аналитики разведки ВВС подтвердили сделанное
осенью 1947 года заключение, что летающие тарелки были реальными объектами.
Еще важнее тот факт, что, согласно книге капитана Эдварда Раппелта “Отчет о
неопознанных летающих объектах”, летом 1948 года исследователи Центра
воздушно-технической разведки и программы “Знак” пытались убедить начальника
штаба ВВС, генерала Хойта Ванденберга, что летающие тарелки были
межпланетными кораблями! _

Но как же так? Разве наблюдения НЛО – это не плоды воображения,
ошибки или мошенничество? Именно это ВВС говорили общественности, именно в
это верили скептики, пресса и большинство людей. Однако разведка ВВС и ЦВТР
в 1948 году полагали обратное, и вот по какой причине: имелись десятки
надежных свидетелей, в том числе военных, и их наблюдения невозможно было
объяснить. Многие из этих наблюдений были получены по официальным каналам, в
частности благодаря Основным элементам информации. Информация поступала в
ВВС, ВМФ и армейские части, которые в 1948 году были дислоцированы по всему
миру.
В начале 1948 года генерал-майор Чарльз П. Кебелл заменил
генерал-майора Макдональда на посту начальника Управления воздушных
разведывательных операций. 27 февраля 1948 года через месяц после
официального открытия программы “Знак”, подполковник Гарретт от лица
генерала Кебелла написал директиву, содержащую особые инструкции для отчетов
по наблюдению за летающими тарелками. Директива начиналась так:

_ 1. Политика ВВС заключается не в игнорировании феномена НЛО и
атмосферных явлений, а в понимании того, что частью работы является сбор,
сопоставление, оценка, и в адекватных действиях по информации такого
характера.
2. Для реализации этой политики Командованию материальной части
было поручено собирать, сопоставлять, оценивать и рассылать заинтересованным
государственным и деловым структурам всю информацию, касающуюся наблюдений
НЛО и атмосферных явлений, которые могут считаться угрозой национальной
безопасности. _

В отличие от рассмотренных выше Основных элементов информации со
списком разведывательных характеристик, согласно инструкциям, приложенным к
данной директиве, необходимо было докладывать о месте, времени, погодных
условиях, имени и месте работы свидетеля, имеющихся фотографиях, количестве
наблюдавшихся объектов, их цвете, форме, скорости, звуке, высоте, изменении
направления движения и т. д. Другими словами, директива требовала
специфической информации, свойственной только визуальным наблюдениям
объектов в атмосфере. Такой тип сведений использовался аналитиками разведки
ВВС и Центра воздушно-технической разведки для определения активности
летающих тарелок по всему миру. В директиве указывалось, что для экономии
времени отчет должен высылаться непосредственно в специальный отдел
(Командование материальной части, разведка, аналитический отдел,
подразделение специальных проектов – 3), а не в разведку ВВС в Пентагоне. Из
перечисленных выше структур копии отчетов передавались в Пентагон. Решение
генерала Кебелла ускорить процесс означало, что теперь разведка ВВС должна
была полагаться на отчеты и анализ АМС. Это позволяло последнему эффективно
контролировать, что именно получала разведка. (Два с половиной года спустя
генерал Кебелл обнаружит, что его нововведение негативно повлияло на
собственные расследования разведки ВВС. Он обнаружит, что скептически
настроенные аналитики Центра воздушно-технической разведки придумывали
объяснения всем наблюдениям независимо от того, имели ли они смысл, и
отсылали эти объяснения в Пентагон. Далее он узнает, что аналитики ему
лгали, когда утверждали, что ведут беспристрастное расследование!).
К марту спецпрограмма “Знак” набрала в ATIС полные обороты.
Анализировались отчеты за 1947 год, поступали новые свидетельства. Согласно
микрофильмированным документам в Национальном архиве, ATIC к этому времени
собрал около ста тридцати отчетов по программе “Знак”. Затем в начале 1996
года правительство рассекретило документ, в котором предполагалось, что ВВС
могли утаить (или потерять) некоторые отчеты.
Этот документ появился в виде протокола совещания Научного совета
ВВС (AFSAB) 18 марта 1948 года. Хотя большая часть этого секретного
совещания была посвящена знакомству с различными новейшими технологиями и
техническим разведывательным проектам, полковник Ховард Маккой, начальник
разведки АМС, рассказал о необычной программе в Центре воздушно-технической
разведки.

_ У нас есть новая программа “Знак”, она может удивить вас,
будучи следствием так называемой массовой истерии прошлого лета, когда
появились все эти неопознанные летающие объекты, или диски. К этому нужно
отнестись серьезно. У нас имеется более трехсот не опубликованных в газетах
отчетов от очень компетентных лиц, людей таких же квалифицированных и
опытных, как доктор К. Д. Вуд и практически весь личный состав ВВС и
гражданской авиации. Мы проверяем каждый сигнал. Мы бы отдали все, чтобы
один из этих летательных аппаратов разбился, а мы бы собрали обломки и
узнали, что они из себя представляют. _

Поскольку полковник Маккой был начальником разведки АМС, а потому
ответственный за реализацию программы “Знак”, важно понять, что он сказал…
и чего не сказал.
Он подошел к теме осторожно, почти с извинениями, наверное потому,
что аудитория состояла из ученых, не привлекавшихся к исследованиям летающих
тарелок и знавших о них только по публикациям в прессе. Ученые, как правило,
скептически относились к информации об НЛО, а ВВС не публиковали
убедительных доказательств их существования. Аудитория по большей части была
не готова воспринять этот вопрос с должным вниманием. Полковник Маккой,
предупреждая отрицательную реакцию ученых, начал с того, что наблюдения
важны и к ним нужно отнестись серьезно. Затем он сказал, что имеется более
трехсот неопубликованных отчетов “весьма компетентных лиц”. Однако в
действительности в микрофильмах “Голубой книги” хранится всего лишь около
ста тридцати отчетов, собранных к марту 1948 года, и многие из них были
опубликованы. Вероятно, полковник просто ошибся в цифрах. Но если принять
его слова за истину, то в “Голубой книге” за первых девять месяцев (июнь
1947 – март 1948) отсутствует более ста шестидесяти отчетов.
Чтобы придать вес своим утверждениям о важности наблюдений за
феноменом НЛО, Маккой упомянул доктора Карла Д. Вуда, известного ученого,
заведующего кафедрой аэронавтики Университета штата Колорадо. (Доктор Вуд
предоставил в декабре 1947 года отчет о странном самолете, оставлявшем след,
непохожий на след реактивного самолета. К сожалению, объект летел слишком
высоко, чтобы доктор Вуд мог разглядеть его форму). Маккой подчеркнул, как
серьезно Центр относится к этим наблюдениям, сказав, что рассматривается
каждый отчет.
Его заключительные слова о желании, чтобы один из летающих
объектов разбился, указывают на убеждение, что это материальные объекты -
иначе они не могли бы разбиться. Эти слова также означают, что ВВС придется
ждать именно катастрофы НЛО, потому что они не смогли сбить ни одного (если
бы это были обычные вражеские самолеты, то их наверняка уже сбили бы). Таким
образом, полковник Маккой информировал аудиторию, что ни один объект не
разбился. Скорее всего, Маккой, будучи всего лишь полковником, не знал о
розуэллских обломках, хотя можно предположить и обратное – он знал, но по
приказу намеренно вводил аудиторию в заблуждение, чтобы избежать лишнего
интереса у ученых к этой проблеме (Обратите внимание, совещание носило
секретный характер, в нем принимали участие люди, большинство из которых
могли вести свою научную работу, не зная о разбившейся летающей тарелке, то
есть, им “не нужно было знать” об этом. Важно понять, что военные правила
защиты информации высшей степени секретности запрещали обсуждать сведения
уровня “совершенно секретно” на уровне “секретно”. Иногда на этом уровне
нельзя было даже упоминать о существовании совершенно секретной информации
(а иногда и на уровне “совершенно секретно”) без явных полномочий лиц или
организаций, отвечающих за такую информацию).
В течение следующих семи месяцев 1948 года, согласно таблицам,
представленным в специальном рапорте N 14 “Голубой книги” (опубликованном в
1955 году), АМС собрало около сотни наблюдений. Большинство из них остались
необъясненными. Более того, некоторые наблюдения НЛО указывали на разумное
управление высокоманевренными объектами. Раппелт в “Отчете по неопознанным
летающим объектам” пишет, что некоторые отчеты были среднего качества,
загадочные, но не совсем убедительные. Большая часть свидетельств, однако,
исходила от несомненно надежных людей. Автор цитирует отчет трех ученых,
которые в течение тридцати секунд наблюдали “круглый объект, проносящийся по
небу по крайне изменчивой траектории вблизи армейского секретного полигона
Уайт-Сэндз”, отчет экипажа самолета С-47 о “трех НЛО, быстро спустившихся
вертикально сверху и пролетевших мимо них”, а также “любопытный отчет
нескольких человек из Голландии, видевших объект, напоминавший по форме
ракету, с двумя рядами окон по бокам”. Раппелт пишет, что последний отчет,
возможно, не приняли во внимание, “если бы через четыре дня похожий НЛО чуть
не столкнулся с самолетом DC-3 гражданской авиалинии”. Есть ссылка на
известное наблюдение Чайлза и Уиттеда, случившееся 24 июля 1948 года. В 2:45
утра на высоте полутора километров на подлете к Монтгомери, штат Алабама,
капитан Кларенс Чайлз и второй пилот Джон Уиттед видели бескрылый объект,
приблизительно напоминавший по форме ракету, с окнами и голубоватым
свечением. Документ ФБР, датированный 31 января 1949 года (подробнее он
будет рассматриваться ниже), дает краткое резюме.

_ В июле 1948 года пилот и второй пилот “Истерн Эйрлайнс”, а также
один или два пассажира самолета “видели” неопознанный летательный аппарат
недалеко от Монтгомери, штат Алабама. Этот аппарат был необычного типа, без
крыльев и по своей форме напоминал “ракетный корабль”, каким его рисуют в
комиксах. Сообщают, что у него были окна, по размерам он был больше самолета
“Истерн Эйрлайнс” и приблизительно со скоростью четыре с половиной тысячи км
в час. Объект появился из грозовой тучи перед авиалайнером и немедленно
скрылся в другом облаке, чуть не столкнувшись с самолетом. В связи с его
появлением не было отмечено ни звука, ни турбулентности. _

Летчики рассказали дознавателям из ВВС, что у объекта были
квадратные окна, вишнево-красное пламя, или след, в хвостовой части и что он
казался лишь на сотню метров выше самолета. После пролета он набрал высоту н
скрылся в разрыве облаков. Обратите внимание, что его скорость была примерно
на три с лишним тысячи километров в час быстрее, чем могут летать наши
самолеты, но гораздо меньше скорости метеора. И, конечно, светящиеся метеоры
не летают горизонтально через облака на высоте полутора тысяч метров.
Кажется, существовало и подтверждающее наблюдение. Согласно
Раппелту, “командир экипажа на авиабазе Роббинс в Маконе, штат Джорджия,
видел пролетевший наверху с огромной скоростью чрезвычайно яркий огонек…
“НЛО в последний момент повернул на Макону”. Имелся также отчет пилота,
летевшего над Северной Каролиной, в котором говорится, что он наблюдал яркий
“метеорит”, пронесшийся в направлении Монтгомери примерно в то же время,
когда его видели Чайлз и Уиттед. Естественно, метеорит не пролетит в сотне
метров от самолета на высоте тысяча пятьсот метров и не поднимется затем в
облака. Он бы упал на землю. Значит, то, что они наблюдали, не было
метеоритом.
Игнорировать подобные факты разведка ВВС уже не могла. Нужно было
что-то предпринимать, чтобы выяснить, чем были эти летающие тарелки! Судя по
официальным отчетам “Голубой книги”, AFI и ATIC собрали к этому времени
более двухсот свидетельств, большую часть из которых они не могли объяснить.
Генерал-майору Кебеллу хотелось получить что-то определенное из анализа
наблюдений. 27 июля 1948 года он приказал подразделению воздушной оценки
разведки ВВС в Пентагоне подготовить исследование с целью определения
“тактики летающих объектов” и “возможности их существования”. В результате
появился документ, в котором предлагалось наиболее вероятное объяснение и
содержались рекомендации, что делать дальше. Исследователи Центра
воздушно-технической разведки и программы “Знак” также среагировали на
информацию Чайлза-Уиттеда и начали готовить собственную “Оценку ситуации”.
По имеющимся документам невозможно установить, сделали ли они это по приказу
генерала Кебелла от 27 июля 1948 года или по собственной инициативе. Как мы
увидим, их ответ на наблюдение Чайлза-Уиттеда был определенно более дерзким,
чем доклад разведки ВВС.
Капитан резерва ВВС Рэндл в книге “Журнал появлений НЛО”
рассказывает довольно интригующую историю, касающуюся этой “Оценки”, которую
он услышал за обеденной беседой в 1986 году (Randle, The UFO Casebook,
Warner Books, 1989, pp. 29-31).
Человек, поведавший эту историю, был офицером резерва ВВС. Он
сказал, что в 1948 году был на авиабазе Райт; после наблюдения
Чайлза-Уиттеда срочно была составлена “Оценка ситуации” и спецкурьером
доставлена генералу Ванденбергу в Пентагон. В “Оценке” говорилось о
внеземном характере летающих объектов. По словам этого офицера,
первоначальная версия “Оценки” содержала не только список необъясненных
наблюдений, но и упоминание о материальных доказательствах, найденных в
штате Нью-Мексико. Когда AM С получило первоначальный вариант обратно, то
обнаружилось, что абзацы, касающиеся материальных доказательств, были
вычеркнуты. Тем не менее, исследователи были достаточно уверены, чтобы
настаивать на внеземном происхождении НЛО, основываясь только на отчетах о
наблюдениях. Судя по сведениям Рэндла, 5 августа на столе у Ванденберга
лежал второй вариант “Оценки”, и опять он отклонил его, – на этот раз из-за
отсутствия прямых доказательств! К сожалению, независимого подтверждения
рассказу этого человека нет (к настоящему времени он умер), как нет пока и
документальных свидетельств, подтверждающих, что личному составу Центра
воздушно-технической разведки было известно о материальных доказательствах.
Хотя нет подтверждения варианту “Оценки”, упоминающему о реальных
материальных доказательствах, существуют подтверждения варианта, основавшего
вывод о внеземном происхождении летающих тарелок на наблюдениях очевидцев. О
нем писал Раппелт в “Отчете о неопознанных летающих объектах”. Он называет
этот вариант единственной существовавшей “Оценкой” без ссылки на
предшествующую версию. История Раппелта схожа с рассказом информатора
Рэндла, за исключением расхождения в датах.
В своей книге Раппелт пишет, что лично читал этот документ и что
он представлял собой заключение о внеземном происхождении НЛО, основанное на
наблюдениях ученых, летчиков и других надежных свидетелей. Он не говорит,
когда именно “Оценка” была послана на утверждение генералу Ванденбергу, но
указывает, что это случилось в конце сентября 1948 года. Более точная дата
встречается в черновике рукописи, который стал доступен для исследователей
только в последние годы. В нем приводится список десяти наблюдений,
рассматривавшихся в “Оценке”, но только три из них вошли в окончательный
вариант книги. Одно из неопубликованных наблюдений произошло у
исследовательского ядерного центра в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико (которое
несколько лет будет играть важную роль в истории наблюдений НЛО после того,
как “Оценка” будет отклонена окончательно). Согласно рукописи Раппелта
“несколько человек ждали самолета у взлетно-посадочной полосы Лос-Аламоса,
как вдруг один из них заметил, как на небе что-то блеснуло. Это был круглый
плоский объект, летевший высоко на севере. Внешний вид и относительные
размеры были таковы, как если бы на расстоянии пятнадцати метров от вас
стояла на ребре, чуть наклонившись, десятицентовая монета”. Это произошло 23
сентября 1948 года (ровно через год после письма Твайнинга Шулгену, в
котором говорилось, что летающие тарелки существуют)! Поскольку “Оценка”,
прочитанная Раппелтом, включала это наблюдение, она могла быть написана и
послана Ванденбергу после 23 сентября, а не в августе, как указывал источник
Рэндла.
Согласно “Отчету об НЛО”, совершенно секретная “Оценка” без
комментариев была передана по команде генералу Ванденбергу, который отверг
ее по причине, какую указывал Рэндл: “отсутствие доказательств”. После этого
несколько ученых и офицеров, участвовавших в программе “Знак”, отправились в
Пентагон обсудить этот документ с Ванденбергом. Они пытались убедить его,
что анализы логично указывают на межпланетные корабли, но генерал лишь
повторил свой отказ. Более того, если, как говорил источник Рэндла, ученые
знали о прямых доказательствах, я предполагаю, что Ванденберг приказал им
никогда больше не упоминать об этом в письменной форме.
Предположим, что специалисты по аэронавтике и разведке, работавшие
над программой “Знак”, действительно ничего не знали о материальных
доказательствах НЛО (а информатор Рэндла ошибался). Одновременно
предположим, что исследователи логическим и беспристрастным путем пришли к
заключению о межпланетных кораблях даже без прямых доказательств. Почему
Ванденберг не принял его? В конце концов, все они были
высококвалифицированными экспертами в области технологий зарубежного
самолетостроения. У них было достаточно причин утверждать, что летающие
тарелки являются межпланетными кораблями, но Ванденберг говорит: “Нет, ваш
ответ неправильный”. С какой стати говорить специалистам, целый год
исследовавшим и анализировавшим этот вопрос, что они не правы. Он
действительно не был убежден их доводами, или на то у него была своя особая
причина? Может быть, он старался что-то скрыть?
Поскольку (во всяком случае, на момент написания этой книги) не
существует документированных ответов на эти вопросы, я могу лишь
предположить, что генерал не хотел, чтобы было признано внеземное
происхождение летающих объектов, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Неизбежная утечка такой информации могла вызвать большие проблемы, -
Военно-воздушные силы должны будут признаться американцам, что над ними
летают чужие летательные аппараты, а ВВС ничего не могут с ними сделать.
Отклонение начальником штаба ВВС “Оценки ситуации” было очень
важным поворотным моментом – “водоразделом” – в истории расследования
наблюдений ВВС. Ванденберг отказался принять “Оценку” без объяснения причин,
сказав лишь, что НЛО, или летающие тарелки, не могут быть официально
признаны внеземными космическими кораблями. Можно себе представить, как были
разочарованы и даже потрясены ученые и офицеры программы “Знак”. Они
понимали, что Ванденберг, благодаря своему положению в высшем эшелоне
командования, знал то, чего не знали они. Наверное, они предполагали, что
отказ был вызван тем, что летающие объекты имели какое-то другое объяснение,
хотя они не могли предположить какое, поскольку уже рассматривали и
отклонили теории “секретных испытаний США” и “новейшего иностранного
самолета”. Возможно, они предполагали, что Ванденберг отверг документ просто
потому, что в противном случае не мог бы справиться с последствиями. Какова
бы ни была причина, они с побитым видом отправились восвояси, вероятно, с
приказом искать другое объяснение, а через некоторое время им пришло
предписание уничтожить все копии “Оценки”. (Известно, что, по крайней мере,
одна копия сохранилась – Раппелт прочел ее три года спустя, затем она тоже
была уничтожена).
Когда говорит четырехзвездный генерал, подчиненные слушают и
выполняют приказания. Летающие тарелки были механическими объектами, а не
явлениями природы или плодами воображения. Поэтому, если они не могли быть
внеземными кораблями, они должны быть… сделанными человеком летательными
аппаратами или ракетами.
К началу октября исследователи программы “Знак” снова всерьез
рассматривают возможность того, что летающие тарелки – это суперсекретная
разработка американских военных или какой-нибудь гражданской организации,
разработка, о которой Ванденберг мог знать, но не хотел говорить. Но это еще
надо доказать. В течение предыдущих девяти месяцев сотрудники программы
“Знак” посылали запросы в бесчисленные военные и гражданские
разведывательные ведомства – в ВВС, ВМФ, армию, военную контрразведку, ФБР и
т. д. – о летающих дисках и атмосферных феноменах. 7 октября 1948 года,
спустя всего несколько дней после того, как “Оценка” была отвергнута,
полковник Маккой написал следующий запрос в разведслужбы ВМФ, армии и ЦРУ:

_ В данном штабе в настоящее время проводится разведывательное
исследование всех неопознанных атмосферных феноменов. К этому времени не
получено никаких конкретных доказательств точной идентификации ни одного из
объектов. Точно так же происхождение так называемых летающих тарелок
остается невыясненным. Не исключается вероятность создания некоторых
летающих объектов у нас в стране, то есть это не идентифицированные
конфигурации наших последних достижений в аэронавтике. Если позволят правила
секретности, просьба выслать (следует длинный почтовый адрес)… любые
доступные доказательства, способные указать на то, что данные объекты имеют
отечественное происхождение.
Ваше сотрудничество может в большой степени помочь в идентификации
наших собственных разработок и отличить их от возможных достижений
недружественных государств. _

Естественно, не было получено ни одного положительного ответа. Тот
факт, что полковник Маккой вернулся к поискам отечественных проектов для
объяснения наблюдений, определенно противоречит идее, что он и его
подчиненные знали о прямых доказательствах существования летающих тарелок.
Если кто-то в руководстве “Знака” знал о них, то выше приведенный запрос
должен рассматриваться как хитрое ухищрение, задуманное для отвлечения
внимания.
Поскольку летающие тарелки не были американскими ракетами, но
казались реальными, значит, это должны быть иностранные ракеты.
Единственное, что могли предположить исследователи, так это то, что
Советский Союз настолько продвинул немецкую технологию времен Второй мировой
войны, что это трудно было даже вообразить. Тем не менее, это тоже нельзя
было принять за объяснение. Исследователи были уверены, что США обладают
самой современной технологией в области аэронавтики. Более того, даже если у
Советского Союза были такие совершенные машины, они не стали бы летать над
США, где они могли потерпеть крушение или быть сбиты.
Аналитики оказались в затруднительном положении. Объекты не
разрешалось опознать и назвать тем, чем они казались: летающими аппаратами,
сделанными не на Земле. В то же время они не были ни отечественными, ни
советскими самолетами. Объекты были реальными, но аналитикам приходилось
отрицать их реальность. Так начался упадок расследования НЛО в ВВС, который
если и вернется к прежнему уровню, то только временно, в конце 1951 года.
Ни в одном, доступном в настоящее время документе, не говорится,
что “Оценка” являлась ответом на запрос генерала Кебелла от 27 июля. Нигде
также не указывается, что Кебелл знал о ней. Наоборот, судя по одному
документу, Кебеллу даже не было известно о выводах Командования материальной
части, пока он не запросил эти материалы в письме от 3 ноября (которое
рассматривается ниже), – через месяц после того, как они были отвергнуты
Ванденбергом. Вероятно, Кебелл все же знал об “Оценке”, но не упоминал о ней
в письменном виде. С другой стороны, исследователи программы “Знак” не
подчинялись разведке ВВС и, действуя исключительно по собственной
инициативе, послали ее начальнику штаба, минуя AFI, по каналам АМС. (Не
исключено, что личный состав Центра воздушно-технической разведки и
программы “Знак” составил “Оценку состояния”, просто чтобы проверить реакцию
начальства, то есть узнать будет ли принято “межпланетное” объяснение).
Генерал Кебелл получил ответ на свой запрос к AFI от 27 июля. 11
августа ему вручили промежуточный отчет, а окончательный отчет пришел в виде
приложения к письму от 11 октября, написанному полковником Бруком Алленом,
начальником подразделения воздушных оценок AFI. Он не был таким смелым, как
“Оценка”, в отчете утверждалось только, что объекты были реальными и,
возможно, иностранного (советского) происхождения, хотя этому и не было
прямого подтверждения. Личный состав ATIC и AFI тесно работал вместе над
анализом наблюдений, поэтому можно предположить, что в AFI знали об
отклонении выводов по программе “Знак” и написали свой отчет так, чтобы он
был принят. Отчет был послан вместе с письмом под грифом “Совершенно
секретно”, которое было рассекречено только в середине 80-х годов. Вот его
содержание:

_ 1. Как указано в сопроводительном письме от 27 июля 1948 года,
тема “Модель летающей тарелки”, производилось исследование с целью
определения тактики летающих объектов и вероятности их существования.
2. Приложенное исследование “Анализ случаев наблюдения летающих
объектов в США” составлено в попытке ответить на эти вопросы.
3. По данной теме было проведено обстоятельное исследование в
настоящем подразделении, а также в разведывательном подразделении
Командования материальной части. Были запрошены мнения как инженеров по
аэронавтике, так и квалифицированных специалистов по разведке с тем, чтобы
рассмотреть все возможные аспекты. данного вопроса.
4. Поскольку объект настолько трудно изучить, данное исследование
представляет собой предварительный отчет, который будет пересмотрен, как
только того потребует полученная информация.
5. Были сделаны следующие предварительные заключения:
а) Очевидно, что наблюдалось несколько типов летающих объектов,
хотя их идентификация и происхождение неизвестны. В интересах национальной
безопасности неразумным было бы исключать возможность, что некоторые из этих
объектов имеют иностранное происхождение;
б) Предполагая, что объекты, в конце концов, могут быть
идентифицированы как иностранные или финансируемые из-за рубежа, возможные
причины их появления над территорией США требуют дальнейшего анализа.
Заслуживают внимания следующие возможные объяснения:
1. Ослабление уверенности США в атомной бомбе как наиболее
современном и решающем средстве ведения боевых действий.
2. Выполнение разведывательных фотографических миссий.
3. Проверка средств ПВО США.
4. Проведение ознакомительных полетов над территорией США.
5. Рекомендуется, чтобы распространение этого исследования
ограничивалось летным составом. _

Такой анализ ситуации генерал Ванденберг мог принять. Хотя авторы
этого документа пришли к выводу, что летающие тарелки существуют, в нем нет
и намека на их внеземное происхождение. Вместо этого документ сводит
обсуждение к ракетам, которые, предположительно, могут быть иностранного, то
есть советского, происхождения. Совершенно секретный документ, приложенный к
приведенному выше письму и озаглавленный “Анализ случаев наблюдения летающих
объектов над территорией США”, был совместно опубликован в декабре 1948 года
руководством разведки ВВС и отделом военно-морской разведки под другим
названием “Исследование подразделения воздушной разведки N 203″ (рассекречен
в 1985 году).
Следуя стандарту таких документов, в нем утверждалось, что
наблюдения НЛО в действительности представляли собой проблему, так как из
них вытекала реальность летающих тарелок. В основном тексте говорится, что
было проанализировано около двухсот десяти наблюдений и что “среди очевидцев
были высококвалифицированные сотрудники Метеорологического бюро США,
кадровые офицеры Военновоздушных сил, опытные пилоты гражданской авиации,
техники, связанные с различными исследовательскими проектами, и техники,
работающие на коммерческих авиалиниях”. Другими словами, уровень надежности
свидетелей и точность их отчетов были выше среднего уровня… Подведены
итоги двух десятков необъясненных наблюдений, включая два, расследованных
ФБР: наблюдение Уильяма Роудса (его фотоснимки НЛО были включены в отчет) и
портлендского полицейского. Другие наблюдения были сделаны метеорологами,
учеными, частными летчиками (включая Кеннета Арнольда), гражданскими и
военными пилотами.
Особый интерес вызывает следующее. 12 ноября 1947 года помощник
капитана танкера ВМФ “Тикондерога”, находящегося в двадцати милях от
побережья штата Орегон, в течение сорока пяти минут наблюдал, как два диска
летели по низкой дуге на скорости тысяча сто – тысяча пятьсот км в час,
оставляя подобно ракетам, огненный след. 5 апреля 1948 года:

_ …три подготовленных наблюдателя за метеозондами из лаборатории
Уотсси, штат Нью-Джерcи, видели круглый, плохо различимый объект поблизости
от военно-воздушной базы Холломан, штат Нью-Мексико. Он летел очень высоко,
быстро и на большой скорости выполнял сложное маневрирование. Объект
наблюдали примерно тридцать секунд, пока он внезапно не исчез. _

Двадцать пять дней спустя, 30 апреля, пилот ВМФ, летящий около
города Анакостия, штат Мэриленд, увидел “желтую или светлоокрашенную сферу
от восьми до двенадцати метров в диаметре”, которая двигалась на скорости
примерно сто шестьдесят км в час на высоте около тысячи четырехсот метров. 1
июля:

_ …майор Хаммер доложил о двенадцати дисках над военно-воздушной
базой Рэпид-Сити. Эти диски были овальной формы, около тридцати метров
длиной и летели со скоростью свыше восьмисот км в час. Спустившись с высоты
трех тысяч метров, они выполнили вертикальный разворот под углом в
тридцать-сорок градусов и с большим ускорением исчезли из вида. _

Имея такие отчеты, не удивительно, что исследователи программы
“Знак” были убеждены в реалькости летающих тарелок, определенно созданных не
людьми.
В этом документе не упоминаются шесть из десяти наблюдений,
которые, по утверждению Раппелта, имелись в “Оценке состояния”
ATIС/программы “Знак”. Тот факт, что некоторые наблюдения, приписываемые
Раппелтом “Оценке”, там не содержатся, может рассматриваться не просто как
изменение. К сожалению, не располагая копией этого документа, мы не можем
говорить, насколько разными были два варианта “Оценки”.
Согласно рассматриваемому документу, из двухсот десяти наблюдений
НЛО объяснение можно было найти только восемнадцати. Из этих восемнадцати
“три были мистификациями, а два исходили от ненадежных свидетелем”. Другие
объясненные наблюдения были частными ошибками или неспособностью свидетелей
разобрать, что они видели. Таким образом, информация в этом отчете
разительно противоречит официальной позиции ВВС, что большинство наблюдений
можно объяснить и что многие очевидцы были мошенниками и ненадежными людьми.
(Немного похоже на прикрытие?).
Тем временем можно представить, что в Центре воздушно-технической
разведки исследователи программы “Знак” старались пережить фиаско “Оценки”.
Хотя теория внеземных космических кораблей была отвергнута Ванденбергом, его
отказ не относился к иностранным космическим кораблям! В письме от 22
октября полковник Уильям Р. Клинджермен, замещавший в то время начальника
управления разведки и являвшийся одним из исследователей программы “Знак”,
предложил “Рэнд корпорейшн” специальное исследование для определения
требований к созданию космических летательных аппаратов. Ниже приводится
выдержка из письма Клинджермена.

_ Настоящим командованием рассматривалась вероятность того, что
некоторые из неопознанных воздушных объектов, замеченных в Соединенных
Штатах и других странах, могут быть экспериментальными космическими
кораблями, способствующими развитию космической техники. Если такие
летательные аппараты действительно были замечены, считается наиболее
вероятным, что они представляют собой научно-технические достижения
иностранных государств, а не внеземную технику. _

Хотя Клинджермен включил в письмо обязательное клише – “если такие
летательные аппараты действительно были замечены”, ясно, что он выходил за
пределы разумного, предполагая, что какаято страна могла иметь достаточно
развитую технологию, чтобы экспериментировать с космическими кораблями.
Вероятно, он считал, что никто на земле не создавал такого корабля. Тем не
менее, он был достаточно уверен в существовании неких летающих тарелок,
чтобы потратить государственные деньги на расследование возможности создания
человеком космических кораблей или их опытных образцов. Этот документ
Клинджермена может считаться доказательством, что гипотеза космических
кораблей всерьез рассматривалась экспертами ATIC.
3 ноября 1948 года после прочтения совершенно секретного отчета
AFI Кебелл написал командующему АМС (теперь это был генерал-лейтенант Джозеф
Макнарни), что исследовательская программа “Знак” создавалась под его
руководством. Далее он продолжал, что “невозможно оспорить появление неких
типов летающих объектов. Идентификация и происхождение этих объектов штабу
неизвестны. Поэтому чрезвычайно важно немедленно удвоить усилия по
определению, являются ли эти объекты отечественного или иностранного
производства, пока не будут получены убедительные доказательства. Таких
доказательств требует национальная безопасность с тем, чтобы предпринять
ответные меры”.
В течение предыдущих месяцев репортеры вынюхивали, что же удалось
узнать ВВС о летающих тарелках после года исследований. Одним из особенно
упорных репортеров был Сидней Шаллетт, хорошо известный сотрудник журнала
“Сатердей ивнинг пост”, пользующегося широкой популярностью. Кебелл
отреагировал на настойчивость Шаллетта и общую заинтересованность прессы в
письме генералу Макнарни от 3 ноября, порекомендовав, чтобы ВВС
информировали общественность, “исходя из статуса проблемы”. Он писал: “До
настоящего времени было слишком мало данных, чтобы сообщать их
общественности. Пресса, однако, готова взять дело в свои руки и потребовать,
чтобы мы сказали, что знаем, а чего не знаем о сложившейся ситуации. Долгое
молчание с нашей стороны будет неприемлемым”.
Кебелл закончил письмо просьбой к АМС “дать свои рекомендации по
информации, которую можно дать прессе. Просим также ваших рекомендаций
относительно того, должна ли эта информация быть предложена прессе, либо ее
следует скрывать, пока пресса не станет активно добиваться ее”. (Тот факт,
что Кебелл просит дать “рекомендации”, предполагает, что он не знал об
“Оценке ситуации”).
8 ноября полковник Маккой подробно ответил на запрос Кебелла по
поводу мнения АМС. Когда вы читаете это, имейте в виду, что один или
несколько подчиненных Маккоя писали “Оценку ситуации”, поэтому ему
определенно было известно о ней и об отказе Ванденберга. Если так, то он
должен был переживать, что “внеземное” убрали из списка приемлемых
объяснений, оставив иностранные ракеты, ошибочное восприятие естественных
явлений природы или сделанных человеком объектов, галлюцинации (психические
заболевания) и мистификации. Ниже приводится коллективное мнение
специалистов по аэронавтике программы “Знак”.

_ 1. В попытке прийти к заключению о природе случаев наблюдения
неопознанных летающих объектов в Соединенных Штатах настоящее Командование
исследовало примерно сто восемьдесят наблюдений. Данные из первоначальных
отчетов дополнялись информацией, полученной путем опросов по почте, из
других разведывательных структур и путем личного расследования личным
составом Командования случаев, которые должны были предоставить особенно
важные данные.
2. Описанные объекты могут классифицироваться по следующим общим
группам, в соответствии с размерами или физическими характеристиками:
а) плоские диски круглой или округленной формы;
б) летательные аппараты в форме торпеды или сигары без крыльев или
стабилизаторов, видимых в полете;
в) сферические или шарообразные объекты;
г) шары огня без явно определенной формы. _

Это письмо с грифом “Секретно” (рассекреченное в 1986 году)
говорит, что личный состав ATIC/программы “Знак” анализировал около ста
восьмидесяти случаев (т. е. на тридцать меньше, чем в Подразделении
воздушной оценки в Пентагоне). Согласно этому письму, некоторые сферические
или шарообразные объекты были опознаны как стратосферные воздушные шары,
некоторые из этих объектов идентифицированы по своей природе как
“астрофизические”, другие имели психологические причины, некоторые оказались
галлюцинациями, а некоторые – обдуманными мистификациями. (Не указывая
точного количества объектов, автор письма хочет создать впечатление, что
большой процент случаев поддается объяснению). Это противоречит документу
“Анализ”, где указывается, что точное объяснение получило меньше десяти
процентов объектов – восемнадцать из двухсот десяти.
В письме Маккоя говорится, что ATIC приглашает известного
астрофизика, который будет изучать наблюдения и определит, какое из них
может оказаться звездой, метеоритом, планетой и т. п. (это будет доктор Дж.
Аллен Хайнек, консультант ВВС по астрономии с 1948 по 1969 год). ATIC также
занимается изучением психологических проблем… “в сотрудничестве с местной
Воздушно-медицинской лабораторией”. Целью изучения было определить
наблюдения НЛО, которые можно было бы объяснить с точки зрения умственных
расстройств или неспособности людей точно воспринимать и запоминать
неожиданные явления. Письмо Маккоя далее сообщает:

_ 6. Хотя объяснением многих случаев могут служить приведенные выше
причины, остается некоторое количество отчетов, для которых нет разумных
естественных объяснений. В настоящее время у нас нет материальных
доказательств существования неопознанных летающих объектов. _

Здесь опять мы встречаем заключение, что по крайней мере некоторые
из наблюдений зафиксировали реальные, необъясненные летающие объекты.
Утверждение Маккоя, что материальных доказательств нет, предполагает либо
его незнание о розуэллских обломках, либо то, что он знал и намеренно
прикрывал их существование в своем письме, либо данные не относились к
наблюдениям летающих тарелок. Если верно первое предположение, значит,
вышеприведенное утверждение является еще одним доказательством сокрытия
истины на самом высоком уровне.
В следующем параграфе Маккой пишет, что различные типы наблюдаемых
объектов – не “американского происхождения” и что, хотя дисковидный
летательный аппарат можно было бы поднять в воздух с существующими
отечественными двигательными установками (пропеллер, реактивные двигатели и
т. д.), он имел бы “малую скорость набора высоты, высоту полета и
дальность”. Полковник Маккой говорит также, что рассматривались и необычные
возможности.

_ 8. Не исключалась вероятность, что подобные объекты представляют
собой летательные аппараты с других планет. Однако реальных доказательств в
поддержку этой версии нет. Сравнивалась частота наблюдений объектов с
приближением к Земле планет Меркурий, Венера и Марс. Замечены периодические
изменения частоты наблюдений НЛО, которую можно соотнести со сближением
планет, но это может быть чистым совпадением. _

Это письмо доказывает, что аналитики Центра военно-технической
разведки на самом деле всерьез рассматривали внеземную версию, поскольку
проверяли идею, что летающие тарелки могли появляться с Марса или Венеры,
несмотря на твердую уверенность астрономов, что ни на Марсе, ни на Венере не
существует разумной жизни. В письме также отмечается совпадение
периодичности наблюдений таинственных объектов с периодичностью сближения
этих планет с Землей, однако эта кажущаяся взаимосвязь в наблюдениях 1947 -
1948 годов не отслеживалась в последующие годы.
Письмо Маккоя можно назвать “Призраком “Оценки”. В нем не
говорится, что внеземная версия ошибочна, что доступные свидетельства,
будучи нематериальными, недостаточно убедительны для ее принятия. Вывод из
этого утверждения заключается в следующем: как бы ни были убедительны
свидетельства наблюдений, теория космических кораблей может быть принята,
только если найдутся прямые доказательства – обломки крушения и, вероятно,
тела инопланетян.
Письмо полковника Маккоя приходит к следующим заключениям:

_ а. В большинстве случаев наблюдатели действительно видели какой-то
тип летающих объектов, который они не могли определить как самолет в силу
ограниченности личного опыта.
б. Все еще не существует убедительных доказательств, что
неопознанные летающие объекты, за исключением воздушных шаров, являются в
действительности летательными аппаратами.
в. Хотя очевидно, что наблюдались некоторые типы летающих
объектов, их точную природу нельзя определить, пока не будут получены
материальные доказательства, например, обломки от крушения. _

Эти три абзаца иллюстрируют смятение, воцарившееся после того, как
Ванденберг отверг “Оценку”. В пунктах а) и в) Маккой говорит, что
наблюдатели видели какой-то тип летающих объектов, но в пункте б) он
утверждает, что нет доказательств, что эти объекты, за исключением воздушных
шаров, являются в действительности летательными аппаратами. Означает ли это,
что свидетели видели нереальные летательные аппараты, которые казались
реальными? Или это означает, что свидетели видели реальные летающие объекты,
которые не были летательными аппаратами (то есть самолетами)?
Наконец полковник Маккой отвечает на вопрос генерала Кебелла, что
именно нужно сообщить прессе, если это вообще нужно.

_ 11. Не рекомендуется давать прессе информацию о тех летающих
объектах, которые мы еще не можем идентифицировать или о которых не можем
предоставить разумных заключений. Если журналисты будут настаивать на
каком-либо заявлении, предлагается информировать их, что многие объекты были
опознаны как метеозонды или небесные тела, а с целью объяснения других
наблюдений проводятся расследования. _

Очевидно, что полковник Маккой не намеревался говорить американцам
правду о результатах исследования летающих тарелок! Советуя Кебеллу сообщить
практически неправду, Маккой рекомендует ВВС избегать (а можно сказать,
убегать) возможных проблем, которые неизбежно возникли бы в случае, если ВВС
признали бы, что многие наблюдения просто нельзя объяснить известными
объектами или естественными природными явлениями. Вместо этого полковник
предлагает тот стиль пресс-релиза, который станет для ВВС основой подачи
информации о летающих тарелках на ближайший двадцать один год:

_ а. Открыто обсуждать только объяснимые наблюдения;
б. Формулировать заявления, которые убедят американцев, что
большинство наблюдений можно объяснить;
в. Уверять, что продолжающиеся расследования дадут объяснения
другим случаям;
г. Не обсуждать необъяснимые наблюдения. _

В последующие годы будет добавлен еще один элемент:

_ д. Утверждать, что наблюдения, которые нельзя объяснить, просто
дают недостаточно информации для объяснения.
(Очень всестороннее исследование около трех тысяч наблюдений НЛО,
сделанных в 1952-1953 годах, представленное в специальном отчете N 14
программы “Голубая книга”, показывает, что пункт “д” был неправдой:
многие наблюдения давали более чем достаточную информацию для обычных
объяснений, если бы таковые были возможными. Тем не менее, ВВС продолжали
использовать пункт “д” в публичных заявлениях). _

30 ноября 1948 года генерал-майор Кебелл вновь адресует проблему
контактов с прессой бригадному генералу И. Муру, заместителю начальника
разведки по производству. Письмо под заголовком “Гласность в случаях с
летающими тарелками” ссылалось на заключение, сделанное AFI, – “наблюдается
некий тип летающих объектов, хотя их идентификация и происхождение все еще
не известны”. “К настоящему времени, – продолжалось в письме, – недостаточно
информации для принятия каких-либо действий, кроме продолжения попыток
определить природу и происхождение этих объектов”. Отмечая нарастающее
давление со стороны национальной прессы “предать гласности случаи с
летающими тарелками”, Кебелл говорит, что “пытался разубедить представителей
прессы публиковать подобные статьи”, “поскольку они будут носить по большей
части спекулятивный характер и, возможно, спровоцируют поток отчетов,
которые сделают проблему анализа и оценки… еще более затруднительной”.
Генерал заканчивал письмо рекомендацией, чтобы “запрашивающие организации
получали ответ, что ВВС тщательно расследуют все достоверные отчеты”, и
просьбой к министру обороны, Джеймсу Форрестолу, дать согласие на помощь
прессе со стороны ВВС в подготовке таких статей…”
Помощь прессе в подготовке статей? Означает ли это, что Кебелл
передумал и теперь будет снабжать прессу полными данными по летающим
тарелкам? Или это значит, что, помогая прессе, Кебелл получит контроль над
тем, что пресса сообщает?
Настойчивость Сиднея Шаллетта восторжествовала. Он получил
одобрение на статью о летающих тарелках от министра обороны, командующего
ВВС, начальника штаба ВВС (генерала Ванденберга), который отдал распоряжение
разведке помочь журналисту. 5 января 1949 года капитан Бэртон Инглиш,
заведующий отделом периодики Управления связей с общественностью, составил
меморандум на имя Стивена Лео, начальника Управления, в отношении “статьи
Сиднея Шаллетта “Летающие тарелки”. Капитан Инглиш установил определенные
ограничения на использование Шаллеттом ряда засекреченных и разведывательных
документов.

_ 1. Не выдавать ему ни одного документа с грифом “Совершенно
секретно”.
2. Не выдавать разрешение на копирование документов из иностранных
источников, независимо от грифа секретности.
3. Копии отечественных документов должны нести такой же гриф
секретности, как и оригинал, и не должны выноситься за пределы здания.
Шаллетт не должен иметь доступ к совместным заключениям ВВС по
различным отчетам. В случае, если будут использованы секретные документы или
информация из них, не следует указывать конкретный район, где произошло
наблюдение. Вместо этого район нужно определять, как Европа или Азия, в
зависимости от места наблюдения НЛО. _

Капитан Инглиш также заявлял, что статья Шаллетта перед выходом в
свет должна быть отредактирована ответственным лицом.
Примерно неделю спустя, 13 января 1949 года Стивен Лео написал
письмо генерал-лейтенанту Бенджамину Чайлдло, заместителю Командующего
материальной части, с просьбой предупредить его о прибытии журналиста,
которого он называл “наш друг Шаллетт”. (У Шаллетта явно были тесные связи с
ВВС). Лео написал Чайлдло, что журналист “получил разрешение командующего
ВВС, начальника штаба ВВС и министра обороны” и что до поездки в АМС он
несколько дней разговаривал с сотрудниками Пентагона. Лео предупредил, чтобы
Шаллетт обязательно встретился с полковником Маккоем и что “генерал
Ванденберг хочет, чтобы журналист поговорил с экспертами программы”. Лео
продолжает:

_ Шаллетт уже ознакомился с двумя томами сводок по наблюдениям НЛО,
имеющимся здесь, включая наблюдения с 1 по 177, и хотел ознакомиться с
третьим томом. Мы также хотели, если представится случай, познакомить его с
группой исследователей. Журналист сказал, что, возможно, захочет встретиться
еще и с гражданскими специалистами, предоставившими материал для программы;
мы предупредили его, что такие встречи следует согласовать с подразделением
полковника Маккоя.
У наших разведчиков установлена непосредственная связь с Маккоем,
и мы доложили ему о визите Сида и какой материал ему предоставляли.
Единственным ограничением было не давать окончательного, общего заключения
ВВС. _

Шаллетт получил необходимую помощь и к концу января 1949 года
большую часть данных по наблюдениям НЛО. Эта помощь, несомненно, очень
помогла журналисту. Однако цинично настроенный человек мог заметить
следующее: разведка ВВС, в действительности, не хотела выступлений в прессе,
потому что она опасалась “отчетов сумасшедших и последующего нескончаемого
потока работы для наших исследователей”. Поэтому разведка ВВС решила помочь
Шаллетту, чтобы повлиять на его мнение и таким образом сбить общественный
интерес к наблюдениям. Как бы там ни было, факт остается фактом: в мае 1949
года вышла статья (см. главу 9), которая почти полностью была направлена
против существования летающих тарелок.
Работа над программой “Знак” официально завершилась в январе 1949
года, но сбор сведений о летающих тарелках и их анализ продолжался под новым
кодовым названием “Зависть”. В течение нескольких последующих месяцев
главные эксперты программы “Знак” были распределены по другим
спецпрограммам. Исследователям рангом ниже заниматься было нечем, кроме как
собирать и подшивать наблюдения, подготавливая их к окончательному докладу,
который должен был подвести итоги программы “Знак”. Поскольку в АМС
воцарился глубокий скептицизм, качество расследований ухудшалось с каждым
днем. Это была реакция на отказ генерала Ванденберга принять логические
заключения, представленные в “Оценке”. Если летающие тарелки не были
отечественной оборонной разработкой и не были русскими самолетами, и если
они не могли быть космическими кораблями иных цивилизаций, тогда, пусть это
кажется нелогичным, они были ошибками в наблюдении, ошибками в отчетах,
галлюцинациями – всем, кроме того, чем они действительно казались.
Хотя в конце 1948 и начале 1949 годов исследовательская
деятельность в программе “Знак” практически прекратилась, разведка ВВС в
Пентагоне не теряла интерес к активности НЛО. 4 февраля 1949 года
генерал-майор Кебелл выпустил “Разведывательный меморандум по обстановке N
4″, озаглавленный “Необычные летательные аппараты”, чтобы “подтвердить
необходимость получения ВВС информации по наблюдению необычных летательных
аппаратов и неопознанных летающих объектов, включая так называемые “летающие
диски”, а также для установления необходимых форм отчетности. В этом
многостраничном документе указывались методы отчета и точная информация,
касающаяся наблюдения (время, дата, местоположение, погода и т. д.),
предмета наблюдения (размер, форма, расстояние, скорость, цвет и т. д.) и
наблюдателя или наблюдателей (место работы, увлечения, надежность, наличие
документов в полиции, ФБР и т. д.). Глубина информации, запрашиваемая в этом
меморандуме, наводила на мысль, что AFI очень серьезно относилась к
расследованию наблюдений летающих тарелок.
Это хорошо, что AFI еще интересовалась ими, потому что начинался
новый этап в изучении неопознанных летающих объектов. 14 октября 1948 года
подполковник Эрл младший из отдела Требований воздушной разведки написал
письмо в отдел Планирования разведки армии, в котором говорилось:
“Исследование, проводимое АМС, показывает, что частота наблюдений
летающих дисков и/или других летающих воздушных объектов случается через
определенные промежутки времени; начало новой волны наблюдений неизбежно”. В
письме просьба о помощи у армии “в передаче отчетов наблюдений летающих
воздушных объектов непосредственно в АМС”. В письме также содержится просьба
разрешить в гарнизонах армии начать расследовательные мероприятия с упором
на сбор фотодоказательств доложенных наблюдений”. 7 ноября 1948 года Р. Ф.
Эннис, исполняющий обязанности главнокомандующего разведки армии, написал
следующую директиву командующим армий, расквартированных в континентальной
части США: “Управление разведки ВВС сообщает, что наблюдения летающих дисков
и/или других летающих воздушных объектов случаются через определенные
промежутки времени, и начало новой волны наблюдений неизбежно. Мы требуем,
чтобы командование обращало особое внимание на отчеты по наблюдениям любых
неопознанных воздушных объектов и, если возможно, прилагало их фотоснимки”.
Всего лишь месяц спустя это предсказание неожиданным образом
подтвердилось: на Юго-Западе США над засекреченными армейскими объектами
были замечены странные зеленые огни. Эти новые наблюдения начались, лишь
когда к расследованию вновь было привлечено ФБР.

ГЛАВА 6. Защита жизненно важных объектов

Директору ФБР Гуверу хотелось выйти из игры во все эти летающие
блюдца, и примерно в течение года ему это удавалось. Тем временем ВВС
пытались решить проблему НЛО и хотели, чтобы они куда-нибудь исчезли. Но
летающие тарелки и “неопознанные воздушные явления” так просто не исчезали.
Наоборот, их видели над стратегически важными объектами США, включая районы,
где конструировались, испытывались, изготавливались и хранились атомные
бомбы.
Ок-Ридж, штат Теннеси, был одной из таких областей. Во время
Второй мировой войны министерство обороны объявило Ок-Ридж запретной зоной
площадью почти в пятнадцать тысяч гектаров, где велись секретные
эксперименты для получения материалов для атомной бомбы. В 1949 году здесь
все еще проводились секретные испытания, и изготавливалась начинка для
ядерных бомб. Естественно, правительство требовало защитить Ок-Ридж от
подрывной коммунистической деятельности и шпионажа, а ФБР было ответственно
за эту работу. Следовательно, за всем, выходящим за рамки нормы, велось
строгое наблюдение.

_ Кому: Директору ФБР, 10 января 1949 года.
От: старшего специального агента в Ноксвилле.
Тема: Летающие тарелки наблюдались над зоной Ок-Ридж.
Внутренняя секретность – Х. _

Так начиналось письмо, которое опять втянуло Гувера и его агентов
в работу по летающим тарелкам.
Ноксвилл, Теннеси. Агент ФБР С. С. Максвейн приложил к этому
письму два фотоснимка, на которых была изображена летающая тарелка над
Ок-Риджем в 1947 году. Ему передал фотоснимки Джордж Ратман, главный
следователь Управления безопасности по атомной энергетике.
Согласно письму, Ратман постарался отыскать и получить два десятка
копий этих снимков, которые их автор раздарил друзьям. Он собрал их по
просьбе полковника Клайда Гассера, инженера Исследовательского центра по
ядерной энергетике для самолетных двигателей (NEPA) (NЕРA – Nuclear Energy
for the Propulsion of Aircraft. – прим. ред.), поскольку последний
беспокоился о том, чтобы популярность снимков не нанесла вред. Полковник
Гассер также попросил Ратмана посоветовать бывшим владельцам снимков “как
можно меньше говорить о них”. Гассер не сказал, почему это случилось спустя
полтора года.
Ратман затем связался с ФБР, чтобы дать на экспертизу эти
фотоснимки. Агент Максвейн сообщил ему, что “в соответствии с правилами
Бюро, по этому поводу не должно вестись никакое активное расследование”. Тем
не менее, Максвейн подумал, что “нужно опросить Гассера, прежде чем
передавать снимки в Бюро”. Важность этого письма состоит не в том, что
снимки все же были переданы в Бюро, а в том, что Гассер рассказал ФБР о
расследовании, проводимом ВВС. В своем сентябрьском письме, в котором
генерал Твайнинг рекомендовал создать специальную программу для исследования
летающих тарелок, он сказал, что о результатах этих исследований должны
информироваться руководители ряда специальных оборонных программ. Военная
программа NEPA была одной из них, и полковник Гассер, будучи сотрудником
АМС, знал о некоторых результатах исследования летающих тарелок, но далеко
не о всех. Он рассказал агенту Максвейну, что ничего не знал об официальной
заинтересованности (в НЛО) кроме того, что чиновники ВВС считают их
ракетами, созданными человеком, а не естественным феноменом”. Гассер
полагал, что о “таких ракетах в ВВС собрано огромное количество сведений и
что соответствующие исследования ведутся только на авиабазе Райт”. Он также
сказал, что ВВС серьезно относятся к делу, что “исключена любая утечка
информации от военных и что они даже не посоветовали ему молчать о данных,
относящихся к ракете”. Насколько он знал, не существовало остатков летающей
тарелки, пригодной для экспертизы. По его мнению, лучшими доказательствами,
имеющимися в то время у ВВС, были телекопии “фотографий, которые находятся
сейчас в распоряжении инженеров на авиабазе Райт”, но он не знал, насколько
четкими были эти фотографии. Хотя ему не сказали ни о какой разбившейся
летающей тарелке, его проинформировали о столкновении старого чешского
авиалайнера с неизвестной ракетой, которая, как он полагал, и была летающей
тарелкой.
Полковник Гассер сказал, что эти летающие тарелки-”ракеты” могли
лететь на определенной высоте над поверхностью земли, что указывало на
наличие “радиоальтиметра или радиоуправления”. (Вспомните 13 августа 1947
года, наблюдение Юри, рассматриваемое в главе 2, который видел НЛО, летевший
в каньоне Снейк-Ривер и следовавший контурам земли). Гассер знал также о
нескольких наблюдениях инверсионных следов “летательных аппаратов” на
чрезвычайно большой высоте. Полковник считал, что “оставлявший такой след
аппарат летел с невероятно высокой скоростью”.
Гассера очень тревожило предположение, что это могут быть
советские ракеты на атомной тяге. Он строил это предположение на беседах с
экспертами авиабазы Райт, а также на разведданных, имеющихся в его
распоряжении. По словам полковника, “еще четыре года назад нам было
известно, что в Советском Союзе экспериментирует с какого-то рода дисками…
он указал, что более поздние отчеты… представителей Центрального
разведывательного управления в Южной Европе и Южной Азии (указывают), что
русские испытывают радикально новый тип самолетов или управляемых ракет,
которые можно запускать на большие расстояния над морем, разворачивать в
полете и возвращать на базу..”. Разработки военных а Соединенных Штатах
пошли не дальше создания ракет, предназначенных для полета до пункта
назначения, и никаких размышлений над тем, чтобы дать ей способность
вернуться. Он также утверждал, что во всех случаях “появления происходили с
севера, и, судя по отчетам, “ракеты” улетали обратно на север”, словно они
прилетали в Северную Америку через Северный полюс и возвращались тем же
путем. (Это утверждение неверно, поскольку НЛО или “ракеты” летали во всех
направлениях. Однако Гассер явно верил в то, что говорил, и ФБР приняло его
слова всерьез).
Особенный интерес вызывают слова полковника Гассера, что появление
этих “ракет” “подтолкнуло исследования по использованию ядерной энергии для
создания двигателей для управляемых ракет”. (Примечание: программа NEPA
началась в Ок-Ридж в 1946 году. В 1948 году секретная программа Лексингтон
Массачусетского Технологического института пересмотрела исследования NEPA, и
было сделано заключение, что, хотя гарантий успеха нет, “соответствующие
ресурсы и компетентный состав” мог бы привести к созданию атомного самолета.
Время создания было определено в пятнадцать лет). Полковник Гассер также
рассказал ФБР, что “большие усилия были затрачены для определения природы
подобной ракеты (ракет) и… решения, можно ли создать адекватные меры
обороны”.

_ Последнее утверждение показывает, что наблюдения летающих тарелок
в действительности имело влияние на направление исследований ВВС в области
современных двигателей и обороны. _

Это решительно отличается от официальной позиции ВВС в
отношении информирования американцев по проблеме НЛО, когда оно публично
подчеркивало, что большинство наблюдений можно объяснить, что не
существует доказательств передовых технологий и что наблюдения за
летающими тарелками не важны.
24 января 1949 года помощник директора ФБР по безопасности Лэдд
подвел итоги беседы с Гассером в двухстраничном рапорте для Эдгара Дж.
Гувера. Из рапорта следовало, что дело летающих тарелок было серьезным, что
AFI скопила массу информации и что исследования по предмету “ведутся
исключительно на авиабазе Райт”. В рапорте также было отражено мнение ВВС,
что летающие тарелки были сделаны человеком и что у них ядерный двигатель.
Лэдд также подчеркивал предположение Гассера, что ракеты летают из России и
способны поворачивать и возвращаться на базу. Из рапорта становилось ясно,
что точная природа ракет и их происхождение в действительности никому не
известны и что большая часть отчета базировалась на собственных домыслах
Гассера, который читал много разведывательных отчетов о наблюдениях НЛО.
Хотя в имеющихся сейчас документах нет немедленного ответа Гувера
на рапорт, он должен был произвести на него впечатление. В конце концов,
мысль о том, что главная вражеская страна могла без опаски донести с помощью
ракет бомбы, была пугающей. Тот факт, что ВВС могли скрывать основную
информацию, тревожила Гувера. Признания полковника Гассера вместе с
появлением странных зеленых огней над секретными зонами (см. следующую
главу) убедили Гузера, что американцы должны знать больше о наблюдениях НЛО,
чем им говорили ВВС. Возможно, директор ФБР был убежден, что необходимо
пойти на нарушение секретности и сказать американцам, что ВВС считали, что
советские ракеты беспрепятственно летают над территорией США. Это трудно
доказать, но, кажется, несколько месяцев спустя Гувер сделал именно это.

ГЛАВА 7. Большие огненные шары

_В промежутках между войнами оружие будет оснащаться ядерными
боеголовками. Из меморандума ФБР для служебного пользования. 10 февраля 1949
года._

За месяц до опроса ФБР полковника Гассера агенты, ответственные за
безопасность ядерных объектов на Юго-Западе США, внезапно столкнулись с
неожиданным и пугающим ночным явлением – периодическим появлением возле
секретных объектов зеленоватых огней, двигающихся по небу с большой
скоростью. Огни стали появляться в конце ноября 1948 года, как бы
подтверждая предсказание подполковника Эрла младшего о неизбежном увеличении
числа появлений НЛО (см. окончание 5 главы). Огни были яркого
зеленовато-голубого цвета, похожие на большие метеоры. (Крупные метеоры
больше, ярче и светятся дольше обычных; последние представляют собой
небольшие кусочки межзвездного вещества, прочерчивающие в небе небольшие
полоски). Зеленоватые огни, которые появлялись около охраняемых объектов,
можно было бы назвать метеорами, если бы не три странные и тревожные вещи.
Их цвет был странным. Иx видели много раз в месяц, вблизи ядерных объектов в
Нью-Мексико и больше нигде. И хотя скоро стало ясно, что это вовсе не
метеоры, их продолжали называть “зелеными метеорами”.
Первые шары в небесах над Нью-Мексико были приняты наблюдателями
за военные зеленые ракеты, и на них не обратили внимания. Однако серия
наблюдений 5 декабря показала, что предположение о военных ракетах не имеет
под собой основания. Между половиной восьмого и половиной двенадцатого
вечера в общем направлении с севера на юг летели двенадцать шаров. Их видели
несколько человек из службы охраны военного объекта, расположенного между
Альбукерке и Лас-Вегасом. Некоторые охранники были с базы Сандия, которая
сейчас является Национальной лабораторией, где создается ядерное оружие. Эти
наблюдения уже не могли остаться незамеченными силами безопасности. На
следующий день сюда вылетел подполковник Дойл Риз, командующий
спецподразделением, занимающимся в ВВС внутренними расследованиями, (AFOSI)
и устроил проверку на предмет того, имели ли шары отношение к саботажу и
диверсиям.
Не успело начаться дознание AFOSI, как 6 декабря в 10:55 вечера
один из охранников на базе Сандия увидел зеленый метеор, летящий с севера на
юг. На следующий день зеленый шар, летящий с севера на юг, увидел охранник в
Лос-Аламосе (Лос-Аламос, секретная лаборатория, где конструировались атомные
бомбы, была объявлена закрытой территорией во время Второй мировой войны).
Следователи AFOSI Мелвин Ниф и Джон Стал проверили каждую военную
часть, которая могла запускать зеленые ракеты. Ни одна этого не делала. Нил
и Стал захотели увидеть один из шаров своими глазами, поэтому, погрузившись
в 6:35 на маленький самолет, вылетели в Лас-Вегас. Пролетая на высоте
полутора тысяч метров, они увидели неимоверно яркую вспышку. Она летела
почти параллельно по курсу на горизонте примерно две секунды, затем
постепенно погасла, как вдруг неожиданно стала падать вниз, оставляя след
красновато-оранжевых искр, и это продолжалось еще секунду. Шар явно решил
над людьми немного пошутить.
На следующий день следователь Ниф связался с доктором Линкольном
Ла Пасом, директором Института метеористики в Нью-Мексико. У доктора Ла Паса
был высший доступ секретности, во время Второй мировой войны он работал с
ВВС на испытательном полигоне в Уайт-Сэндз. Описание наблюдения Нифа
заинтересовало его, и он начал еженощно наблюдать за метеоритным потоком
Близнецов, с которыми в то время встретилась Земля. (Несколько раз в
год Земля проходит различные участки космоса, где собрано большое
количество мелких частиц вещества, остатки “хвостов” давно погибших комет.
Метеоритный поток Близнецов приходит из одноименного созвездия каждый год
10-12 декабря).
По мнению доктора Ла Паса, основанному на многолетнем опыте
наблюдения за метеоритами, метеоритный поток Близнецов не был ни слишком
ярким, ни зеленым. В своем письме Дойлу Ризу от 13 декабря он сообщил, что
наблюдения, проведенные в период с 9.12.48 по 12.12.48, подтвердили его
(Нифа) сомнения. Далее он утверждает, что “все метеориты, как из созвездия
Близнецов, так и другие, которые я активно наблюдаю в период активности
метеоритного дождя Близнецов, с 1 декабря 1926 года… всего 414, цвет
которых был опубликован… ни один… не был зеленым или зеленоватым”.
Ночью 12 декабря Ла Пас сам стал свидетелем зеленых шаров. Подвозя
в автомобиле двух офицеров ВВС к западу от Лас-Вегаса, он увидел, как
внезапно появился и поплыл с севера на юг яркий зеленый огонь. Это
продолжалось пару секунд. Случилось так, что этот же шар наблюдали в
Лос-Аламосе. Это позволило Ла Пасу методом триангуляции (От лат. triangulum
- треугольник; метод определения положения геодезических пунктов построением
на местности систем смежно расположенных треугольников, в которых измеряют
длину одной стороны (по базису) и углы, а длины других сторон получают
тригонометрически. Основной метод создания опорной геодезической сети и
градусных измерений. – прим. ред.) вычислить путь шара. Анализ показал, что
шар пролетел примерно сорок километров на высоте шестнадцать километров на
скорости от двенадцати до двадцати км/сек. (Обычно метеоры и метеориты
сгорают на высоте около 80 км). Шума не было, но, согласно Ла Пасу, шум
обязательно должен быть, если это нормальный метеор. 13 декабря доктор
написал полковнику Ризу: “Теперь я убежден, что различные случаи с зелеными
ракетами, которые рассматривало AFOSI, не были метеоритами”.
Различные ведомства, отвечавшие за безопасность ядерных объектов,
явно были не довольны мнением доктора Ла Паса, что зеленые огненные шары
были не обычными метеорами. Джерри Максвелл, старший следователь в
Лос-Аламосе, запросил ФБР проверить испытательный полигон в Уайт-Сэндз, не
запускались ли там какие-нибудь ракеты во время наблюдения огненных шаров.
Уайт-Сэндз ответил отрицательно.
Максвелл сказал полковнику Ризу: “ФБР расследует все данные
относящиеся к явлению, которое попало в зону нашего внимания”.
19 декабря Максвелл сопровождал Ла Паса и нескольких агентов AFOSI
в ночное дежурство на гору западнее Лос-Аламоса. К сожалению, они поспешили
- всего на одну ночь. Если бы они дежурили в следующую ночь, они увидели бы
нечто потрясающее: зеленый огненный шар, который менял направление!
20 декабря 8:54 вечера. Очевидцами стали охранники на двух
объектах недалеко от лаборатории Лос-Аламоса. Их показания анализировал
доктор Ла Пас, и 30 декабря он написал подполковнику Ризу:

_ “Обнаружено, что огненный шар, дважды увиденный Уилсоном,
Труэттом, Стрэнгом и Скиппером, появился на высоте, как минимум, шестнадцать
километров и спускался под углом сорок пять градусов к вертикали (согласно
оценке Труэтта) до… высоты всего лишь три с половиной км над уровнем моря
(неразборчиво, точка), откуда наблюдали Стрэнг и Скиппер. Когда огненный шар
приблизился… (к высоте 3.5 км), его траектория выровнялась, и отсюда до
точки исчезновения он летел по горизонтали примерно двенадцать км, двигаясь
со скоростью от шести до двенадцати км в час в зависимости от длительности
оценки… Проекция следа шара на земле, как определено, проходит в семи с
половиной км к северу от Лос-Аламоса. Следует особо отметить, что нисходящую
траекторию полета наблюдал только инспектор Труэтт, но он абсолютно уверен,
что его наблюдения нисходящей части траектории верны. Следует также отметить
отсутствие любого звука, хотя расстояние шара от наблюдателей и от шара до
земли было всего несколько километров. Я, не сомневаясь, свидетельствую, что
объект с такой траекторией полета и другими особенностями, отмеченными
Уилсоном, Труэттом, Стрэнгом и Скиппером, не был падающим метеоритом”. _

Следующее наблюдение произошло 28 декабря. И снова траектория
полета была горизонтальной с северо-востока на юго-запад, но цвет был другим
- бело-голубым. Перед тем, как объект исчез, он оставил в небе инверсионный
след, который был виден несколько минут. Свидетели видели, как этот след
рассеивается и относится ветром. После прочтения таких наблюдений, можно
легко себе представить, почему Ла Пас был убежден, что зеленые огненные шары
не были метеорами.
Разведывательные подразделения, ответственные за безопасность
секретных военных объектов, затеяли спор, какое из них должно возглавить
расследование. К концу декабря ответственность взяло на себя AFOSI, и с
этого времени ФБР просто “присутствовало” на конференциях, где обсуждались
огненные шары. Эти конференции продлятся следующие два года!
Беспокоило ли разведывательные агентства появление НЛО над
секретными военными объектами? Еще как, учитывая мировые события того
времени, времени шпионов и интриг! После Второй мировой войны Советский Союз
проводил агрессивную внешнюю политику. Холодная война набирала силу; стало
очевидным, что русские идут. За год до описываемых событий присоединили к
коммунистическому блоку Чехословакию. В апреле 1948 года началась блокада
Берлина. Кто знал, где русские ударят и каким оружием? Было известно, что
русские захватили немецких ученых и их ракеты, когда вошли в восточную
Германию, а теперь лихорадочно работают над созданием ядерного оружия.
В то же время Соединенные Штаты не стеснялись в выражениях, когда
дело доходило до угроз применить ядерное оружие в войне против Советского
Союза. Двумя годами раньше, в декабре 1946 года, президент США Трумэн
учредил Комиссию по атомной энергетике (АЕС) для управления атомными
программами. Трумэн намеревался использовать угрозу применения атомной
бомбы, чтобы держать русских под контролем. А чтобы эта угроза была
реальной, нужен был запас атомных бомб. В 1945 году существовало всего две
бомбы… и тем летом они были применены. После войны производство атомных
бомб вновь возобновилось. К концу 1946 года у США было девять атомных
боеголовок. К концу 1947 – тринадцать, а к концу 1948 – пятьдесят. Бомбы
конструировались в Лос-Апамосе. Делящееся вещество производилось на ядерном
заводе в Хэнфорде, штат Вашингтон, и Саванна-Ривер, штат Южная Каролина.
Части бомб и ядерный материал переправлялись для окончательной сборки на
базу Сандия в Альбукерке (примерно сто километров от Лос-Аламоса). Собранные
бомбы отправлялись в Форт-Худ, штат Техас, и хранились в специальном
хранилище, известном под названием база Киллин. Эти объекты были прямыми
целями советских разведчиков, а потому любое потенциально угрожающее явление
должно было быть расследовано.
Появление вначале летающих тарелок, а затем зеленых огненных шаров
бросало в холод структуры безопасности США. Могли ли наши сверхвраги
совершить “квантовый прыжок” и вырваться вперед, оставив позади наши
ракетные технологии? Могли ли зеленые светящиеся шары быть советскими
ракетами, направленными против наших оборонных объектов? Никто не
сомневался, что зеленые шары существовали. Но что это было? Меморандум
начальнику разведки Четвертой армии от полковника Юстиса Поланда от 13
января 1949 года демонстрирует степень обеспокоенности и перечисляет
несколько версий.

_ Структуры безопасности в Нью-Мексико проявляют большую
озабоченность по поводу этих явлений. Они считают, что некая иностранная
держава делает “пробные выстрелы” с помощью суперстратосферного устройства
(!), сконструированного для самоуничтожения (!). Они также полагают, что,
когда это устройство (!) будет усовершенствовано и станет более точным,
фактор самоуничтожения (!) будет устранен в пользу боеголовки.
Другое слишком смелое предположение, чтобы считаться приемлемым,
таково: данные явления – результат экспериментов радиологической войны
иностранной державы. В дальнейшем лучи могут быть смертельны или стать
причиной авиакатастроф, которые, как подмечено, участились за последнее
время.
Еще одна группа экспертов полагает, пусть это крайне недостоверно,
что США проводят какие-то сверхсекретные испытания. _

Этот меморандум заканчивается предложением, чтобы в “этот район
была послана научная группа для изучения ситуации”, потому что “эти явления
очень тревожны, особенно из-за близости к секретным объектам”.
Затем произошло “великое видение”. 30 января 1949 года зеленый
огненный шар видели более сотни человек в Западном Техасе, Нью-Мексико и
Колорадо. Согласно посланию с грифом “Доставить курьером лично” командующего
военно-воздушной базой Киркленд начальнику специальных расследований ВВС
(копия для ФБР), Комиссия по атомной энергетике, Проект специального
вооружения ВВС (отвечающего за ядерное оружие), местное командование
Четвертой армии обеспокоены последствиями этого явления.
Обеспокоены наверняка, потому что они не могли доказать, что это
не были советские ракеты.
На следующий день старший специальный агент ФБР в Сан-Антонио,
штат Техас, написал донесение в штаб.

_ Кому: директору ФБР, 31 января 1949 года
От: ССА, Сан-Антонио.
Тема: защита жизненно важных объектов.

На последнем недельном заседании G-2 (военная разведка), ONI
(отдел морской разведки), OSI (управление специальных расследований ВВС) и
ФБР, офицеры военной разведки в расположении Четвертой армии обсуждали
“неопознанный летательный аппарат” или “неопознанное воздушное явление”,
иначе известное как “летающий диск”, “летающая тарелка” или “огненный шар”.
Эта тема считается совершенно секретной как офицерами армии, так и ВВС. _

Так начинается двухстраничное письмо в штаб ФБР, рисующее
нападение феномена зеленого огненного шара, которое военные чины считали
совершенно секретным. Агент ФБР кратко описывает предыдущую историю.

_ Хорошо известно, что за последние два года пришло много отчетов из
различных частей страны о наблюдениях неопознанных воздушных объектов.
Первые такие наблюдения случились в Швеции (первые наблюдения в Швеции
касались так называемых “ракет-призраков”, которые наблюдали многочисленные
свидетели в 1946 году. Шведские военные считали их советскими ракетами.
Исследования этих наблюдений шведскими и американскими военными
специалистами не подтвердили, что эти “ракеты” были советскими устройствами.
Тем не менее, некоторые наблюдения были так хорошо описаны, что не могли
быть следствием боязни войны или психозов. Некоторые объекты были огнями
различного цвета, иногда – летящими по небу искрами или следами. Не было
опубликовано ни одного заключительного объяснения, если, конечно, оно вообще
было найдено) и, хотя природа объектов осталась неизвестной, считается, что
они из России. _

Затем агент описывает наблюдение Чайлза-Уиттеда 24 июля 1948 года,
которые видели “ракету”, появившуюся из грозового облака прямо перед
авиалайнером “Истерн Эйрлайнс” и моментально исчезла в другом облаке, едва
избежав столкновения с самолетом.

_ В течение последних двух месяцев различные наблюдения необъяснимых
явлений происходили в районе объекта АЕС в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико,
где до настоящего времени фиксируются данные явления. В течение декабря 1948
года, 5, 6, 7, 8, 11, 13, 14, 20 и 28 числа наблюдения необъяснимых явлений
около Лос-Аламоса были сделаны офицерами Управления специальных
расследований, гражданскими и военными пилотами, инспекторами охраны
Лос-Аламоса и гражданскими лицами. 6 января 1949 года в той же зоне
наблюдался еще один похожий объект.
Доктор Линкольн Ла Пас, известный метеоролог, обычно возглавлял
наблюдения около Лос-Аламоса, пытаясь определить характеристики необъяснимых
явлений. До этого времени получено очень мало конкретной информации.
Случались дневные наблюдения, которые с некоторой степенью
вероятности оцениваются как возможный выхлоп реактивного двигателя. Ночные
наблюдения имеют форму огней обычно яркого зеленого цвета, похожего на
зеленый сигнал светофора или зеленый неоновый огонь. Некоторые отчеты
фиксировали, что огни начинались с красной или оранжевой вспышки. В других
отчетах говорится, что цвет объектов был красным, белым, бело-голубым или
желтовато-зеленым. Иногда свидетели указывают на след красного цвета.
Спектральный анализ одного шара показал, что это может быть сплав меди,
используемый при ракетных испытаниях, который полностью распадается во время
взрыва, не оставляя обломков. Известно, что до сих пор не было найдено
никаких обломков НЛО. _

Затем агент описывает траектории и скорости огненных шаров и
делает заявление, которое могло бы потрясти Гувера.

_ Их курс указывает, что они летят по восточно-западному азимуту с
вероятностью подхода с северного квадранта, что было бы последней фазой
большого круга, если они прилетали из России… _

Полковник Гассер утверждал, что летающие тарелки запускаются из
России. Агент ссылается на доктора Ла Паса, перечислившего полдюжины причин,
почему “наблюдаемые явления не являются метеорами”. Каковы же выводы?

_ Либо они являются ненаблюдаемыми до сих пор естественными
феноменами, либо это нечто сделано человеком. В нашей стране не известен ни
один научный эксперимент подобного рода. _

Реакция Гувера на появление светящихся шаров не содержится ни в
одном доступном исследователям НЛО документе ФБР. Можно, однако, догадаться,
что, сравнив данную информацию с информацией Гассера, Гувер логически
заключил, что русские ракеты с атомными двигателями нацелены на наши атомные
объекты.
7 февраля полковник Юстис Поланд опять написал начальнику
армейской разведки о “необычных огнях, которые некоторое время назад
наблюдались рядом с Лос-Аламосом”. В меморандуме говорится, что “поскольку
это явление никак не объяснено, оно беспокоит штаб, а также АЕС и OSI”.
Таким образом, отдел безопасности Лос-Аламоса рекомендует “представителям
трех заинтересованных служб собраться с этой целью вместе с привлечением
ведущих ученых”. Собрание было намечено на 16 февраля.
Начальник армейской разведки явно не был обеспокоен, поскольку
ответил, что “необъяснимость” была результатом только недостатка данных и
что “нет оснований верить в существование необычных летательных аппаратов
или нового секретного вражеского оружия. (“Необычные летательные аппараты” в
данном контексте означало “летающие тарелки”).
Еще один меморандум по армии, исходящий от начальника разведки,
указывает, что Центр по ядерной энергетике (АЕС) не был заинтересован в
таком собрании, поскольку “не считает, что это явление не служит основанием
для подобных действий”.
10 февраля штаб ФБР получил донесение от старшего агента в Эль
Пасо, штат Техас, которое подводит итог пугающей гипотезе доктора Ла Паса.

_ Доктор Ла Пас расширил рамки проблемы огненных шаров: “…что
объекты были управляемыми ракетами, летающими вокруг земли на высоте
приблизительно сорок км и на скорости примерно двадцать четыре км в
секунду”. Ракеты, вероятно, управлялись агентурой, расставленной в разных
точках и способной над определенным районом опустить и взорвать ее… Доктор
Ла Пас полагает, что русские или какая-то другая страна испытывают эти
ракеты, которые не несут боеголовок, и взрывают их на высоте примерно
шестнадцать км. После испытаний Ла Пас предполагает, что они будут
оснащаться атомными боеголовками. _

Доктор Ла Пас, ведущий специалист по метеоритам, сказал, что
светящиеся шары не были естественным явлением. Однако армейская разведка не
могла принять гипотезу о русских ракетах, потому что армия и ВВС были
уверены, что США шли, по крайней мере, наравне, если не обогнали Советский
Союз по уровню развития атомной энергетики и ракетам дальнего радиуса
действия. Более того, они не верили, что Советский Союз стал бы испытывать
свои ракеты над территорией США. (Делая это, он рисковал бы потерять
технологическую инициативу из-за возможного крушения одной из ракет. Мы
определенно не стали бы испытывать свои ракеты над территорией СССР).
Поэтому, несмотря на мнение доктора Ла Паса, многие офицеры разведки
считали, что эти светящиеся шары окажутся необычным, но все же природным
явлением.
Наблюдения светящихся шаров привлекли внимание Теодора фон
Кармана, знаменитого математика, который был председателем Комиссии по н?уке
ВВС. (Вспомним, что полковник Маккой из AMC/ATIC в марте 1948 года
рассказывал этой Комиссии о программе “Знак” и расследовании случаев
появления летающих тарелок; см. главу 5). 11 февраля 1949 года фон Карман
написал докладную записку генералу Кебеллу, указывающую на то, что, хотя он
был настроен чрезвычайно скептически насчет летающих дисков и других НЛО, на
него произвело впечатление качество наблюдении светящихся шаров и анализ
доктора Ла Паса. Поэтому он рекомендовал ВВС применить научный подход и
попытаться получить объективные измерения шаров. Адъютант генерала Кебелла в
ответ на письмо фон Кармана указал, что AMC/ATIC уже связались с доктором Ла
Пасом и предложили ему должность астрофизического консультанта программы
“Зависть”. Однако Ла Пас жил в Нью-Мексико, слишком далеко от Дейтона, штат
Огайо, чтобы тесно сотрудничать с АМС, поэтому он рекомендовал вместо себя
доктора Дж. Аллена Хайнека, который был профессором астрономии в
Университете штата Огайо. Работа Хайнека заключалась в астрономических
объяснениях наблюдений необычных объектов, включая зеленые светящиеся шары,
если это вообще было возможным (Хайнек, который умер в 1986 году, был
консультантом ВВС с 1948 по 1969 год, когда закрылась программа “Голубая
книга”. Хотя вначале он был настроен очень скептически, к 1960-м годам начал
понимать, что летающие тарелки, или неопознанные летающие объекты,
существуют в действительности и заслуживают внимания. В 1973 году он основал
Центр изучения НЛО (CUFOS), чьей задачей было собирать и анализировать
наблюдения НЛО и подобные явления. Центр до сих пор существует в Чикаго).
Адъютант генерала Кебелла также написал, что двадцать процентов
случаев были объяснены как метеозонды. (Это означает, что были объяснены
примерно сорок наблюдений. “Анализ случаев летающих объектов над США”,
упомянутый в главе 5, говорит, что были объяснены только восемнадцать
наблюдений). Что касается остальных, то нет видимых доказательств, что
летающие объекты принадлежали иностранным государствам, даже если наблюдения
производились за пределами США. Более того, “возможность иностранных
летательных аппаратов становится все более отдаленной при наблюдениях,
сделанных в США. НЛО представляют собой достижения, которые оставляют далеко
позади хорошо очерченные пределы аэронавтики”. Адъютант Кебелла не ответил
прямо на рекомендации фон Кармана на необходимость объективных измерений,
сказав, что AMC/ATIC анализировали наблюдения и пытались объяснить их.
16 февраля в Лос-Аламосе состоялось совещание, на котором была
предпринята попытка прийти к заключению в отношении огненных шаров.
Присутствовали представители Четвертой армии, Программы специального
вооружения ВВС, ФБР (агент Максвелл), Комиссии по атомной энергетике,
Калифорнийского университета. Самым известным ученым на совещании был доктор
Эдвард Теллер. Присутствовал также директор лаборатории в Лос-Аламосе,
доктор Норрис Бредбери. Председательствовал на совещании, в основном, доктор
Ла Пас. Он начал с обсуждения характеристик обычных метеоров, затем описал,
чем они отличаются от огненных шаров, перечислив с полдюжины особенностей,
включая цвет и, в особенности, горизонтальную траекторию. Совещание длилось
несколько часов, обсуждались многочисленные аспекты проблемы НЛО. Вероятно,
одним из самых загадочных фактов был следующий: в то время как число
наблюдений метеоров в декабре, январе и феврале было средним по всем
Соединенным Штатам, не было ни одного сообщения о зеленых огненных шарах за
пределами Лос-Аламоса, Лас-Вегаса и Западного Техаса. Еще одним аспектом,
смутившим экспертов, включая доктора Теллера, было отсутствие шума, хотя
материальный объект, двигающийся в атмосфере со скоростью несколько
километров в секунду, должен оставлять за собой звуковую волну. (Заметим:
отсутствие звука, несмотря на высокую скорость, было постоянной
характеристикой летающих тарелок). Теллер высказал предположение, что шары
могли быть не материальными объектами, а какого-либо рода оптическими.
Совещание закончилось, затронув множество вопросов, но не дав ни одного
ответа.
Следующее донесение о тайне зеленых светящихся шаров пришло в штаб
ФБР 22 марта от старшего агента в Сан-Антонио. Согласно его отчету, на
еженедельном разведывательном совещании обсуждались наблюдения, “считавшиеся
секретными как разведкой армии, так и разведкой ВВС”. От армейской разведки
он узнал, что “вышеозначенный вопрос теперь именуется “нетрадиционные
летательные аппараты”, а расследование их наблюдений получило наименование
программа “Зависть”. Новая программа должна была заниматься расследованием
наблюдений как летающих дисков, так и зеленых огненных шаров.
В донесении от 22 марта старший агент в СанАнтонио упоминает уже
обсуждавшееся совещание в Лос-Аламосе, состоявшееся 16 февраля, а затем
говорит, что армейская разведка рассказала ему, что:

_ 1 ноября 1948 года от высших военных чинов была получена
информация, что ВВС предупреждали, что такие явления происходят периодически
и что неизбежно последует еще одна волна наблюдений НЛО. Далее, 14 февраля
1949 года высшее военное руководство было уверено, что в конце концов данное
явление найдет свое естественное объяснение. _

В этом донесении не объясняется, почему высшее военное руководство
считало, что зеленые огненные шары найдут свое естественное объяснение,
несмотря на утверждение доктора Ла Паса, что они не являются метеорами.
Вероятно, это было принятие желаемого за действительное со стороны высшего
руководства. Возможно, так говорили, чтобы избежать очень сложной
политической ситуации, которая последовала бы, признай руководство, что
огненные шары не были естественным феноменом.
То, что агент докладывал далее, не было обнадеживающим ни в коей
степени. На самом деле, могло показаться, что для структур безопасности
ситуация выходит из-под контроля, потому что “яркие огни” видели

_ …к северу от базы Киллин, в районе жизненно важного объекта в
Кэмп-Худ, штат Техас… Было сделано заключение, что яркие огни около
Киллина, возможно, имеют ту же природу, что и замеченные в районе базы
Сандия, Лос-Аламос… _

Другими словами, световые ночные явления впервые наблюдались в
районах, где атомные бомбы конструировались (Лос-Аламос) и строились (база
Сандия), а теперь их видели там, где бомбы складировались! Вспомним, что эти
наблюдения случались только на американском Юго-Западе. Зеленые огненные
шары не наблюдались нигде больше. Некоторым разведывательным агентам могло
показаться, что они следуют за атомными бомбами. Согласно этому донесению,

_ есть причины полагать, что вышеупомянутое явление может быть
связано с секретными испытаниями, ведущимися некоторым государственным
учреждением США, поскольку считается, что Соединенные Штаты
продвинулись дальше в развитии технологии управляемых ракет, чем любая
другая иностранная держава. _

Донесение старшего агента от 22 марта иллюстрирует, насколько были
сбиты с толку офицеры безопасности и разведки наблюдениями зеленых огненных
шаров. Они безоговорочно приняли тот факт, что это были реальные объекты или
явления, и старались найти наиболее вероятное или наименее невероятное
объяснение. Они отрицали гипотезу о советских ракетах, несмотря на анализ Ла
Паса. Предположение “высшего военного руководства”, что огненные шары были
естественным феноменом, не убедило их, потому что доктор Ла Пас отрицал
“естественную” теорию. Более того, они хорошо понимали, что, хотя имели
доступ к совершенно секретным документам, они не знали обо всех совершенно
секретных испытательных военных программах. Поэтому единственным остающимся
объяснением было то, что эти объекты являлись секретными испытательными
устройствами Соединенных Штатов, поскольку “внеземное объяснение” было
отклонено ВВС (генерал Ванденберг).
К этому времени, пока ФБР Гувера переваривало теорию советских
ракет полковника Гассера и узнавало о зеленых огненных шарах над ядерными
объектами на Юго-Западе страны, оно получило около сорока копий меморандума
Кебелла от 15 февраля 1949 года (упомянутого в конце главы 5). ФБР могло
показаться, что высшим чинам ВВС отчаянно необходима информация о
“нетрадиционных летательных аппаратах” и зеленых огненных шарах.
Эта крайняя нужда в информации вынудила ФБР изменить свою политику
в отношении наблюдений за летающими тарелками. Помощник Д. М. Лэдда написал
директиву, рекомендующую ФБР выпустить новое предписание агентам по всей
стране. Директива включает следующий абзац, где раскрывается причина
беспокойства ФБР:

_ (Полковник Гассер) недавно конфиденциально сообщил Бюро, что ВВС
считают летающие диски ракетами, сделанными человеком, а не естественным
феноменом, и что еще четыре года назад стало известным, что русские
экспериментируют с какого-то рода летающим диском. Из дальнейшей беседы с
полковником Гассером было определено, что большинство летающих дисков,
наблюдаемых в Соединенных Штатах, подлетают с северного направления и
возвращаются в том же направлении. Это с большой долей вероятности
указывает, что они прилетают из России. _

В документе указывается на недавнее получение “достаточного
количества копий меморандума от 15 февраля 1949 года, озаглавленного
“Нетрадиционные летательные средства”, который будет передан в наши
оперативные подразделения”. (ФБР знало, что разведка ВВС была настроена
серьезно, поскольку потратила время и усилия, чтобы напечатать все пятьдесят
копий, вместо того, чтобы заставить ФБР использовать собственных секретарей
для размножения документа). Меморандум кончался указанием, что вопрос
летающих дисков был “настолько важным для внутренней безопасности страны,
что наши оперативные подразделения должны получить возможно большее
количество сведений от информаторов с тем, чтобы оказать помощь
разведуправлению ВВС”. (Здесь “информатор” означает лицо, которое
добровольно поставляет сведения ФБР). 25 марта ФБР выпустило “письмо старшим
агентам за N 38, серия 1949 года”, в котором говорилось:

_ Просим обратить внимание на бюллетень Бюро N 57, серия 1947, от 1
октября 1947 года относительно приостановки расследования ФБР дел, связанных
с летающими тарелками.
Для вашего личного сведения: надежный и конфиденциальный источник
сообщил Бюро, что есть мнение, что летающие диски являются сделанными
человеком ракетами, а не природным явлением. Также определено, что последние
четыре года в СССР экспериментировали с неизвестным типом летающего диска.
Разведуправление ВВС предоставило Бюро прилагаемый меморандум с
грифом “Для ограниченного пользования” от 15 февраля 1949 года,
озаглавленный “Нетрадиционные летательные аппараты”. Данный меморандум
передается вам с тем, чтобы все агенты, прикрепленные к вашему
подразделению, были информированы, какие сведения требуются ВВС по данному
вопросу.
Как указано в вышеупомянутом бюллетене Бюро N 57, ваше
подразделение не должно вести никаких расследований относительно летающих
дисков, однако следует иметь в виду прилагаемый меморандум при получении
сведений от лиц, добровольно предлагающих информацию, касающуюся летающих
дисков. _

Ситуация с огненными шарами и летающими дисками должна была
казаться в ФБР достаточно глупой. С одной стороны, разведке ВВС требовалась
информация о наблюдениях необычных летательных аппаратов (летающие тарелки)
и зеленых огненных шарах. AFI явно считала их реальными объектами. Некоторые
руководители ВВС полагали, что это советские ракеты, которые испытываются
над территорией США. В то же время другие руководители ВВС не могли
поверить, чтобы СССР мог испытывать ракеты над Соединенными Штатами, и
делали предположение, что это секретные американские устройства. Но зачем
тогда ВВС нужна свидетельская информация по собственным секретным проектам?
Зачем “высшее военное руководство” говорило, что зеленые огненные шары
окажутся естественным явлением, скорее всего метеорами, несмотря на
утверждение доктора Ла Паса, что они не могут быть метеорами по
происхождению.
Располагая всеми этими противоречащими друг другу сведениями, что
должен был думать бедный агент ФБР?

ГЛАВА 8. Безупречный источник

4 апреля агент из Сан-Антонио, штат Техас, усугубил ситуацию
донесением в штаб:

_ 6, 7, 8 и 17 марта огни неизвестного происхождения наблюдались
военнослужащими сил быстрого реагирования, расквартированных примерно в
девятистах метрах к востоку от ограды базы Киллин. _

Многими месяцами позже сотрудники программы “Зависть”, пытавшиеся
объяснить все случаи наблюдения летающих тарелок и огненных шаров, решили,
что огни 6, 7 и 8 марта, вероятно, были метеорами. Однако наблюдение 17
марта в 7:52 вечера оказалось для них слишком твердым орешком. Оно остается
необъясненным. Свидетелями были часовые Второй танковой дивизии, которые в
течение часа наблюдали восемь летающих – преимущественно по прямой – больших
красных, зеленых и белых объектов, напоминающих осветительные ракеты.
31 марта в 11:50 вечера другой свидетель видел светящийся объект,
который отличался от увиденных ранее. Он был такой необычный, что агент ФБР
описал его:

_ …светящийся объект размером с баскетбольный мяч,
красновато-белого цвета, за которым следовал огненный след, наблюдался к
юго-западу от базы Киллин, рядом с Кемп-Худом, штат Техас. Свидетелем стал
лейтенант Фредерик Дэвис, командир взвода роты С, 12-го батальона
мотопехоты, который входит в часть быстрого реагирования из Кемп-Худа, чьей
задачей является защита спецобъекта на базе Киллин.
Дэвис сообщил, что объект находился на высоте примерно две тысячи
метров, летел параллельно земле и на высокой скорости пронесся прямо над
ним. Объект был виден от десяти до пятнадцати секунд и неожиданно исчез в
высоте. Не было ни шума, ни запаха. Погода была ясной, видимость хорошей.
Объект пролетел почти над взлетно-посадочной полосой на базе Киллин.
Когда Дэвис пытался сообщить об увиденном по телефону в штаб, он
слышал на линии только статические или электрические помехи, которые, как он
утверждал, могли быть радиопомехами. _

Это дело N 326 в заголовочном списке из тринадцати тысяч
наблюдений, собранных программами “Знак”, “Зависть” и “Голубая книга”.
Вспомним, что после того, как Ванденберг отклонил внеземное происхождение
НЛО, исследователям из ATIC/программа “Зависть” оставались только два
объяснения:
естественное явление или сделанные человеком ракеты, где
“сделанные человеком” означало “иностранные”, т. е. советские ракеты. Однако
в этом случае объекты явно не были советскими ракетами, летавшими над базой
Киллин. Значит, они должны быть природным явлением. Исследователи объяснили
объекты как метеоры, несмотря на низкую высоту и отсутствие звука.
В том же донесении старший агент в Сан-Антонио привлек внимание
штаба к радиопередаче уважаемого всеми комментатора Уолтера Уинчелла.

_ Отмечается, что Уолтер Уинчелл а своей воскресной вечерней
передаче 3 апреля 1949 года указал, что “летающие диски” над территорией
нашей страны определенно имеют русское происхождение. _

Передача привлекла внимание служб, которым было известно об угрозе
стратегическим объектам со стороны зеленых огненных шаров, поэтому офицер
разведки Четвертой армии связался с ФБР в Сан-Антонио для получения
дополнительной информации.

_ 4 апреля 1949 года разведчик из Четвертой армии связался с нашим
подразделением, чтобы выяснить, имеется ли у нас какая-нибудь информация,
подтверждающая или дискредитирующая утверждения Уолтера Уинчелла.
Учитывая заинтересованность и беспокойство начальства Четвертой
армии, задача которой – защита стратегических объектов в Лос-Аламосе, базы
Сандия в районе Кэмп-Худа, предлагается, чтобы Бюро допросило мистера
Уинчелла относительно источника его информации, что летающие диски будто бы
происходят из России. _

Ответ Гувера на предложение агента пришел 26 апреля.

_ Кому: старшему агенту в Сан-Антонио.
От: директора ФБР.
Тема: летающие диски Внутреняя безопасность – R.
В отношении вашего запроса об информации, подтверждающей или
дискредитирующей утверждение Уолтера Уинчелла, высказанное в его передаче 3
апреля 1949 года: ваше внимание привлекается к директиве старшим агентам N
38 от 25 марта 1949 года, озаглавленной “Летающие диски”.
Только для вашего сведения, строго конфиденциально сообщаем, что
данные, содержащиеся в директиве N 38, получены по секрету от полковника
Командования материальной части, который, в свою очередь, получил их от лиц,
активно участвующих в расследовании данного вопроса.
Допроса Уолтера Уинчелла по поводу источника его утверждения, о
чем говорится в вашем письме, не будет. _

Почему Гувер не захотел выяснить источник информации Уинчелла? В
конце концов, он был, вероятно, самым влиятельным комментатором своего
времени. Он не стал бы делать такое важное заявление без подтверждающих
доказательств или, по крайней мере, без безупречного источника! И наверняка
любое доказательство Уинчелла, что русские запускают свои ракеты над
территорией США, имело бы ценность для ФБР, потому что оно стало бы важным
политическим средством, затрагивающим всех, вплоть до президента. Можно
представить себе сенсацию, если бы ФБР предоставило президенту Трумэну
неопровержимые доказательства того, что русские испытывают свои ракеты над
территорией США, а ВВС ничего не может с этим сделать!
Теперь, много лет спустя, мы можем догадаться, почему Гувер не
хотел допрашивать Уинчелла: Гувер и был его безупречным источником!
Абсурд? Давайте посмотрим. Уинчелл и Гувер были хорошо знакомы на
протяжении многих лет. В 30-х годах Уинчелл пристально следил за подвигами
Гувера, когда тот преследовал гангстеров. Рассмотрим также информацию,
которую передал Уинчелл:
летающие тарелки – советские ракеты. Это не то, о чем публично
заявляли ВВС, но это то, что несколькими месяцами ранее полковник Гассер
конфиденциально рассказал ФБР. Гувер также знал о теории доктора Ла Паса,
что зеленые огненные шары были советскими ракетами. Следовательно, директор
ФБР обладал сведениями, которые передал Уинчелл.
Естественно, существует возможность, что последний получил
информацию от официального лица ВВС. Однако я полагаю, что это маловероятно.
Если бы дело обстояло так, Гувер не знал бы, через кого прошла информация,
и, вероятно, захотел бы допросить комментатора. С другой стороны, если бы
директор ФБР сам рассказал бы Уинчеллу, он знал источник. Более того, Гувер
не захотел бы, чтобы какой-то агент узнал, что утечка важной засекреченной
информации произошла через директора ФБР.
Зачем Гувер рассказал Уинчеллу? Возможно, его беспокоило то, что
высший генералитет и президент не реагировали на то, что знакомые с
проблемой люди называли “реальной угрозой нашим стратегическим объектам”.
Возможно, он решил использовать прессу, чтобы оказать давление на
правительство, чтобы оно хоть как-то отреагировало… сделало что-нибудь!
Тем не менее, правительство не обратило внимания на заявление
Уинчелла. Почему? Разве президента и иже с ним не беспокоила советская
угроза? Конечно, беспокоила. И можно себе представить, что если бы
обнаружили настоящие советские ракеты, подлетающие к США, то разразилась бы
политическая буря, если не полновесная война.
Конечно, если бы высший генералитет и президент знали, что
странные огни были чем-то другим… вероятно, чем-то, от чего нельзя было
защититься… вероятно, чем-то, имеющим отношение к внеземному разуму… они
не беспокоились бы о русской угрозе. Вместо этого они попытались бы
преуменьшить важность феномена, публично заявляя, что его можно объяснить
как природное явление.
Именно это они и делали. В течение нескольких дней после заявления
Уинчелла пресса активно пыталась поддержать его. Естественно, ВВС и
правительство отрицали, что летающие тарелки были русскими ракетами и
уверяли всех и каждого, что беспокоиться не о чем. Затем, через три недели
произошли два очень “удобных” события (удобных для ВВС в их попытке отвлечь
общественный интерес от летающих тарелок): был выпущен отчет программы
“Знак”, а через три дня была опубликована статья Сиднея Шаллетта о
расследовании ВВС наблюдений летающих тарелок. Обе публикации отрицали их
внеземное происхождение.
И опять общественное давление на ВВС прекратилось. Но не случаи
появления летающих тарелок.

ГЛАВА 9. ВВС: “Они не существуют”. НЛО: “Мы верну-у-у-улись!”

В это время, когда службы безопасности были близки к панике по
поводу летающих тарелок и огненных шаров, а ВВС дискредитировало заявление
Уинчелла, случилось очень надежное и необъяснимое дневное наблюдение НЛО
около одной из секретных испытательных военных зон.
Наблюдение Чарльза Мура и четырех моряков в Эррей, штат
Нью-Мексико, случившегося недалеко от полигона Уайт-Сэндз и Аламогордо, штат
НьюМексико, убедило многих людей, что летающие тарелки не только существуют,
но и являются продуктами высоких технологий – развитых настолько, что их не
могли создать люди.
24 апреля около 10:30 утра по местному времени, Мур,
дипломированный инженер-аэролог, и специалист ВМФ по стратосферным
аэростатам, следили за аэростатом, запущенным десятью минутами ранее; они и
еще четверо моряков заметили в небе движущийся в направлении аэростата
объект.
Он был достаточно большим и ярким, чтобы его можно было видеть
невооруженным глазом. Мур посмотрел на него с помощью теодолита (вид
телескопа), который они использовали для слежения за аэростатом. Объект
показался эллипсоидным с соотношением два с половиной к одному. Он летел по
большой дуге, появившись вначале в точке с азимутом двести десять градусов и
углом места сорок пять градусов. Он быстро пролетел на восток, пройдя азимут
сто двадцать семь градусов и угол места шестьдесят градусов (примерное
нахождение солнца), а затем повернул на север. Объект двигался на
северо-северо-восток с постоянным азимутом примерно двадцать градусов,
набрав при этом угол места с двадцати пяти градусов до двадцати девяти
градусов. Он летел с большой скоростью почти прямо от наблюдателей, – его
было видно примерно минуту.
Еще в самом начале наблюдения Мур установил, что объект двигался с
угловой скоростью примерно пять градусов в секунду, он определил угловые
размеры объекта в ноль целых две сотых градуса. Мур предположил, что высота
составляет примерно девять тысяч пятьсот метров. В таком случае его длина
составляла бы около тридцати метров, а скорость – около тридцати тысяч км в
час, но объект мог находиться ниже, и тогда скорость и размеры были бы
меньше. (Поскольку были измерены только угловые размеры и угловая скорость,
вычисляемые размеры и скорость были пропорциональны предполагаемому
расстоянию). Например, если объект находился на высоте трех тысяч метров,
его размеры составили бы десять метров, а скорость – около десяти тысяч км в
час. Мур запустил другой аэростат, который примерно через полтора часа
взорвался на высоте около двадцати восьми тысяч метров, продвинувшись всего
двадцать км по горизонтали от места запуска. Следовательно, до указанной
высоты не было воздушных течений с высокой скоростью. Мур написал рапорт в
Военно-морской центр специальных устройств, вызвавший там пристальный
интерес. Этот рапорт оказался и в файлах по летающим тарелкам ЦРУ, и в
отчетах программы “Голубая книга”, где остался необъясненным (в файлах ФБР
рапорта нет).
Наблюдение инженера Мура стало известно немногим. Однако три дня
спустя, 27 апреля 1949 года начальник разведки ВВС доложил заместителю
начальника оперативного отдела о состоянии программы по НЛО. Он также послал
Объединенному комитету по разведке официальный отчет “О неопознанных
воздушных объектах” (Объединенный комитет по разведке состоял из
представителей нескольких родов вооруженных сил плюс Госдепартамент, ЦРУ и
ФБР. Однако в документах ФБР упоминания об этом отчете нет).
Он подводил итог программы “Знак” и склонялся в сторону
скептицизма по отношению к наблюдениям НЛО. Важные выводы находились в
приложении к отчету, где говорилось следующее:

_ 1. По состоянию на 10 марта 1949 года программой “Знак” было
зарегистрировано 256 случаев, относящихся к неопознанным воздушным объектам.
Большинство из них зарегистрировано над территорией США, но также имеется
много отчетов из иностранных источников. В каждом случае свидетели были
опрошены дознавателями, а результаты проанализированы техническим персоналом.
2. Для лиц и служб, ответственных или заинтересованных в
результатах данной программы подготовлены краткие выводы по каждому случаю.
3. Почти полное отсутствие подробностей и непредсказуемость
наблюдений сделали позитивную идентификацию чрезвычайно трудной. Данные по
неопознанным воздушным объектам группируются следующим образом:
13,3% дисков; 43% сферических или эллипсоидных (!) объектов
(включая огненные шары); 6% цилиндрических объектов; 2,5% крылатых объектов;
32,2% объектов других форм. _

Согласно отчету, чтобы связать наблюдения НЛО с формой,
использовались графические методы. Учитывались расположение и направление
полета с ракетными полигонами, аэродромами и аэропортами, радиомаяками,
радарными и метеорологическими станциями, запусками аэростатов,
метеорогическими факторами и маршрутами перелетных птиц. В предварительном
психологическом анализе наблюдений НЛО, сделанном аэромедицинской
лабораторией АМС, говорится, что “значительное их количество может быть
объяснено обычными происшествиями, которые были неверно истолкованы в
результате человеческих ошибок”. Метеослужба изучила первые сто семьдесят
два наблюдения НЛО и сообщила, что двадцать четыре из них могут быть связаны
с запуском метеозондов. В отчете утверждается, что “профессор Хайнек,
астрофизик из Университета штата Огайо и директор университетской
обсерватории… указывает, что тридцать процентов из первых двухсот
наблюдений явно связаны с астрономическими феноменами, а сорок пять
процентов можно объяснить либо наблюдениями метеозондов, либо другими
объектами”. Даже если это говорит о том, что семьдесят пять процентов
случаев можно объяснить, то существующая возможность связи некоторых
наблюдений с “космическими кораблями или кораблями-спутниками” вынудила
экспертов программы дополнительно нанять специалистов из “Рэнд корпорейшн”
для проведения “специального исследования… для предоставления заключения с
этой точки зрения”, а также “для предоставления фундаментальной информации,
относящейся к основному устройству и техническим характеристикам, по которым
можно отличить возможный “космический корабль”. Однако ученые из “Рэнд
корпорейшн”, проанализировав все наблюдения, пришли к выводу, что “ни в
одном из наблюдений нет ничего, что не поддавалось бы рациональному
объяснению”. Отчет AFI Объединенному комитету по разведке кратко говорил о
возможности объяснения некоторых наблюдений так называемыми шаровыми
молниями, но “термин “шаровая молния” наукой полностью не определен, и не
все специалисты считают, что такое явление существует на самом деле”. В
отчете упоминаются наблюдения зеленых огненных шаров и предположение доктора
фон Кармана, что это “скорее проблема исследования верхних слоев атмосферы”.
В отчете также говорится, что “заслуживающие внимания необъясненные
наблюдения, которые могут быть летательными аппаратами необычной формы с
ядерными двигателями, должны рассматриваться совместно Комиссией по ядерной
энергетике с высококомпетентными специалистами по аэродинамике, для
определения целесообразности дальнейшего расследования феномена НЛО
разведывательными службами”. Отчет заканчивается следующим образом:

_ 17. Большинство наблюдений надежны (!) до такой степени, что они
действительно связаны с увиденными объектами или световыми явлениями.
18. Несмотря на отсутствие точных данных, большинство наблюдений
связано с метеозондами, стратосферными аэростатами со световым и/или
электронным оборудованием, метеорами, болидами и планетой Венера.
19. Существует множество надежных свидетельств, которым не найдено
удовлетворительного объяснения. Некоторые из них включают описания, которые
вносят их в категорию новых проявлений возможных естественных явлении, но
другие включают описания конфигурации и технических характеристик, которые,
вероятно, представляют собой передовую аэродинамическую технологию.
Несколько необъясненных наблюдений превосходят данные границ вероятности.
20. Маловероятно, чтобы иностранная держава испытывала новейшее
вооружение путем долговременного проникновения в воздушное пространство США. _

Последний пункт указывает, что авторы этого отчета отрицали
гипотезу советских летающих тарелок, как и аналитики разведки ВВС и
ATIC/программы “Знак” в прошлом. В то же время они признавали, что
существуют некие феномены, многие из которых “превосходят границы
вероятного”.
Через два дня ВВС публично объявили результаты своего
расследования по НЛО. Отдел общественных связей министерства обороны
выпустил меморандум для прессы, который назвали “Обзор предварительных
исследований, произведенных Командованием материальной части ВВС на авиабазе
Райт по летающим тарелкам”. Меморандум имел еще одно название – проект
“Тарелка”. Это была отредактированная версия окончательного отчета программы
“Знак”, написанного в феврале, когда программа “Зависть” официально взяла на
себя расследование наблюдений летающих тарелок и огненных шаров. Поскольку
названия “Знак” и “Зависть” были засекреченными, публичную версию назвали
проект “Тарелка”.
Этот отчет, как и отчет Объединенному комитету по разведке,
говорил, что были необъясненные наблюдения, и осторожно допускал, что
некоторые наблюдения НЛО представляют собой нечто новое. Поэтому его можно
считать “последним вздохом” исследователей программы “Знак”, когда они в
начале сентября 1948 года пытались убедить генерала Ванденберга в том, что
летающие тарелки являются межпланетными кораблями. С другой стороны, отчет
создавал впечатление, что необъясненные наблюдения в конце концов найдут
свое решение. Следовательно, министерство обороны думало, что предоставляет
техническую поддержку уже упоминавшейся статье Сиднея Шаллетта.
Было ли простым совпадением, что эта статья появилась в “Сатердей
ивнинг пост” всего три дня спустя? В письме от 25 апреля 1949 года генерала
Кебелла начальнику отдела общественных связей, Кебелл указывал, что, хотя
журналиста “просили не писать статью”, он, тем не менее, ее опубликовал и,
“предположительно, другие сделают то же самое”. Шаллетт получил доступ к
материалам AMC/ATIC, и генерал не “видел причины, чтобы отказать в подобном
доступе другим журналистам”. Он продолжает, называя черновой вариант проекта
“Тарелка” “прилагаемой статьей”.

_ Поскольку прилагаемая статья содержит, в основном, тот же
материал, что был предоставлен Шаллетту, мы не видим причин отказать в этом
материале другим журналистам, в такой же степени заинтересованным и в равной
степени ответственным. С другой стороны, очевидно, что выход этой статьи в
национальной прессе вызовет шквал фальсифицированных наблюдений НЛО и
последующую нехватку наших исследовательских ресурсов. Конечным результатом
будет нанесение вреда нашей эффективности в устранении вопросительных
знаков, остающихся в настоящее время. Наши усилия должны быть сосредоточены
на правдивых отчетах, которые предоставляются не для того, чтобы привлечь
внимание прессы. _

Генерал Кебелл заканчивает свое письмо словами, что не возражает
против публикации проекта “Тарелка”, но считает, что следует ограничить его
копиями, хранящимися в отделе общественных связей, а не выпускать в виде
пресс-релиза с тем, чтобы уменьшить его общественную значимость. Очевидно,
что министерство обороны думало иначе. Меморандум был распространен широко.
В соответствии с отчетом “Тарелка”, со дня основания проекта 22
января 1948 года ВВС изучили более двухсот сорока американских и тридцати
иностранных наблюдений. После года их изучения

_ …с помощью нескольких других правительственных и частных
служб и имея в распоряжении все средства авиабазы Райт, сотрудники
проекта “Тарелка” уже идентифицировали около 30% изученных до сих пор
наблюдений как обычные воздушные объекты. Ожидается, что изучение
наблюдений, связанных с местами запусков метеозондов и т. п. даст
обычные ответы, по крайней мере, на такое же количество загадок в небе.
Ответы были – и будут – получены от таких факторов, как испытания
ракет, метеозонды и другие научные атмосферные исследования, астрономические
явления, полеты коммерческих и военных самолетов, миграции птиц, выстрелы из
ракетниц, макеты НЛО в качестве шуток, оптические иллюзии, феномен массовой
галлюцинации и т. д. _

Однако ВВС признавали, что в истории с летающими тарелками
остаются вопросительные знаки. ВВС считали “крайне невероятным”, чтобы
иностранные державы создали летающие тарелки, а посещения с Марса, Венеры
или далеких планет других солнечных систем рассматриваются почти как полная
неправдоподобность”.
Так что же такое необъясненные летающие тарелки?

_ (В то время)… пока не получено определенных и окончательных
доказательств существования, по крайней мере, некоторых из оставшихся
неопознанных объектов как реальных летательных аппаратов неизвестной и
нетрадиционной кокфигурации, всесторонние исследования не выявили никаких
тревожащих факторов. _

Двадцатидвухстраничный отчет описывает несколько наблюдений,
обсуждает методы исследований и возможные объяснения, а затем заключает:

_ Летающие тарелки – не шутка. Но они не являются и причиной тревоги
для населения. Многие наблюдения имеют ответы: метеоры, аэростаты,
метеориты, птицы в полете, различные испытываемые устройства и т. д.
Некоторые из наблюдений сохраняют вопросительные знаки. Поставить вместо них
точки – задача управления технической разведки АМС проекта “Тарелка”. _

Другими словами, реального заключения нет. Вместо этого ВВС
говорят о необъясненных наблюдениях: не беспокойтесь, мы над этим работаем!
Ответы скоро будут. ВВС хотели, чтобы общественность поверила, что все
находится под контролем. Однако, если министерство обороны думало, что отчет
проекта “Тарелка” вместе со статьей Шаллетта снимет интерес к проблеме
летающих тарелок, оно ошибалось.
Признавая, что большая часть наблюдений остается необъясненной, и
не отрицая полностью вероятность межпланетных кораблей, ВВС оставляли
возможность “внеземного” происхождения феномена НЛО и тем самым
провоцировали общественные дискуссии. Сообразительные
журналисты-расследователи это быстро поняли. Один из них сделал это
краеугольным камнем своего утверждения, что летающие тарелки были посланцами
внеземных цивилизаций. Имя этого журналиста Дональд Кихоу (о нем речь пойдет
в главе 13; в будущем он станет самым шумным критиком политики ВВС в
отношении НЛО).
Выход отчета проекта “Тарелка”, может быть, отчасти успокоил
прессу и общественное мнение, но не произвел впечатления на охранников в
ФортХуде и базе Киллин. В день информационного совещания Объединенного
комитета по разведке и за два дня до выхода отчета проекта “Тарелка” они с
9:20 до 9:40 вечера по местному времени четыре раза видели необъяснимые
явления, а затем, на следующий день – девять раз с 8:30 до 9:30 вечера. Эти
охранники могли подумать, что летающие тарелки и огненные шары решили
отплатить авторам отчета. Краткие итоги наблюдений даны ниже, чтобы
проиллюстрировать различные типы увиденных явлений.

_ 27 апреля
N 1. 9:20 вечера. Маленький объект тусклофиолетового цвета;
вначале висел неподвижно примерно в двух метрах над землей и в трех метрах
от двух свидетелей; затем улетел на запад; был виден в течение одной минуты.
Без звука, без запаха; пролетел сквозь ветви деревьев, тем самым позволив
безошибочно определить его местоположение, приблизительные размеры и высоту
полета.
N 2. 9:25 вечера. Объект размером с баскетбольный мяч; ярко-белый,
круглый, без сияния. Вначале его увидели в двух метрах над землей на
расстоянии около двухсот метров летящим по дуге вокруг свидетелей. Объект
был круглым, но “сзади на пять-десять см выдавался конус, направленный
вершиной назад”.
N 3. 9:37 вечера. Размер серебряного доллара, цвета “нержавеющей
стали”, без сияния. Вначале объект увидели на расстоянии тридцати метров от
четырех свидетелей и в двух метрах над землей; он подлетал к ним по
зигзагообразной траектории, то удаляясь, то приближаясь, без звука, без
запаха, не оставляя следа.
N 4. (Время не дано) Похож на объект N 3. _

_ 28 апреля.
N 1. 8:30 – 8:50 вечера. Один свидетель; четыре объекта,
наблюдаемых по отдельности с пятиминутным интервалом; каждый был виден
трипять минут, медленно двигался на расстоянии вытянутой руки, то немного
поднимаясь, то опускаясь; размер теннисного мяча. Белого цвета, затем
объекты превращались в красные, затем в зеленые.
N 2. 8:30 вечера. Один свидетель, один объект, видимый
периодически с пятиминутным интервалом в течение полутора часов. Летел
горизонтально на юг со скоростью около пяти км в час. Размер показался
примерно двадцать пять см в диаметре; белый, затем превратился в красный.
N 3. 8:37 вечера. Четыре свидетеля, восемь или десять огней,
появлявшихся с интервалом в пять минут; каждый был виден примерно пять
минут. Двигались в южном направлении с низкой скоростью на постоянной
высоте; сделали поворот. Размер чуть больше теннисного мяча на расстоянии
вытянутой руки; у одного объекта был выступ в форме конуса вершиной назад.
Белые, затем объекты превратились в красные, затем в зеленые.
N 4. 8:40 вечера. Один свидетель, один объект; летел с низкой
скоростью над вершинами деревьев. Размер бейсбольного мяча на расстоянии
вытянутой руки. Белого цвета с мигающим красным огнем.
N 5. 9:00 вечера. Один свидетель, четыре объекта без какой-либо
системы. Размер теннисного мяча на расстоянии вытянутой руки; летел со
скоростью восемь км в час на юг. Первый огонь был белым, затем превратился в
красный, затем в зеленый; остальные три были только белыми.
N 6. 9:10 вечера. Один свидетель, один объект. Размер бейсбольного
мяча на расстоянии вытянутой руки; расстояние около трехсот метров;
наблюдался в течение восьми-десяти минут висящим неподвижно (цвет не
сообщается).
N 7. 9:10 вечера. Один свидетель, один объект. Размер бейсбольного
мяча на расстоянии вытянутой руки; белый; двигался на север. Был виден в
течение примерно двух секунд; предполагаемая скорость сто двадцать км в час.
Описывается как 75-ваттная электрическая лампочка на расстоянии
пятнадцати-двадцати метров.
N 8. 9:30 вечера. Два свидетеля, один объект длиной двадцать
пять-тридцать см; наблюдался в течение пяти-шести минут; двигался в южном
направлении; предполагаемая скорость пятнадцать-двадцать км в час; цвет
изменялся от белого к красному, затем стал зеленым.
N 9. 9:30 вечера. Один свидетель, один объект; появился три раза
на три, две, затем на одну минуту (приблизительно). Двигался на запад;
скорость восемь км в час. Круглый, размер бейсбольного мяча на расстоянии
вытянутой руки. Яркобелый, затем превратился в красный. _

Пресс-релиз проекта “Тарелка” подразумевал, что ВВС рано или
поздно найдут объяснения подобным наблюдениям. Это вынудило сотрудников
“Зависти” искать объяснения всем НЛО. Для каждого наблюдения они старались
найти какую-нибудь описательную деталь, которая, взятая в отдельности от
других, могла бы дать правдоподобное объяснение. Наблюдения охранников не
сочли галлюцинацией, поэтому объяснения должны были быть как-то связаны с
реальными объектами или явлениями. Вот почему сотрудники программы “Зависть”
утверждали, что огни 27 апреля были птицами, а огни 28 апреля -
осветительными ракетами или фейерверком.
Еще одно наблюдение на следующий день после выхода отчета проекта
“Тарелка” послужило настоящим вызовом исследователям “Зависти”. Это
случилось в Таксоне, штат Аризона, в 5:45 пополудни. Несколько свидетелей в
течение примерно двенадцати минут видели летящий с северо-востока на
югозапад сигарообразный объект. Он был блестящего металлического цвета и
отражал солнце. Казалось, что при движении он вращался, “как медленная
“бочка” самолета”. У объекта не было крыльев, двигателей “или каких-нибудь
выступов”. Приблизительная скорость – пятьсот-тысяча км в час. Сотрудникам
программы “Зависть” не оставалось ничего другого, как оставить это
наблюдение необъясненным.
Пресс-релиз проекта “Тарелка” был написан так, что предполагалось,
будто все необъясненные наблюдения могут быть просто необычными природными
явлениями. ВВС надеялись, что это рассеет страхи, будто они потеряли
контроль над ситуацией с летающими тарелками, и что это уменьшит интерес к
предмету. Однако проект, как уже указывалось, не отрицал полностью
возможности, что некоторые наблюдения могут быть подлинно “революционными”
по своей природе. Через пару дней статья Сиднея Шаллетта в журнале “Сатердей
ивнинг пост”, похоже, не оставила от этой возможности камня на камне.
Первая часть статьи была опубликована 30 апреля, через три дня
после выхода отчета проекта “Тарелка”. Вторая часть появилась через неделю.
В первой статье под заголовком “Во что можно верить о летающих тарелках”
Шаллетт сильно критиковал все наблюдения, которые он называл “великий испуг
перед летающими тарелками”. Он использовал такие фразы, как “зловещее
мошенничество” и “полный идиотизм”. Он говорил, что ВВС неохотно пошли на
расследование наблюдений НЛО из-за публичных сенсаций летом 1947 года (Это
было неверно. Доступные отчеты ВВС говорят, что их интерес пробудили
наблюдения НЛО военных пилотов, а не публичные сенсации).
Он также говорил, что, судя по тому, что ему показали, не было и
“намека на убедительные доказательства” того, что летающие тарелки
представляли собой технологические достижения человека или пришельцев с
других планет. Другими словами, по Шаллетту, все наблюдения летающих тарелок
делились на три основные категории: ошибочное истолкование или невозможность
идентифицировать естественные или сделанные человеком объекты и явления,
галлюцинации и помрачение ума или поиск дешевой популярности и
мошенничество. Вторая статья Шаллетта продолжала разоблачение “космического
происхождения” НЛО, демонстрируя, как можно обмануть подготовленных
наблюдателей, таких, например, как пилоты. Итог: наблюдения летающих
тарелок, в основном, являются ошибками, о них явно не нужно беспокоиться, а
ВВС все держат под контролем, так что не волнуйтесь, будьте счастливы!
После публикации статьи Шаллетта активность исследователей
программы “Зависть” неуклонно падала, и программа практически закрылась в
августе 1949 года. Однако анализ ранее полученных необъясненных наблюдений,
упомянутых в проекте “Тарелка”, продолжался, поскольку сотрудники “Зависти”
понимали, что рано или поздно должны предоставить объяснения для всех
наблюдений НЛО.
Для скептиков уменьшившийся интерес ВВС к летающим тарелкам,
наверное, показался логичным, потому что теперь о них не следовало
беспокоиться. Однако для ФБР, у которого были обширные связи внутри ВВС и
которому были известны отчеты о зеленых огненных шарах, это могло выглядеть
как прикрытие.

ГЛАВА 10. Надежные свидетели

“Маловажные” и, тем не менее, необъяснимые явления, наблюдаемые на
Юго-Западе США, к этому времени оставили в отчетности весьма глубокий след и
продолжали прибывать. Согласно сводке наблюдений, составленной
подполковником Дойлем Ризом в мае 1950 года, к апрелю 1949 года общее
количество наблюдений НЛО в районах НьюМексико и Кемп-Худе составило
примерно пятьдесят. Из них с десяток носили название “Диски или их
разновидности”. Как указывает Риз, очевидцами этих наблюдений были “ученые,
офицеры Управления специальных расследований ВВС США, пилоты авиалиний,
военные летчики, инспекторы безопасности лаборатории в Лос-Аламосе,
военнослужащие и многие другие лица, чья надежность не подвергается
сомнению”.
Список Риза включает наблюдение Чарльза Мура (оцениваемое как
очень надежное), но не включает другое, более важное наблюдение, случившееся
месяцем позже, поскольку оно произошло не в том районе, который исследовал
Риз, а за сотни миль от него, в устье реки Рог-Ривер в Орегоне. Это
свидетельство представляет собой большую ценность благодаря качеству
показаний нескольких свидетелей, а также потому, что отчет о нем попал
только в местное агентство безопасности и в управление специальных
расследований.
24 мая 1950 года после полудня пять человек, трое мужчин и две
женщины, рыбачили с лодки в устье Рог-Ривер. Около 5:00 пополудни они
просматривали реку в восьмикратный бинокль в поисках прыгающей рыбы, когда
заметили странный круглый объект, приближающийся с северо-востока. Они
наблюдали его около двух с половиной минут зависшим к востоку от них, затем
объект на высокой скорости ушел в южном направлении. Небо было ясным, а
полуденное солнце находилось за спинами рыбаков. Невооруженному глазу объект
казался похожим на монету с плоской, параллельной земле поверхностью. Он
приблизился на расстояние трех километров и летел на высоте полутора
километров. Не было слышно никакого звука.
Два свидетеля, чертежник и механик аэродинамической установки,
работали в исследовательской лаборатории Эймс в Моффетт-Филд, к югу от
Сан-Франциско (Лаборатория Эймс среди прочих научных работ включает
исследования по ракетным двигателям. Ее сотрудники имеют доступ по форме
“секретно” или “совершенно секретно”).
Они делили между собой бинокль. У каждого из них была примерно
минута, чтобы рассмотреть через него объект. Мужчины заметили, что он был
круглым и тонким относительно диаметра, то есть своей формой походил на
блин. На верхней поверхности сзади было некое подобие стабилизатора. Они не
видели ни крыльев, ни антенн, ни огней, ни пропеллеров, ни ракетных
двигателей. Согласно отчету Управления специальных расследований,

_ …объект казался круглым и блестящим, как пятидесятицентовая
монета, его рассматривали снизу и сбоку. Цвет объекта был серебристым,
вид в плоскости – круглым. Непосредственно перед тем, как мистер ___ (в
публично доступной копии документа имя вычеркнуто) передал бинокль мистеру
___, объект сделал поворот по вертикальной оси без наклона или
крена… Хвостовой конец объекта, когда он улетал, показался смятым и
грязным. _

Хвостовой конец объекта выглядел “смятым и грязным”, но выхлопных
отверстий не было. Затем они увидели, как он уходит на юг, за несколько
секунд бесшумно “набрав скорость до скорости реактивного самолета”. Через
три недели сотрудники лаборатории доложили о своем наблюдении в отдел
безопасности Моффетт-Филд, который просил помощь офицеров Управления
специальных расследований.
В 1952 году программа “Голубая книга” привлекла к работе
Мемориальный институт Баттлла из Коламбуса, штат Огайо, для выполнения
статистических исследований наблюдений летающих тарелок, произошедших с 1947
по конец 1952 года. Основной целью исследования, названного программа
“Аист”, было определить, есть ли последовательные различия между
объясненными отчетами о наблюдениях и теми, которые нельзя было объяснить с
обыденной точки зрения. Для выполнения этой программы ученые института,
работая в контакте с сотрудниками ATIC, вначале проанализировали каждый
отчет на предмет его идентификации. Ученые продвинулись гораздо дальше в
объяснении наблюдений НЛО, чем ВВС в 1948-1949 годах; им удалось объяснить
около семидесяти процентов из трех тысяч двухсот одного наблюдения. Примерно
десять процентов отчетов содержали слишком мало информации для позитивной
идентификации, однако около двадцати процентов отчетов содержали достаточно
сведений и, тем не менее, остались необъясненными. Из них ученые отобрали с
десяток, которые они сочли наиболее описательными. Наблюдение в устье
Рог-Ривер оказалось лучшим. Два основных свидетеля имели техническое
образование и, насколько можно было судить по документам, были абсолютно
надежными. В окончательный отчет исследования, названный “Специальный отчет
N 14 программы “Голубая книга”, ученые включили два рисунка, основанных на
рассказе сотрудников лаборатории Эймс, показывающих два ракурса круглого
объекта, очень тонкого по отношению к диаметру, без крыльев, без хвоста, без
двигателей, но со “смятым” внешним краем.
Описание объекта свидетелями весьма определенно: это был не
обычный летательный аппарат и не галлюцинация. Это была либо фальсификация,
либо настоящий объект – летающая тарелка. Могла ли это быть фальсификация? Я
определенно говорю “нет”, потому что два сотрудника лаборатории доложили о
наблюдении офицеру безопасности в Моффетт-Филд. Мошенник может объявить о
наблюдении НЛО в прессе, на радио или по телевидению, но ни один
здравомыслящий человек, чья работа зависит от допуска секретности, не станет
пытаться обмануть офицера безопасности на собственном месте работы. Офицер
безопасности, в свою очередь, запросил расследование со стороны Управления
специальных расследований ВВС. Офицеры этого подразделения опросили всех
свидетелей, а сотрудников лаборатории Эймс – во второй раз. Опросы
установили высокую степень надежности этого наблюдения (Обратите внимание:
имена всех свидетелей неизвестны, поскольку отдел специальных расследовании
вычеркнул их перед тем, как документы были переданы в 1975 году в
Национальный архив).
Микрофильм программы “Голубая книга” в Национальном архиве
предположительно содержит все наблюдения, собранные ВВС. В этом микрофильме
на 24 мая 1949 года содержится два наблюдения НЛО. Одно, дело N 402,
объяснено как “самолет”. Второе не пронумеровано и объяснено как “воздушные
змеи”. А не пронумеровано, потому что, согласно рукописному примечанию,
“карточки” утеряны. Это означает, что копия отчета расследования,
первоначально посланного в программу “Зависть”, была кем-то изъята из файла
за много лет до того, как документы были микрофильмированы и переданы в 1975
году в Национальный архив. К счастью, оригинал отчета Управления специальных
расследований хранился не в штабе программы “Голубая книга”, а в головном
офисе Управления спецрасследований. Поэтому, когда ВВС передали в
Национальный архив объединенный отчет AFOSI и “Голубой книги”, мне удалось
найти отсутствовавший документ в разделе AFOSI микрофильма.
Вы можете спросить, как сотрудники программы “Зависть” объяснили
вышеприведенное наблюдение с несколькими свидетелями? Во-первых, нечаянно
(или нарочно?) они разделили его на две части и рассматривали каждую часть
по отдельности. Наблюдение N 402 по заголовочному списку содержит разговор с
одной из двух женщин-свидетельниц. Согласно отчету управления специальных
расследований, эта женщина была допрошена 8 августа (последний допрошенный
свидетель). В отчете, в частности, говорится:

_ …примерно в 17 часов 24 мая 1949 года она с четырьмя другими
людьми рыбачила на Рог-Ривер около Элефант-Рок в двух с половиной километрах
от автомобильного моста около Голд-Бич, штат Орегон. Они увидели объект,
круглый по форме, серебристого цвета, размером с самолет С-47. Когда другой
свидетель привлек внимание миссис ___ (имя вычеркнуто цензурой), объект
находился на расстоянии пяти – шести километров. Он приближался с востока,
но затем повернул на юго-запад. Объект летел с той же скоростью, что и С-47,
не производил шума, не оставлял выхлопов и не совершал никаких маневров.
Допрашиваемая призналась, что не знакома с самолетами, поэтому не смогла
оценить скорость или высоту, на которой двигался объект. Миссис ___ сравнила
объект с С-47, потому что знакома с этим типом самолетов, – когда они с
сыном летели над Голд-Бич, он показал ей этот самолет. _

Основываясь на этом устном доказательстве, аналитики программы
“Зависть” идентифицировали объект как “самолет”, потому что “не было
представлено данных, что объект НЕ мог быть самолетом” (выделено заглавными
буквами в оригинале). Сотрудникам “Зависти” это доказательство “сошло с рук”
только потому, что они – первое: игнорировали утверждение свидетельницы, что
объект был круглым, и второе: рассматривали ее показания в отдельности от
показаний других свидетелей.
Чтобы объяснить отчеты других четырех свидетелей, сотрудники
“Зависти” использовали информацию, предоставленную офицером Управления
специальных расследований. Этот человек проверил документы аэропорта по
воздушному движению или по всему, что предположительно могло находиться в
это время в воздушном пространстве этого района, и выяснил, что с военной
радарной установки около Сан-Франциско запускались только радарные воздушные
змеи, которые представляют собой воздушные шары, поддерживающие тонкие
радарные отражатели. Он написал в своем отчете:

_ Эти устройства являются алюминиевыми листами со сторонами около
полутора метров, приблизительной формы ограненного бриллианта с двойными
стабилизаторами наверху. Они поднимаются в воздух наполненными газом
воздушными шарами примерно шестидесяти сантиметров в диаметре. Когда эти
устройства достигают достаточной высоты, расширяющийся газ взрывает
воздушный шар, и устройство, известное как “воздушный змей”, складывается и
медленно опускается на землю. Возможно, что одно из этих радарных устройств
24 мая 1949 года занесло на север до Голд-Бич, штат Орегон. _

Отсюда следует официальное объяснение “воздушные змеи”. (Не знаю,
почему во множественном числе). Основываясь на этой информации, самому
незатейливому свидетелю становится ясно, что он видел радарного воздушного
змея, так ведь?
Подумаем еще раз. Приведенного выше описания достаточно, чтобы
выяснить, что радарный воздушный змей формой не напоминает блин. Более того,
такой воздушный змей, пролетая по воздуху, будет поддерживаться одним или
несколькими воздушными шарами, которые свидетели сразу же разглядят,
поскольку воздушный шар по размерам примерно равен змею и может двигаться не
быстрее скорости ветра. Если воздушный змей падал, потому что шар спустил,
свидетели увидели бы его падающим, а не набирающим скорость и исчезающим
вдали.
Как ни алогично это может показаться, аналитики программ “Зависть”
и “Голубая книга”, действуя в интересах ВВС США, ПРИНЯЛИ ОФИЦИАЛЬНОЕ
ОБЪЯСНЕНИЕ “ВОЗДУШНЫЕ ЗМЕИ” КАК ОБЪЯСНЕНИЕ ЭТОМУ НАБЛЮДЕНИЮ.
Однако ученые института Баттлла оказались дальновиднее. Они не
приняли объяснение ВВС. Я тоже.
Я обнаружил еще одну причину для отклонения объяснения ВВС.
Оторвавшийся радарный воздушный змей, запущенный из района Сан-Франциско,
должно было унести на северо-северо-запад на расстояние около пятисот
километров. Примерно через тридцать лет после того, как Управление
специальных расследований закрыло это дело, я снова открыл его и закончил,
получив документы метеослужбы для северной Калифорнии и Орегона. Они
показывают, что ветры на всех высотах в день наблюдения и в предыдущий день
дули с запада на восток и не могли унести воздушный шар из СанФранциско на
север, к Рог-Ривер. Агент AFOSI, проводивший расследование, мог сам
обнаружить это в 1949 году. Очевидно, он решил закончить расследование,
поскольку нашел “возможное” объяснение.
Тот факт, что это объяснение было принято как “официальное”,
является явным доказательством, что сотрудники программы “Зависть” после
отказа Ванденберга принять “Оценку” придерживались политики находить
объяснение любыми возможными способами.

ГЛАВА 11. Не беспокойтесь, будьте счастливы

5 мая 1949 года, всего через пять дней после того, как проект
“Тарелка” сказал всем, что, мол, нечего беспокоиться о летающих тарелках и
связанных с ними явлениях (поэтому будьте счастливы!), и за две с половиной
недели до наблюдения на Рог-Ривер в Кемп-Худе состоялось секретное
совещание. На нем обсуждались продолжающиеся появления “необычных огней”.
Почему? Потому что к этому времени накопилось столько случаев наблюдений
НЛО, что люди, ответственные за безопасность базы Киллин, не были счастливы,
они очень беспокоились. Согласно отчету Управления специальных расследований
ВВС, на предыдущей еженедельной конференции по разведке представители AFOSI,
ФБР, морской разведки, проекта специального вооружения армии и Четвертой
армии спорили, какая служба имеет юридические приоритеты для расследований
подобных наблюдений (вспомним, что подобный спор имел место еще в декабре
1948 года в отношении наблюдений в районе Лос-Аламоса). Было решено, что
Управление спецрасследований, проект спецвооружений армии и Четвертая армия
будут расследовать наблюдения в районах Кемп-Худа, которые они контролируют.
ФБР в этом не участвовало, поскольку подобные “инциденты” не входили в его
компетенцию.
Но здесь вот что важно: разногласия доказывают, что основной темой
дискуссии были повторяющиеся наблюдения странных огней. Согласно отчету
AFOSI, участники обсуждали возможность того, что свидетели не смогли
идентифицировать светлячков и другие естественные причины из-за отсутствия
подготовки. Участники согласились, что требуется “более точная и полная
система наблюдений”. Представители Четвертой армии и морской разведки
“выразили большую озабоченность неизвестными явлениями, поскольку они
полагали, что некоторые из наблюдений достоверны, и, даже если не принимать
в расчет все сомнительные случаи, остается достаточное количество необычных
проявлений, чтобы вызвать серьезную тревогу”. С другой стороны,
представители проекта спецвооружений не беспокоились, поскольку считали, что
приняли достаточные меры безопасности. Они полагали, что “для странных огней
может быть найдено логическое естественное объяснение”. Представители ФБР в
дискуссию не вмешивались. Четвертая армия с целью решения вопроса предложила
организовать специальную группу, составленную из “подготовленных
артиллерийских наблюдателей”, которая каждую ночь располагалась бы вокруг
базы.
Через две недели Четвертая армия провела в жизнь специальный план
наблюдения. Это был тщательно разработанный план, начинавшийся с указания
причин его создания.

_ Кому: Силам артиллерийской учебной подготовки

1. Вам известно, что в течение последнего года в различных частях
Соединенных Штатов Америки наблюдалось много случаев явления (!), обычно
называемого “летающие диски” или “летающие тарелки”. Командованием армии
было получено достаточное количество достоверных отчетов, чтобы начать
подробное исследование этого явления.
2. На протяжении последних нескольких недель это явление
периодически случалось в южной части закрытой военной зоны Кемп-Худа. Вы
назначаетесь в группу, задачей которой является точное определение следующей
информации:
а) существует ли данное явление и, если существует, то в каких
масштабах;
б) описание явления;
в) его местоположение, высота и продолжительность;
г) если оно производится какими-то лицами или механизмами на
земле, задержать данных лиц.
3. Данный план имеет гриф “Для служебного пользования”, и вы не
имеете права обсуждать любую фазу операции в целом или вашей работы в
частности с любым человеком, за исключением лиц, задействованных для
выполнения данной работы. _

По плану наблюдатели должны располагаться в нескольких местах,
постоянно поддерживая связь с командным пунктом. Когда бы ни появился
“феномен”, первый увидевший его должен сообщить остальным, и все они должны
наблюдать, записывая точные направления и угловые высоты. Собранные данные
позволят методом триангуляции получить размеры “феномена”.
На еженедельном собрании 19 мая представители Четвертой армии
объявили предварительные результаты, и все присутствующие согласились, что
“новая система наблюдения, введенная Четвертой армией, предоставляет точные
результаты и определенно указывает на то, что неизвестные явления в районе
Кемп-Худа не могут быть отнесены к естественным”.
Сотрудники “Зависти” не привлекались к этим наблюдениям (Они могли
даже не знать об усилиях армии сделать то, что доктор фон Карман в свое
время рекомендовал ВВС, то есть получить более точные данные наблюдении).
Заключение программ “Знак” и “Зависть”, что необъясненные
наблюдения могут иметь естественные причины и о них определенно не стоило
беспокоиться, были уже сделаны достоянием общественности в отчете проекта
“Тарелка”. Всего лишь через несколько недель подробное расследование,
проведенное армией, показало, что странные огни “не были естественным
явлением”. Этот результат обеспокоил сотрудников AMC/ATIC? Ни в коей мере,
как выяснило ФБР в конце мая.
Что касается ФБР, то эти армейские эксперименты еще раз доказали:
объекты были советскими ракетами! Вероятно, тем самым Гувер нашел себе
оправдание за нарушение месяцем раньше секретности, когда через Уолтера
Уинчелла предупредил американскую общественность, что нас практически
постоянно атакуют русские.
Затем на сцену вернулся сам Уолтер Уинчелл, причем таким образом,
что вновь замутил воду.
26 мая Гувер получил информацию. В начале мая некто Роберт Рипли
послал Уинчеллу телеграмму. Рипли полагал, что обнаружил “единственную
подлинную японскую летающую тарелку”. Уинчелл просил ФБР подтвердить или
опровергнуть, что такая вещь существует в действительности. Один из агентов
ФБР связался с армейской разведкой (G-2), и ему сказали, что “не располагают
информацией о какой-либо японской летающей тарелке, обнаруженной в
Соединенных Штатах”.
Файлы ФБР не говорят о том, что в конце концов стало с “японской
летающей тарелкой” Рипли (впоследствии оказалось, что это был один из
зажигательных аэростатов, которые японцы запускали во время Второй мировой
войны, чтобы “бомбить” Западное побережье США). В них, однако, говорится,
что именно передал источник информации ФБР после разговора с одним из
сотрудников ATIC о продолжающихся появлениях НЛО.

_ Этот вопрос обсуждался с полковником (имя вычеркнуто цензурой) из
управления специальных расследований ВВС, который 27 апреля 1949 года
сообщил, что заинтересовался летающими тарелками и связанными с ними
явлениями и что пока не смог обнаружить через свои связи в ВВС (отличные
связи) достоверной информации, касающейся феномена летающих тарелок. Он
пообещал через начальство авиабазы Райт определить, существуют ли какие-либо
сведения об обнаружении японской летающей тарелки.
Полковник ___ сообщил, что на настоящий момент (конец мая) ни в
каком подразделении ВВС не существует сведений об обнаруженных в США НЛО
любого типа. Полковник ___ утверждает, что встретил затруднения в
определении этого факта, поскольку направил запросы через лиц, которых он
знает и которым доверяет, а не через обычные каналы получения информации. _

Ну, это типичный ответ “Не беспокойтесь, будьте счастливы”. “Не
существует сведений об обнаруженных в США НЛО любого типа…”. Так чего вы
ожидали? Документы указывают, что сотрудники ATIC (от полковника и ниже) не
знали ни о каких обломках летающих тарелок или – если знали – определенно не
собирались говорить тому, у кого не было допуска к подобного рода информации.
А что насчет утверждения полковника, что он “не смог обнаружить
достоверной информации”? В своем прямом значении это подразумевает, что ВВС
не имели доказательств, что летающие тарелки были реальными необъясненными
объектами. Это утверждение, должно быть, озадачило ФБР, потому что всего
лишь четыре месяца назад, в январе, полковник Гассер сказал, что имеются
достоверные сведения, что эти объекты были русскими ракетами. Затем были
неоспоримые наблюдения “зеленых огненных шаров” около “стратегических
объектов” и гипотеза доктора Ла Паса о русских ракетах. Наконец, были
недавние армейские наблюдения, которые доказали, что явления не имели
естественной причины. Учитывая все эти доказательства, как могли сотрудники
ATIC говорить, что не существовало достоверной информации? (ФБР должно было
прийти в полнейшее замешательство).
Сотрудники ATIC могли сказать “не отводя взгляда”, что достоверной
информации не существует, потому что они не верили, что наблюдения были
надежными. В этот период (поздняя весна 1949 года) программа “Зависть”
работала, исходя из того, что все наблюдения можно объяснить как ошибки,
естественные явления, галлюцинации и фальсификации, потому что они не
считали объекты или явления американскими секретными устройствами, не
считали их русскими и не могли (из-за отказа генерала Ванденберга) серьезно
рассматривать возможность внеземных космических кораблей.
По крайней мере один человек верил, что зеленые огненные шары
имеют естественные причины. Это был доктор Джозеф Каплан, профессор
института геофизики Калифорнийского университета, член Научного совета ВВС и
бывший аналитик оперативного отдела АМС. В то время он был консультантом
АМС. Каплан впервые услышал о зеленых огненных шарах в феврале 1949 года и
сообщил о них и о работе доктора Ла Паса доктору фон Карману. Затем фон
Карман послал письмо генералу Кебеллу с рекомендацией, чтобы ВВС
расследовали эти наблюдения более тщательно (см. главу 7). Кебелл попросил
Каплана продолжать изучение проблемы. В начале июля Кебелл написал Каплану
письмо с просьбой сообщить о ходе исследований. Последний ответил, что его
впечатлили наблюдения охранников и что он особенно заинтересовался необычным
зеленым цветом объектов. Каплан указал, что зеленый цвет – это цвет
полярного сияния. (Полярное сияние возникает при торможении электронов в
верхних слоях атмосферы. Оно часто наблюдается у полюсов Земли, где
магнитные линии затягивают электроны “в воронку”).
Поэтому он предположил, что зеленые огненные шары на самом деле
являются новой формой полярного сияния на низких высотах и на низких
широтах. Он признал, однако, что его предположение не объясняет ни
траектории полета, ни географическую локализацию в Нью-Мексико и Западном
Техасе. Каплан упомянул, что доктор Норрис Брэдбери, директор лаборатории в
Лос-Аламосе, предложил в сентябре собрать конференцию, посвященную
наблюдениям НЛО, и сказал, что планирует присутствовать на этой конференции,
чтобы представить свою гипотезу полярных сияний как потенциальное объяснение
огненным шарам.
16 августа 1949 года агент ФБР в Сан-Антонио снова упомянул
наблюдения вокруг военных объектов.

_ Прилагаю несколько копий отчетов, полученных в большом количестве
в данном подразделении и касающихся летающих дисков или необычных явлений,
часто наблюдаемых вокруг Кемп-Худа, штат Техас. Это, конечно, скорее
относится к ВВС. Поэтому данное подразделение придерживается практики
просмотра сведений и уничтожения их в случае, если в них не затронуты
интересы ФБР. Сбор и подшивка их в папки скоро привели бы к значительным
объемам файлов. До тех пор, пока Бюро одобряет эту практику, она будет
продолжаться. _

Документы ФБР не содержат ни ответа на это письмо, ни донесений,
посланных старшим агентом в Сан-Антонио.
К счастью, отчеты содержатся в документах управления специальных
расследований ВВС. В список, составленный подполковником Дойлем Ризом,
упоминавшимся ранее, вошли наблюдения в Кемп-Худе и базе Киллин 6, 7, 8 мая;
11, 28 июля (три наблюдения), 30 (два); 10 августа (восемь), 11, 12 (два),
14 и 20 августа. Таким образом, только за эти месяцы произошло двадцать
девять случаев появления неизвестных объектов. Не удивительно, что старший
агент в Сан-Антонио беспокоился о значительном объеме файлов. (До этого было
десять случаев в марте, но ни одного в апреле).
Интересно отметить, что в каталоге подполковника Риза нет больше
ни одного наблюдения в районе Форт-Худа, хотя он охватывает все случаи
вплоть до мая 1950 года. (Неужели огненные шары закончили свою
деятельность?) Тот же каталог показывает, что наблюдения в районе
Лос-Аламоса – базы Сандия продолжались. В мае 1949 года произошло пять
случаев, в июне – пять, ни одного в июле, а в августе – десять. Более того,
наблюдения в этих районах случались по несколько раз в месяц на протяжении
следующего года и вынудили ВВС организовать проект по наблюдениям, который
предоставил бы фотографические доказательства существования летающих тарелок
- доказательства, которые позднее были изъяты!

ГЛАВА 12. Сияй, сияй, огненный шарик

Начиная с мая и заканчивая декабрем 1949 года ФБР получало очень
мало сведений о “действиях” НЛО. Была получена копия наблюдения НЛО летчиком
ВМФ и пара отчетов от гражданских свидетелей. В течение того же периода,
согласно заголовочному списку программы “Голубая книга”, находящемуся в
Национальном архиве, программа “Зависть” получила около двухсот пятидесяти
отчетов, два из которых будут рассмотрены ниже.
Один из отчетов, полученных ФБР, публикуется здесь впервые; он
иллюстрирует класс неопознанных объектов, которые за несколько лет
встречались бесчисленное количество раз, но которые получили очень небольшую
огласку в прессе из-за своих маленьких размеров. Имя свидетеля было
вычеркнуто из документа ФБР, когда он стал доступен широкой общественности.
Он написал следующее:

_ Сегодня после полудня случилось нечто, о чем, после некоторых
раздумий, я решил сообщить. Я определенно не хочу, чтобы “происшествие”
получило огласку, потому что мне не нужна связанная с ним популярность. Если
вы решите, что случай не имеет интереса для ФБР, прошу вас не обращать
внимания на данную корреспонденцию.
Сегодня после полудня я летел из Кларк-Филда в Паркерсбург, штат
Западная Вирджиния, и примерно в шести с половиной километрах к юго-западу
от Паркерсбурга внезапно заметил ярко-желтый объект, летящий прямо на меня.
Он летел с такой скоростью, добавленной к моим ста шестидесяти км в час, что
я испугался. Объект прошел мимо примерно через две секунды, но прошел метрах
в тридцати под моим самолетом и метрах в пятнадцати справа. Благодаря
темно-зеленому фону леса внизу, я мог очень ясно разглядеть объект и дать, я
думаю, очень точное описание.
Цвет: яркий канареечно-желтый; длина: от 40 до 45 см.
Диаметр: около 10 см в самой толстой части.
Он напоминал ракету, в действительности, у него были та же форма и
пропорции, что и у фюзеляжа военного “Локхида Х-90″.
Без крыльев, но сзади, на 1/3 ракеты вертикальные и горизонтальные
стабилизаторы.
Никаких видимых двигателей и его следов, таких как пропеллер,
инверсионный след, дым или выхлоп.
Носовая часть ракеты была очень острой с игольчатым носом. Игла
выглядела пятнадцати сантиметров длиной и была размером с грифельный
карандаш. Кормовая часть затупленная, как у реактивного самолета.
Кажется, ракета теряла импульс и высоту, когда проходила мимо, или
была запущена с большей высоты, чем та, на которой летел я.
Это случилось в 14:45 25 сентября 1949 года.
Я летел на высоте около тысячи ста метров над уровнем моря по
курсу шестьдесят градусов (восток-северо-восток), а ракета двигалась почти
на запад по курсу двести сорок градусов.
Видимость была отличной – пятьдесят км. _

В письме также описывался тип самолета, на котором летел свидетель
(“Люкомб” – 8А, NC – 1440К), и точное место наблюдения. ФБР перепечатало
письмо и направило его начальнику Управления специальных расследований
генеральной инспекции ВВС в Пентагоне. Однако оно не появилось в файле
отчетов, собранных программой “Зависть”.
Тем временем, на стратегических объектах разведка армии и ВВС
продолжали регистрировать наблюдения НЛО. ATIC/программа “Зависть” не
расследовали их и, несмотря на запрос армии, так и не послали группу
подготовленных наблюдателей в Кемп-Худ. Более того, новый начальник разведки
ATIC, полковник Харольд Уотсон, который был назначен на эту должность в июле
1949 года, скептически относился к гипотезе существования НЛО. Под его
руководством ATIC анализировал только предыдущие наблюдения. В его задачу
входило найти оправдание отчету проекта “Тарелка”. Эти усилия принесли плоды
в декабре 1949 года, когда был опубликован первый обстоятельный отчет ВВС.
Поскольку ATIC/программа “Зависть” не участвовали в армейских
“экспериментах” по наблюдениям, ни один представитель ATIC не присутствовал,
чтобы засвидетельствовать успех военных ночью 4, б, 7, 8 и 23 мая.
Сотрудники “Зависти” также не участвовали в триангуляции (нахождении
местоположения) НЛО! Это случилось ночью 6 июня, когда наблюдатели в двух
местах Кемп-Худа увидели зависший оранжевый огонь. Они определили, что он
находится примерно в пяти километрах от одного и в семи километрах от
другого наблюдательного поста и на высоте около полутора километров.
Размеры, вычисленные на основании расстояния и угловых размерах объекта
составляли от десяти до двадцати метров. После зависания он начал двигаться
в горизонтальном направлении, а затем разлетелся на маленькие кусочки. Он
был виден примерно три минуты. Через несколько месяцев сотрудники “Зависти”
в попытке объяснять все, идентифицировали это как “аэростат”.
Доктор Ла Пас продолжал следить за наблюдениями огненных шаров. 17
августа 1949 года он написал еще один отчет подполковнику Ризу. Он очень
подробно описал попытки обнаружить в атмосфере медную пыль после двух
наблюдений зеленых огненных шаров. Он указал, что такая пыль действительно
была обнаружена, но не было решающих доказательств, что она земного
происхождения. Доктор Ла Пас подчеркнул, что нужны более тщательные
измерения, потому что, если будет доказано, что зеленые огненные шары
являются порождением медной пыли, тогда это будет серьезным подтверждающим
доказательством, что они не метеоры. Он также подвел итог результатам
наблюдений в июне, июле и начале августа и написал, что в большинстве
отчетов огненные шары описывались как падающие вертикально вниз, а не
двигающиеся горизонтально, как в предыдущие месяцы. Доктор указал, что
абсолютно вертикальное падение является таким же необычным, как и движение
по абсолютно горизонтальной траектории. Он также предложил сделать
достоянием гласности особый интерес института метеористики в получении
отчетов о всех необычных небесных явлениях с целью сбора данных.
Армия и ВВС пытались держать наблюдения в районе Нью-Мексико под
секретом, но новости все-таки просочились в прессу. 30 августа “ЛосАнджелес
таймс” опубликовала статью о летающих тарелках на полигоне Уайт-Сэндз, где
испытывались новые ракеты. В ней говорилось, что техники полигона во время
работы видели странные объекты, летающие над землей. В одном случае объект
двигался рядом с ракетой. В статье даже приводились выводы наблюдения
Чарльза Мура (см. главу 9). Появление подобной публикации в “Тайме” вынудило
армейскую разведку, отвечавшую за безопасность Уайт-Сэндз, заняться поисками
источника утечки информации. Им оказался флотский специалист по ракетам,
командор Роберт Маклолин. И хотя армейского капитана Эдварда Детчменди,
офицера по связи с общественностью армии, очень рассердила утечка, командора
Маклолина не наказали за содеянное, а примерно через шесть месяцев он
написал об этих случаях статью в журнал!
В начале сентября 1949 года новое открытие, казалось, подтвердило
предположение, что огненные шары и летающие тарелки являются советскими
ракетами с атомными двигателями. Специально оборудованный самолет, летевший
над северной частью Тихого океана, обнаружил радиоактивное облако. В течение
нескольких следующих дней за облаком следили и анализировали его. Вывод: у
русских появились атомные бомбы! Никто не знал, насколько совершенными были
у них средства доставки. Могли ли они в действительности летать с атомной
бомбой на борту над Юго-Западом Соединенных Штатов?
Через месяц предположение, что летающие тарелки используют ядерное
топливо, получило развитие благодаря наблюдениям возле горы Паломар. В
течение октября над обсерваторией, где отдел военноморских исследований
разместил станцию слежения за космическими лучами со счетчиками Гейгера и
самописцами, видели быстро пролетающие объекты. 14 октября в 1:14 ночи
сотрудник обсерватории видел пролетевшие объекты числом около двадцати. Они
были серебристого цвета, без крыльев или стабилизаторов, летели на высоте
примерно полтора километра, насколько можно было судить, и издавали странный
звук. Через несколько часов техник станции, проверяя счетчики Гейгера,
обнаружил, что во время наблюдения перо самописца, казалось, взбесилось. 17
октября в 7:20 утра сотрудник обсерватории Паломар проверял счетчики Гейгера
и увидел промелькнувшую черную точку под облачным покровом, находившимся на
высоте два километра. В это же время перо самописца просто зашкалило.
Немедленно информировали ВМФ и ВВС. Третье появление на горе Паломар одного
быстро летящего объекта, произошедшее 21 октября, не повлияло на счетчики
Гейгера. Разгорелся спор, не было ли сбоя в электроаппаратуре во время
наблюдений 14 и 17 октября.
Специалисты, разрабатывавшие аппаратуру, были уверены, что
причиной высоких показателей приборов не был сбой. ВМФ проявили интерес к
этим наблюдениям и провели эксперимент, при котором над горой Паломар
пролетал самолет с тем, чтобы выяснить, влияет ли прохождение обычных
летательных аппаратов на счетчики Гейгера. Как и ожидалось, никакого эффекта
обычные самолеты не произвели. Теперь еще больше людей стало верить в
летающие тарелки с ядерными двигателями. Через несколько месяцев аппаратуру
размонтировали для детальной проверки. Выяснилось, что отошел один
предохранительный зажим. Когда прибор встряхивали, перо самописца начинало
хаотически двигаться. Специалисты не смогли определить, были ли аномальные
показания приборов связаны с наблюдениями НЛО.
Продолжающиеся наблюдения необычных явлений в небе Нью-Мексико
стали темой объединенного совещания по разведке 14 октября в Национальной
лаборатории в Лос-Аламосе. Вначале это совещание планировали провести в
сентябре, как говорил в своем июльском письме генералу Кебеллу доктор Каплан
(см. главу 11). Совещание было созвано по просьбе доктора Норриса Бредбери,
директора лаборатории. Месяцем ранее Каплан встретился с сотрудниками отдела
геофизических наук Центра ВВС по исследованиям и развитию и убедил их в
серьезности вопроса. С их помощью ему удалось коечто сделать. За месяц до
совещания, 14 сентября, от лица генерала Хойта Ванденберга (человек, который
годом ранее отверг “Оценку”!) отдел геофизических наук приказал новому
командующему АМС, генерал-лейтенанту Бенджамину Чайлдло, начать
расследование необычных явлений. Расследование должно было проводиться в
исследовательской лаборатории ВВС в Кембридже (AFCRL), Бостон. Более того,
AFCRL приказали послать своего представителя на совещание в Лос-Аламос.
Некоторые из присутствующих ученых были знаменитостями в
сообществе военных: доктор Эдвард Теллер, “отец” водородной бомбы (вспомним,
что он был участником первой конференции по зеленым огненным шарам в феврале
1949 года); Станислав Улам (работавший с Теллером над водородной бомбой) и
астрофизик Георгий Гамов (известный своей теорией “Большого взрыва” и
нуклеосинтезом элементов). Также присутствовали доктор Ла Пас (который к
этому времени проанализировал десятки наблюдений зеленых огненных шаров),
доктор Бредбери и два физика из Лос-Аламоса. Разведывательное сообщество
было представлено подполковником Дойлем Ризом и капитаном Мелвином Нифом из
17-го районного управления специальных расследований ВВС, майором Л. С.
Хиллом из Четвертой армии, майором Фредериком Одером, директором отдела
геофизических исследований ВВС (представитель Кембриджа), майором К.
Колстером из проекта спецвооружений ВВС (база Сандия), Сиднеем Ньюбергером,
начальником службы безопасности Лос-Аламоса, и естественно, вездесущим ФБР,
представленным старшим агентом в Альбукерке (Фил Клэридж) и старшим агентом
в Лос-Аламосе (Джерри Максвелл). Доктор Каплан хотел, чтобы Ла Пас обрисовал
этим людям проблему огненных шаров, чтобы заручиться их поддержкой в
организации исследовательского проекта.
Как всегда на закрытых совещаниях, были зачитаны инструкции по
секретности, было указано, что тема имеет гриф “Секретно” и кодовое имя
“Зависть” несмотря на то, что сотрудники программы отсутствовали (вспомним,
что исследовательская работа “Зависти” закончилась несколькими месяцами
раньше). Затем доктор Ла Пас сделал обзор предыдущих наблюдений в районах
Сандия – Лос-Аламос и зачитал основные элементы своего выступления на
февральской конференции. В его выступлении как бы противопоставлялись друг
другу две возможности – естественные причины и явления, произведенные
человеком. Ученые не отвергли “человеческую версию” доктора Ла Паса, но они
отвергли теорию доктора Каплана о полярных сияниях по причинам, которые сам
Каплан перечислял в письме генералу Кебеллу: полярные сияния не
локализуются, они обычно видны гораздо севернее и не движутся по
горизонтальной траектории.
Хотя доктору Каплану не удалось убедить присутствующих в том, что
огненные шары были новой формой полярных сияний, он добился успеха, получив
поддержку своих коллег в организации сбора точных сведений о подобных
явлениях. Совещание рекомендовало “как можно скорее разрабатывать программу
исследовании с целью фотографического, звукового и математического
наблюдения за НЛО на постоянной основе”.
Наконец-то, после десяти месяцев не прекращающихся наблюдений
зеленых огненных шаров, некоторые выдающиеся персоны запросили
расследования. Доктор фон Карман попросил доктора Каплана сделать
специальный отчет об огненных шарах на совещании Научного совета ВВС (AFSAB)
3 ноября 1949 года. На этом совещании доктор Каплан представил краткую
историю наблюдений огненных шаров и подвел итоги аналитической работы
доктора Ла Паса.
Он настаивал на том, что это реальные объекты, а не метеоры,
ошибочно принятые за огни, и не психические отклонения. Далее он сказал, что
написал отчет об огненных шарах и отослал его генералу Кебеллу. Тот, в свою
очередь, отослал его в директорат по геофизике Кембриджской
исследовательской лаборатории ВВС, где “организуется специальная программа
по получению фотографий и данных спектрального анализа”. На этом совещании
Каплан не говорил о своей теории полярных сияний. Вместо этого он просто
сказал, что считает огненные шары новой формой естественного явления.
7 ноября майор Одер, директор Кембриджской лаборатории, написал
свой отчет о совещании в Лос-Аламосе командующему АМС. Ниже приводится
сокращенная версия доклада (обратите внимание: начальником штаба ВВС был
генерал Ванденберг).

_ В соответствии с инструкциями в закрытом письме начальника штаба
ВВС командующему АМС, тема “Феномен огней”.
… нижеподписавшийся участвовал в совещании в Лос-Аламосе по теме
явлений (!), наблюдаемых в северной части штата Нью-Мексико. Явления имеют
внешний вид зеленых огненных шаров, и тот факт, что они наблюдались
(насколько можно установить) только в северной части Нью-Мексико и только с
1947 года, вызвал крайнее опасение в службах безопасности этого района.
Учитывая, что явления наблюдались подготовленными наблюдателями, вряд
ли/можно сомневаться в том, что они в действительности что-то видели.
Первая часть совещания была посвящена подведению итогов всей
собранной и должным образом организованной информации по зеленым огненным
шарам…
Вторая часть представляла собой дискуссию присутствующих ученых по
различным возможным объяснениям и гипотезам относительно данных явлений.
Согласия достигнуто не было.
Вывод присутствующих был следующим: настоящая информация по
явлениям недостаточно качественна и объективна для какого-либо успешного
рассмотрения ее учеными. Считается важным установить инструментальное
наблюдение (особенно фотографическое, триангуляционное и спектрографическое).
Доктор Джозеф Каплан (рекомендует на следующем собрании Научного
совета), чтобы ВВС поддержали расследование на должном уровне с помощью
директората по геофизическим исследованиям Кембриджской исследовательской
лаборатории, АМС.
Мы полагаем, что Кембриджская лаборатория способна обеспечить
требуемое исследование… при условии, что будут выделены необходимые фонды,
оборудование и допуск персоналу. Поскольку явления по своей природе кажутся
атмосферными, такое решение рассматривается как справедливое. _

(Замечание: к тому времени, как майор Одер сел писать этот доклад,
доктор Каплан уже представил свой отчет по зеленым огненным шарам Научному
совету).
Совместные действия доктора Каплана и майора Одера оказались
успешными. 9 декабря заместитель генерал-лейтенанта Чайлдло написал письмо с
рекомендацией начать постоянные исследования по программе геофизических
исследований ВВС и попросил Совет по исследованиям и разработкам утвердить
необходимый бюджет. 20 декабря 1949 года полковник Бенджамин Холцмен из
Отдела исследований и развития генерал-майора Дональда Путта (который был
также военным директором AFSAB) написал письмо с согласием, в котором
указывал, что “до утверждения Советом по исследованиям и развитию… вам
необходимо подготовить проект плана и бюджет”.
Все работало в пользу первого инструментального исследования
неопознанных атмосферных явлений. К сожалению, процесс шел медленно,
возникла проблема с финансированием. Тем не менее, судя по письму генералу
Путту от мая 1950 года, АМС утверждало, что готово “начать работу на
ограниченной основе, используя личный состав и оборудование, полученное на
авиабазе Холломан”. В письме особо упоминается использование “фототеодолитов
“Аскания” для получения данных по траекториям полетов и фотографических
отчетов”, а также спектрографических камер и радиочастотных анализаторов.
Это было начало новой программы исследований НЛО с восхитительным
названием “Сияние”. Именно тогда один из этих фототеодолитов “Аскания”
получил доказательство существования летающих тарелок, и тогда же этим
доказательством пренебрегли или изъяли.

ГЛАВА 13. “Зависть” против внеземной версии

Через шесть дней после того, как генерал-майор Путт одобрил новую
программу “Сияние”, произошло очень важное событие в истории НЛО. В
январском номере журнала “Тру” была опубликована статья, где утверждалось,
что информация, собранная ВВС, доказывала внеземное происхождение летающих
тарелок. Достоверность этого поразительного утверждения подкреплялась тем,
что статья была написана отставным летчиком ВМФ, майором Дональдом Кихоу,
независимым репортером, который станет самым последовательным критиком
политики Военно-воздушных сил в отношении наблюдений НЛО. В своей статье
“Летающие тарелки существуют” Кихоу говорит, что пришел к такому мнению
после изучения отчета проекта “Тарелка”, доступных отчетов по наблюдениям и
после разговоров с очевидцами и представителями ВВС. Далее он утверждал, что
летающие тарелки были космическими кораблями различных типов, которые
посещают Землю по меньшей мере сто лет.
Журнал “Тру” появился на прилавках через день после Рождества 1949
года, и пресса немедленно подхватила сенсацию. Статья не сходила с первых
полос газет и журналов по всем Соединенным Штатам. (Журнал “Тру” позже
утверждал, что эта статья была самой популярной журнальной статьей за все
времена). На следующий день буйство прессы возросло, так как ВВС выпустили
заранее подготовленный ответ.
Выход отчета проекта “Тарелка” в апреле 1949 года и публикация
статей Сиднея Шаллетта не уменьшили интереса общественности к летающим
тарелкам. Некоторые репортеры знали, что нежелание ВВС вмешиваться в
расследование наблюдений НЛО гражданскими лицами, как утверждал Шаллетт, -
неправда, в действительности они заинтересовались ими, потому что очевидцами
оказались также и военные летчики. Эти репортеры считали, что истинной целью
отчета по проекту “Тарелка” было отвлечь внимание от правды, какой бы она ни
была. Поскольку в отчете проекта “Тарелка” не говорилось определенно, что
все наблюдения объяснены, а кроме всего сообщалось, что расследование
продолжается, то из этого следовало: во-первых, Соединенные Штаты
разработали настолько секретную технологию, что ВВС не могли ссылаться на
нее публично и должны были для ее прикрытия отрицать само ее существование
(похожее произошло в недавние времена с технологией “стелс”); во-вторых,
русские изобрели совершенно новую и превосходящую все возможное технологию,
что грозило гибельными последствиями для свободного мира, и, в-третьих,
Землю посещают разумные существа из других миров. Вот почему репортеры
начали донимать AFI и ATIC о ходе расследований ВВС. Они понимали, что любая
из этих трех возможностей может стать главным источником новостей на
ближайшие несколько лет. Единственный ответ, который они получили, -
расследование продолжается. В конце августа статья о летающих тарелках на
полигоне Уайт-Сэндз вновь подогрела интерес прессы к этой теме. Некоторые
репортеры, включая Кихоу, начали собственное расследование. Они ездили по
стране и разговаривали со свидетелями, которые, как обнаружили журналисты,
были заслуживающими доверия людьми.
Естественно, ВВС было известно об активности прессы, они ожидали,
что в конце концов выйдет громкая статья. Вопрос в том, кто ее напишет и
когда она будет опубликована.
Весной 1949 года ATIC прекратил тщательное расследование новых
случаев наблюдений НЛО. Вместо этого были сконцентрированы усилия на анализе
старых наблюдений, для того чтобы подготовить окончательный отчет программы
“Зависть”. Этот отчет требовался для закрытия исследовательской работы в
соответствии с официальной политикой ВВС: все наблюдения можно объяснить,
как подразумевал отчет проекта “Тарелка”. Сотрудники ATIC торопились
закончить его как можно раньше. Отчет был написан в августе и лежал в
ожидании, когда понадобится. Незадолго до выхода статьи Кихоу ATIC уже
сформулировал план ответа на ожидаемую статью, и, когда появился январский
номер журнала “Тру”, ВВС были готовы во все оружие.
Через день после выхода статьи майора Кихоу ВВС подпортили ему
праздник, осуществляя первую часть плана: они собрали пресс-конференцию, на
которой один из генералов заявил, что все наблюдения – это фальсификации,
галлюцинации и вообще ошибочное восприятие известных объектов. Генерал также
сделал следующее заявление:

_ ВВС приостанавливают специальную программу расследования и анализа
отчетов по летающим тарелкам на основании того, что не найдено
доказательств, что так называемые феномены НЛО носят внеземной характер. С
приостановкой программы согласно (!) командование армии и флота. По всем
вопросам, касающимся летающих тарелок. Командование материальной части очень
тесно взаимодействовало с разведкой.
У нас, вероятно, самое полное собрание документов по летающим
тарелкам, но в них нет ничего нового или пугающего, чтобы полагать, что это
межпланетные корабли.
Проект прекращается, потому что все новые случаи наблюдения НЛО
просто подтверждают уже сделанные выводы. _

Затем ВВС осуществили вторую часть плана: они объявили, что через
несколько дней с отчета программы “Зависть” будет снят гриф секретности.
Очевидно, командование считало, что выход отчета навсегда убьет всякий
интерес к летающим тарелкам. Но оно ошибалось.
Насколько работа Кихоу была впечатляющей, настолько
четырехсотстраничный отчет “Зависти” был неубедительным. Там было слишком
много плохих или просто неверных объяснений. Вместо того чтобы снять
проблему летающих тарелок, он лишь усилил недоумение общественности по
поводу того, что же все-таки происходит на самом деле.
Согласно отчету, программа “Зависть” изучила двести двадцать
восемь наблюдений НЛО из двухсот сорока четырех доступных для анализа. Это
было на сорок два случая меньше, чем проект “Тарелка” (т. е. программа
“Знак”, которая изучила двести сорок американских и тридцать иностранных
наблюдений, всего двести семьдесят), хотя к августу 1949 года существовали
“документы приблизительно о трехсот семидесяти пяти случаях”. Причина того,
что остальные случаи не попали в окончательный отчет, заключалась в неверии
сотрудников программы обнаружить что-нибудь новое, потому что новые отчеты
были похожи на старые, и они не стали тратить на них время. Отчет также не
упоминал примерно о семидесяти случаях, произошедших между августом и
декабрем. Репортеры не знали содержания этих новых наблюдений, поскольку они
были рассекречены много лет спустя.
ВВС объявили прессе, что все наблюдения можно объяснить, и
заявили, что отчет программы “Зависть” докажет это. Однако сообразительных
репортеров он не убедил. В отчете показывалось, что с помощью доктора
Хайнека, консультанта по астрономии (см. главу 7), тридцать два процента
явлений удалось идентифицировать как астрономические. (Многие зеленые
огненные шары идентифицировались как метеоры, несмотря на возражения доктора
Ла Паса). С помощью специалистов метеослужбы ВВС и Кембриджской лаборатории
сотрудники программы объяснили двенадцать процентов наблюдений как
метеозонды или стратосферные аэростаты. Они вместе с экспертами пришли к
заключению, что семьдесят два процента из двухсот двадцати восьми случаев
можно объяснить, а у тринадцати процентов не было достаточной информации для
оценки. Это означало, что консультанты не могли объяснить пятнадцать
процентов наблюдений. Однако это не смущало аналитиков программы “Зависть”.
Последнее приложение к отчету содержало дискуссию о возможных объяснениях
для этих случаев.
Это приложение создало для ВВС большую проблему, потому что
журналисты, прочитавшие его, не успокоились. Объяснения казались по меньшей
мере притянутыми за уши, а в некоторых случаях просто неправильными. Раппелт
в книге “Отчет о неопознанных летающих объектах” цитирует один хороший
пример такого объяснения. В отчете за ноябрь 1948 года, проанализированном
доктором Хайнеком и метеослужбой, летчик ВВС писал, что увидел над авиабазой
Эндрюз около Вашингтона, округ Колумбия, сияющий белый огонь. Он гнался за
ним десять минут по сложной траектории с поворотами, пока огонь не
“направился к побережью”. Ему удалось разглядеть темный овальный объект
размерами меньше, чем его самолет. “Не могу сказать, был ли огонь на
объекте, или сиял сам объект”, писал летчик. Свидетели на земле подтвердили
отчет: они видели огонь и преследующий его самолет. Хайнек утверждал, что
это не было астрономическим явлением, а метеослужба сказала, что это был не
метеозонд. Однако это не остановило сотрудников программы “Зависть”.
Официальное объяснение – воздушный шар.
Раппелт проиллюстрировал реакцию прессы на объяснения, приведя
разговор, состоявшийся несколько лет спустя с репортером, у которого имелась
копия отчета. “Он сказал, что отчет был достаточно впечатляющим, но только в
том, что касалось двусмысленностей, алогичных умозаключений и очень явных
усилий снять с повестки дня проблему НЛО любой ценой. Лично он считал, что
это была очень плохая попытка выпустить фальшивый документ, состоящий из
вводящей в заблуждение информации для сокрытия того, что происходит в
действительности”.
Поскольку отчет программы “Зависть” включал объяснения для каждого
наблюдения НЛО, он представил следующие выводы:

_ 1. …неопознанные летающие объекты не представляют никакой угрозы
для национальной безопасности Соединенных Штатов.
2. Отчеты о неопознанных летающих объектах являются:
а) легкой формой массовой истерии или “военным нервным
расстройством”;
б) деятельностью лиц, которые фабрикуют данные отчеты с
мошенническими целями или в поисках популярности в прессе;
в) психопатологиями;
г) ошибочным восприятием обычных объектов. _

Вот так. После двух с половиной лет расследования, начавшегося
летом 1947 года, ВВС делают публичное заключение, что летающих тарелок и
связанных с ними необычных явлений нет. Наблюдения были настолько не
важными, что аналитическая программа была закрыта (ВВС не признались
открыто, что работа по этой программе практически закончилась шестью
месяцами раньше). Поэтому общественность вместе с большинством личного
состава армии, ATIC, разведки ВВС, Управления специальных расследований и
ФБР, наверное, удивлялись, действительно ли ВВС потеряли интерес к НЛО или
они решили его скрыть.

_ Факт: АМС утверждало, что закрытие программы “Зависть” означает
завершение расследований ВВС случаев с летающими тарелками. _

_ Факт: АМС лгало. _

_ Факт: через полтора года генерал Кебелл признал, что отчет
программы “Зависть” был “ненаучным, никому не нужным вздором”. _

_ Факт: всего лишь через две недели государственным структурам
безопасности было приказано: быть в состоянии готовности к приему отчетов о
наблюдениях летающих тарелок. 12 января 1950 года Кебелл направил в
разведывательные службы новый меморандум с запросом сообщать о
“нетрадиционных летательных аппаратах”. Согласно этому меморандуму, “в
будущем любая информация, полученная по этой теме, должна рассматриваться
так же тщательно, как разведывательная информация по любому вопросу”. _

Расследование случаев наблюдения летающих тарелок нс закончилось,
и самое убедительное было еще впереди.

ГЛАВА 14. Рыцарь в завистливых доспехам

Несмотря на протесты ВВС, отчеты о летающих тарелках и связанных с
ними явлениях продолжали появляться. И все же при каждом удобном случае
программа “Зависть” демонстрировала свой “политический курс”, – НЛО не
являются внеземными космическими кораблями, потому что все наблюдения
объяснимы. Конечно, программа “Зависть” ничего толком не доказала. Тем не
менее, даже ФБР оказалось подверженным влиянию этого “политического курса”.
В конце марта 1950 года штаб ФБР получил донесение от Гая Хоттеля,
старшего агента в штате Вашингтон, который утверждал, что “следователь из
ВВС” сообщил мистеру Хоттелю, что в Нью-Мексико обнаружены три летающие
тарелки и девять тел инопланетян ростом полтора метра. Оказалось, что это
донесение было основано на случае мошенничества, но в то время ФБР этого не
знало. Однако это донесение вынудило Дж. Эдгара Гувера действовать. Он
попросил специального помощника Д. М. Лэдда справиться в ВВС, “каковы факты
насчет летающих тарелок”. Гуверу нужно было “короткое заключение, где
говорилось бы, правда это или нет и что именно ВВС и прочие думают об этом”.
Другими словами Гувер был в полном замешательстве – и совершенно справедливо
- из-за противоречащих заявлений ВВС.
Связной между ФБР и ВВС, агент С. У. Рейнольдс (с которым почти
тремя годами ранее, в самом начале полемики об НЛО, установил контакт
генерал Шульген) встретился с представителями разведки, майором Боггсом и
подполковником Хирном. Ему рассказали следующее.

_ ВВС приостановили свою разведывательную программу для определения,
что такое летающие тарелки, в конце прошлого года. В декабре 1949 года они
публично объявили прессе, что работа приостановлена и что с пресс-релизом
согласны армия и флот. Причиной прекращения исследований, согласно майору
Боггсу и подполковнику Хирну, было то, что более чем в трех четвертях
случаев за летающие тарелки принимались освещенные метеозонды и другие
воздушные объекты.
Подполковник Хирн указал, что обязанностью командующих различных
округов является их безопасность. Отчеты о летающих тарелках, полученные в
настоящее время, будут расследоваться командующими на местах, а их рапорты
предоставляться в разведывательное управление ВВС как разведывательная
информация.
Майор Боггс и подполковник Хирн заметили, что большинство
наблюдений НЛО в настоящее время являются отголоском недавних журнальных
публикаций. Они подчеркнули, что ВВС не ведут активного расследования
феномена НЛО. _

Этот ответ явно намекал, что ВВС не считали НЛО чем-то особенным.
Они признали, что отчеты все еще поступают, но не анализируются центральной
группой, потому что большая часть предыдущих наблюдений уже объяснена, а
программа “Зависть” закрыта. Случаи наблюдения аномальных явлений должны
анализироваться на местах, а информация об этом должна-передаваться как
любая другая разведывательная информация. Хирн и Боггс не сообщили, что же в
Центре воздушно-технической разведки (ATIC) делают с собранными
наблюдениями. В документах не отражено, удовлетворил ли этот “полу-ответ”
Гувера.
Еще одна появившаяся в журнале “Тру” статья противоречила
официальной политике ВВС, изложенной Боггсом и Хирном. В мартовском номере
1950 года была опубликована статья командора Роберта Маклолина, руководителя
испытаний военноморских ракет на сверхсекретном полигоне Уайт-Сэндз.
Вспомним, что он был источником сведений о наблюдениях НЛО на полигоне,
просочившихся в прессу предыдущим летом (см. главу 12). В статье “Как ученые
следили за летающими тарелками” он рассказывал о слежении за летающей
тарелкой во время испытания ракеты. Маклолин сообщил, что в течение 1948 и
1949 годов его сотрудники несколько раз наблюдали НЛО. Он говорил о
наблюдении Мура, которое уже упоминалось выше. Сославшись на вычисления,
основанные на инструментальных измерениях в Уайт-Сэндз, он пришел к выводу,
что летающие тарелки не были естественного происхождения, и выразил мнение,
что это “космические корабли”, управляемые “разумными существами”. Когда ВВС
запросили о внеземной версии Маклолина, они сослались на отчет программы
“Зависть” и заявили об отсутствии достоверных свидетельств, что НЛО это
галлюцинации, фальсификации и ошибки восприятия.
В начале апреля разногласия по поводу существования летающих
тарелок снова оказались в центре внимания прессы. Это послужило ответом
пишущей братии на большое количество наблюдений НЛО в предыдущем месяце (в
марте ВВС получили около сорока отчетов). “Нью-Йорк таймс” от 4 апреля 1950
года опубликовала статью, в которой говорилось, что НЛО существуют и что это
секретные американские боевые самолеты. В спор по этому вопросу пришлось
вмешаться Белому дому. 5 апреля “НьюЙорк таймс” опубликовала заявление
пресс-секретаря Белого дома Чарльза Росса, который “опровергнул элемент
реальности, внедряющийся в текущие отчеты о летающих тарелках”; он также
заявил, что “никто… ничего о них не знает, включая президента”. Росс
признал, что ВМФ экспериментировал с дисковидным самолетом (XF-5-U, круглый,
с пропеллером “летающий блин”), но его нельзя было принять за летающую
тарелку. Пресс-секретарь также указал, что ни одна иностранная держава не
испытывает свои летающие тарелки над территорией США. Через четыре дня
“Таймс” опубликовала еще одну статью – о реакции президента Трумэна.
“Президент сказал, что он так же озадачен шквалом отчетов о странных и
чудесных наблюдениях в небе, как и любой другой человек”. Еще одна цитата из
этой статьи: “если ВВС думают, что их официальный отчет положит конец
разговорам, то они недооценивают общественное любопытство и воображение.
Количество гипотез только умножилось…” В статье рассматривались такие
версии как: а) американское секретное оружие; б) иностранное (русское)
секретное оружие; в) метеозонды; г) планеты и метеоры; д) оптические
иллюзии; е) инопланетные пришельцы. ВВС горячо отрицали возможности а), б) и
е), пресса и общественность явно им не верили.
Почти через две недели, 22 мая, ФБР получило документ для
служебного пользования, который был полным подтверждением официального
мнения программы “Зависть”. Это был как бы внутриведомственный ответ на
публичный комментарий капитана Эдди Рикенбакера, известного пилота,
цитировавшегося прессой: “Несомненно, подобные явления заслуживают самого
пристального внимания, так как имеется слишком много отчетов от лиц,
достойных доверия… Однако, если летающие тарелки существуют, можете быть
уверены, что они наши”. Реакция на это заявление капитана показывает,
насколько циничными были сотрудники ATIC в отношении отчетов о летающих
тарелках. Ответ ВВС начинается с описания старых наблюдений необычных
воздушных объектов и упоминает шведскую “ракету-призрак” 1946 года. Затем
говорится о наблюдениях в “настоящее время” и делаются к ним пояснения.

_ ВВС долгое время проводили тщательное расследование каждого из
сотен случаев. Обнаружилось, что примерно семьдесят пять процентов случаев
могут быть отнесены к известным причинам, таким как: метеозонды, самолеты,
метеоры и другие обычные явления. Было сделано публичное заявление,
разоблачающее самое существование летающих дисков или тарелок. Оно не
помогло сократить огромный поток отчетов о новых наблюдениях НЛО. Оно лишь
убедило большое число людей, что министерство обороны пытается скрыть
собственные эксперименты с новыми вооружениями.
Было выдвинуто множество гипотез, объясняющих воздушные феномены
над территорией Соединенных Штатов. Они включали космические корабли,
советские управляемые ракеты и летательные аппараты – возможно, с атомными
двигателями – эксперименты США с новым вооружением, естественные явления
и массовую истерию или другие психологические причины.
Гипотезу о существовании инопланетных кораблей нетрудно развенчать
на основании логических умозаключений. Существование каких-либо форм жизни
на других планетах – чрезвычайно тонкий и спорный вопрос. Уровень
технологического развития, требуемый для запуска пилотируемых или
автоматических ракет с одной планеты на другую и возвращения их, должен быть
на несколько порядков выше существующего на земле. С большой долей
вероятности можно предположить, что его результатом стал бы непосредственный
контакт, установленный либо путем открытого приземления, либо
незапланированного крушения. (А ведь были в прессе публикации с описаниями
существ ростом всего сорок пять сантиметров! Это было чистейшей воды
фальсификацией). _

Затем документ отрицает гипотезу о советских ракетах (“Не
существует абсолютно никаких доказательств…”) и версию об американских
секретных ракетах. Документ заканчивается следующими словами:

_ Продолжающееся поступление отчетов о воздушных явлениях, в таком
случае, должно быть отнесено к массовой истерии, вызванной настоящим
обострением международной обстановки; к готовности общественности верить в
способность науки творить чудеса и к заявлениям некоторых лиц, намекающих на
существование нового оружия. Такие заявления, типа Рикенбакера, часто
подогревались доселе неизвестными репортерами, подававшими их в самой
сенсационной форме, чтобы сделать себе на этом имя, заставить людей
наблюдать за небом и любой объект, который они не смогут распознать,
немедленно окрестить “летающей тарелкой”. Это вызывает “цепную реакцию”
подобных отчетов. _

Поскольку документ правильно выражал точку зрения сотрудников
ATIC, не удивительно, что расследование практически было прекращено.
В течение весны и лета 1950 года ФБР получило всего лишь несколько
донесений. Затем, в конце августа, агент А. М. Белмонт предоставил
информацию, относящуюся к феномену огненных шаров, из чего следовало, что
ВВС не прекратили расследование наблюдений.

_ Информация, касающаяся феноменов в Нью-Мексико
23 августа 1950 года

1. Управление специальных расследований выразило озабоченность в
связи с необъяснимыми явлениями, описываемых как зеленые огненные шары,
диски и метеоры, в окрестностях секретных объектов в Нью-Мексико.
2. Доктор Ла Пас, специалист по метеорам, институт штата
Нью-Мексико, сообщил, что эти явления не относятся к метеорам.
3. Управление спецрасследований связалось с компанией “Лэнд-Эйр” в
Аламогордо и заказало научное исследование необъяснимых явлений.
Наблюдения воздушных феноменов поблизости от секретных объектов
регистрируются ВВС с декабря 1948 года. Они делятся на три следующих
основных типа:
1. Зеленые огненные шары, объекты, двигающиеся с большой скоростью
в форме полумесяцев, кругов и дисков, испускающих зеленый свет.
2. Диски, круглые плоские объекты, движущиеся с большой скоростью
и испускающие яркий белый свет или отражающие его.
3. Метеоры, воздушные явления, напоминающие метеоры различного
цвета и двигающиеся с большой скоростью.
По словам свидетелей, вышеописанные явления различаются по цвету -
от яркого белого до янтарного, красного и зеленого.
С 1948 года поблизости от объектов в Нью-Мексико зарегистрировано
примерно сто пятьдесят случаев наблюдений. Несколько случаев наблюдались
различными заслуживающими доверия лицами приблизительно в одно и то же время.
Доктор Линкольн Ла Пас из института метеористики штата Нью-Мексико
23 мая 1950 года предоставил анализ различных наблюдений. В результате
своего расследования он пришел к выводу, что примерно половина
зарегистрированных явлений имеет метеоритную природу происхождения. Он
полагает, что другие явления, которые обычно называют зелеными огненными
шарами, являются американскими управляемыми ракетами, испытываемыми
поблизости от данных объектов. Доктор Ла Пас указал, что если он ошибается в
выводах, то немедленно должно быть организовано систематическое
расследование наблюдений. Он заявил, что ракеты, двигающиеся со скоростью,
сопоставимой со скоростью зеленых огненных шаров и дисков, долетят из района
Урала до Нью-Мексико меньше чем за пятнадцать минут. Он предположил, что это
могут быть управляемые ракеты, запускаемые с баз, находящихся на Урале.
На основании результатов, полученных доктором Ла Пасом и ВВС, был
сделан вывод, что необъяснимые явления в районе секретных объектов США дают
повод для беспокойства. ВВС связались с компанией “Лэнд-Эйр” из Аламогордо,
штат Нью-Мексико, для проведения научных исследований зеленых огненных шаров
и дисков. В рапорте, предоставленном управлением спецрасследований 19 июля
1950 года, указывается, что необъяснимые огненные шары и диски все еще
наблюдаются поблизости от секретных военных объектов.
ВВС вместе с компанией “Лэнд-Эйр” установили несколько постов
наблюдения в районе Вон, штат Нью-Мексико, с целью фотографирования и
определения скорости, высоты и природы необычных явлений, именуемых
огненными шарами и дисками. 24 мая 1950 года сотрудники “Лэнд-Эйр” наблюдали
от восьми до десяти объектов. Установлено круглосуточное наблюдение в рамках
программы “Сияние” (см. конец главы 12).
Подразделение в Альбукерке в донесении от 10 августа 1950 года
сообщает, что не получено новых сведений в отношении природы странных
воздушных явлений, именуемых зелеными огненными шарами и дисками.
Подразделение в Альбукерке сообщает, что (имя из документа вычеркнуто
цензурой), инженер проекта, был предупрежден Бюро об ответственности в том,
что касается шпионажа и подрывных действий. Были приняты меры, чтобы Бюро
было немедленно поставлено в известность в случае, если информация по
данному проекту окажется в сфере его интересов. _

Можно представить себе удивление Дж. Эдгара Гувера и ФБР, которым
всего пять месяцев назад официально, через майора Боггса и подполковника
Хирна из ATIC, сообщили, что ВВС “не занимаются этим… больше не
расследуют…” и “(летающие тарелки и т. п.) представляют собой явления
естественного характера”.
Боггс и Хирн не сказали ФБР, вероятно, потому что сами не знали,
что продолжающиеся наблюдения вызваны сохраняющимся интересом к НЛО разведки
и Управления спецрасследований ВВС в течение всей второй половины 1949 года
и первой половины 1950 года. Однако интерес ATIC к летающим тарелкам
возродился через три месяца после того, как Боггс и Хирн говорили с ФБР.
Этому помог меморандум бригадного генерала Эрнеста Мура из разведки ВВС,
которого официальной директивой поддержал генерал Кебелл. В меморандуме
генерала Мура говорится следующее:

_ 1 июля 1950 года
Меморандум для:
Начальника аналитического отдела,
Начальника отдела воздушных целей,
Начальника отдела воздушной оценки.
Тема: неопознанные объекты.

Продолжающиеся наблюдения неопознанных воздушных объектов требуют
непрерывной информации об их активности. Когда программа “Зависть” была
закрыта, не имелось в виду игнорирование вероятности иностранной
разведывательной деятельности. Следовательно, аналитический отдел должен
продолжать следить за поступающими отчетами и расследовать каждый случай в
соответствии с оценкой его важности. _

Меморандум генерала Мура указывает, что, хотя программа “Зависть”
была прекращена, AFI хотела, чтобы ATIC продолжал анализ наблюдений в
случае, если летающая тарелка, или НЛО, окажется иностранным (т. е.
советским) летательным аппаратом. Через шесть дней генерал-майор Кебелл
послал директиву полковнику Харольду Уотсону, возглавлявшему программу
“Зависть”.

_ 7 июля 1950 года

Посылаю данный документ с майором Пияница. Взгляды генерала
Кебелла относительно проекта “Летающая тарелка” состоят в следующем:
а. Он полагает ошибочным закрытие программы (“Зависть”), а также
публичное заявление, что мы больше не заинтересованы в НЛО. Однако решение
было принято, и он считает, что его обязанность (!) не отменять его, по
крайней мере, некоторое время.
б. Наши инструкции, отменяющие распоряжения различным службам,
были опубликованы в непронумерованном письме штаба ВВС, файл AFOIR-CO 7 от
12 января 1950 года, тема: “Информационные отчеты о нетрадиционных
летательных аппаратах”. В последнем абзаце дано указание всем получателям
документа рассматривать получаемую информацию и наблюдения как
разведывательные сведения и продолжать обрабатывать их обычным образом. Мы
продолжали получать такие отчеты из многих источников ВВС.
в. Генерал Кебелл считает, что мы должны восстановить обработку
поступающей информации, если она была прекращена. Он ожидает, что АМС
воспримет это как часть своих обязанностей по воздушно-технической разведке.
Он особо надеется, что проект не будет восстановлен полностью в том виде,
как он существовал, со специальными группами технических экспертов,
разъезжающих по стране и опрашивающих свидетелей и т. д. Он особенно хочет,
чтобы все шло без лишнего шума и освещения в прессе того факта, что ВВС все
еще интересуются летающими тарелками.
г. Генерал Кебелл надеется, что если в будущем обстоятельства
потребуют тотальных усилий, то мы сможем объявить, что все это время
спокойно продолжали работу над существующей проблемой.
д. На основании этого мы будем продолжать получать из источников
ВВС отчеты о летающих тарелках и немедленно переправлять их в АМС. Вы
сможете запросить у источника ВВС дополнительную информацию по обычным
каналам. Мы также будем отслеживать отчеты Госдепартамента, ЦРУ, армии и
флота в поисках соответствующей информации, которая будет отправлена в АМС…
е. Обычные газетные публикации следует анализировать без
дополнительных запросов. Информацию от лиц, не принадлежащих к источникам
ВВС, можно принять и опросить их путем переписки. Там, где это удобно с
географической точки зрения, отдельные наблюдения НЛО можно расследовать с
помощью сотрудников АМС или запросов в местное подразделение Управления
спецрасследований.
ж. На запросы прессы, интересуются ли до сих пор ВВС летающими
тарелками, следует давать общий ответ, что АМС интересуют все сведения,
связанные с воздушно-технической разведкой, – информации об НЛО придается
такое же значение, как и любой другой. Упор должен делаться не на работе с
летающими тарелками, а на все области технической разведки.
Вышеприведенный документ, вероятно, представлен слишком подробно.
Если после ознакомления с документом вы все еще не уверены, что вам нужно
делать, позвоните мне. Если вопросов нет, начинайте работу в соответствии с
общей директивой АМС по получению технической разведывательной информации. _

Ого! Начальник разведки ВВС недоволен тем, как АМС справляется с
ситуацией по НЛО. Можно представить, как полковники и капитаны повскакали с
кресел и четко отсалютовали, когда получили прямой приказ сделать что-нибудь
ради разнообразия!
Через два месяца, в сентябре, генерал Кебелл внес в эту директиву
небольшие изменения. Ссылаясь на пункт “в”, он указал, что требует создать
оперативные группы расследования к что “в обязанности АМС входит направление
этих групп на места, когда оно сочтет это необходимым”.
Генерал Кебелл не только приказал АМС возродить программу
“Зависть”, но и выпустил другой меморандум по сбору разведывательной
информации. 25 сентября он был разослан директору ФБР, а также многим
генералам ВВС и армии, морской разведки, Государственному департаменту и
ЦРУ. Меморандум запрашивал обычные подробности по всем наблюдениям НЛО,
просил пересылать их как можно быстрее с помощью электронных средств связи с
прилагаемым письменным отчетом и выражая еще одну просьбу. “Мы надеемся, что
данная отчетность и анализ не будут преданы огласке”.
Генерал Кебелл был “рыцарем в сияющих доспехах”, который пришел
освободить наблюдения летающих тарелок из застенков программы “Зависть”. К
несчастью, как он обнаружил год спустя, удача сопутствовала ему не во всем.
Полковник Уотсон и сотрудники программы были настроены, Б основном, “против
НЛО”. Они не изучали тщательно отчеты, приходившие к ним из разведки ВВС.
Все, чем они занимались, – это изобретали подходящее объяснение и отсылали
отчет обратно. Отчеты подшивались редко. Через год, когда программу
возглавил капитан Эдвард Раппелт, выяснилось, что многие отчеты просто
складывались в коробки, а некоторые вообще были утеряны.
Недовольство Кебелла бездействием ATIC не удивительно, учитывая
количество и качество наблюдений НЛО, полученных AFI и переданных в ATIC для
экспертизы. Отчеты за 1950 год начали поступать 2 января. В этом месяце было
более десяти наблюдений, столько же в феврале и около сорока – в марте.
После этого они продолжали поступать в количестве от десяти до двадцати в
месяц; всего разведка ВВС получила за год двести сорок отчетов. Подавляющее
большинство наблюдений НЛО приходилось на Соединенные Штаты, но некоторые
были из таких далеких стран, как Япония, Кипр и Чили. По прошествии времени
кажется, что наступила всемирная эпидемия наблюдений.
Нетрудно представить замешательство прессы, вызванное
несоответствием между большим числом отчетов ученых и летчиков,
утверждавших, что видели действительно что-то необычное, и публично
высказанное мнение ВВС – нет доказательств ничему необычному. Замешательству
способствовали фальсифицированные отчеты о “разбившихся летающих тарелках”.
Как отделить зерна от плевел? В этом состояла проблема, которая
могла быть разрешена только добросовестным расследованием, надежными данными
и хорошим анализом.
Надежные данные надеялась предоставить программа “Сияние”. И она
не справилась с поставленной задачей – полученные данные игнорировали – или
скрывали!

ГЛАВА 15. Сияй, сияй, аппаратик

_Нe получено никакой информации. Доктор Л. Элтерман._

_…Наблюдалось несколько объектов. Из отчета доктору Мирарчи._

Усилия доктора Каплана и майора Одера организовать
исследовательский проект по огненным шарам принесли плоды весной 1950 года.
Был заключен полугодовой контракт на двадцать тысяч долларов с фирмой
“Лэнд-Эйр”, которая использовала фототеодолиты на полигоне Уайт-Сэндз.
“Лэнд-Эйр” обязывалась установить круглосуточное наблюдение в том
месте в штате Нью-Мексико, которое укажут ВВС, а операторы фототеодолитов в
УайтСэндз должны будут снимать любой необычный пролетающий мимо объект.
Исследования начались 24 марта 1950 года. К этому времени,
согласно каталогу, составленному подполковником Ризом из 17-го районного
управления спецрасследовпний на авиабазе Киркленд, на Юго-Западе США,
накопилось большое количество наблюдений НЛО, многие из которых происходили
вокруг авиабазы Холломан. В каталоге за 1949 год имеются следующие данные по
Нью-Мексико:
в районе базы Сандия (Альбукерке) – семнадцать наблюдений, в
основном во второй половине года;
в районе Лос-Аламоса – двадцать шесть наблюдений, равномерно
распределенных по всему году; в районе Вон – ни одного; в районе авиабазы
Холломан/Аламогордо/Уайт-Сэндз – двенадцать; другие районы юго-западного
Нью-Мексико – двадцать; всего – семьдесят пять. В тех же районах за первые
три месяца 1950 года было: Сандия – шесть (все в феврале); Лос-Аламос -
семь; Вон – одно; авиабаза Холломан/Аламогордо/Уайт-Сэндз – шесть; другие
районы – шесть; всего – двадцать шесть. Ученые были уверены, что им удастся
“поймать” огненный шар или летающую тарелку.
21 февраля на авиабазе Холломан был установлен наблюдательный пост
с фототеодолитом, телескопом и фотокамерой, на котором круглосуточно
дежурили два человека. Месяц работы не дал никаких результатов. С 1 апреля
ученые вновь установили круглосуточный пост, который должен был работать уже
в течение полугода, с кинотеодолитами (теодолиты с кинокамерами). Личный
состав под командованием начальства Холломана должен был работать со
спектрографами и радиочастотными приемниками. Так началась программа
“Сияние”, вселявшая большие надежды на раскрытие тайны огненных шаров и
летающих тарелок.
Через полтора года, в ноябре 1951, доктор Луис Элтерман,
руководитель программы “Сияние”, работавший в лаборатории атмосферной физики
отдела геофизических исследований Кембриджской исследовательской лаборатории
ВВС, написал отчетный доклад. Согласно ему, программа “Сияние” завершилась
полным провалом: “не получено никакой информации”. Он рекомендовал закрыть
программу. Его рекомендации были приняты.
Но был ли это провал? Действительно ли не было получено никакой
информации? Вспомним донесение ФБР, представленное в предыдущей главе, где
утверждается, что 24 мая 1950 года сотрудники “Лэнд-Эйр” видели от восьми до
десяти объектов. Разве это не информация? Рассмотрим более подробно работу
программы “Сияние”.
Согласно доктору Элтерману, до начала работы программы пришло
ненормально большое число отчетов из Вона, поэтому решили установить пост
там. Почему выбрали именно это место, остается для меня загадкой. Оно
находится в двухстах километрах от Лос-Аламоса, в ста пятидесяти от Сандии и
в двухстах пятидесяти от Аламогордо/Холломан. Выше я привел статистику
наблюдений для отдельных районов Нью-Мексико, выделив Вон. Обратите
внимание, что там произошло только одно наблюдение в течение предыдущего
года. Так зачем зря использовать пост в Воне? Не лучше ли было установить
его в Лос-Аламосе или Уайт-Сэндз? Неужели они считали, что смогут провести
триангуляцию на очень большом расстоянии от поста на авиабазе Холломан? Или
они на самом деле пытались избежать наблюдений? На эти вопросы мы так и не
найдем ответов.
Как бы то ни было, это была ошибка. После запуска программы
“Сияние” частота наблюдений НЛО стремительно упала. Список “Голубой книги”
показывает одно наблюдение в апреле, одно в мае и одно в августе в районе
Холломана. В других районах число наблюдений летающих тарелок также
уменьшилось. За период с 1 апреля по 1 октября (первый контракт “Лэнд-Эйр”)
во всем штате Нью-Мексико было всего восемь наблюдений по сравнению с
тридцатью за предыдущие шесть месяцев.
Это неожиданное уменьшение числа наблюдений НЛО отражено в
окончательном докладе программы “Сияние”. Однако более знаменательно то, что
не отражено в докладе, то, что игнорировалось или умышленно скрывалось:
программа “Сияние” была успешной.
Чтобы читатель понял, где автор доклада был нечестным, приводим
часть его дословно. Комментируя “первый период исследований, с 1 апреля по
15 сентября 1950 года”, доктор Элтерман писал:

_ 27 апреля и 24 мая было сделано несколько фотоснимков, но не
одновременно обеими камерами, в результате не было получено никакой
информации. 30 августа 1950 года во время запуска ракеты “Белл Эйркрафт”
несколькими лицами наблюдались воздушные явления над военно-воздушной базой
Холломан, но сотрудники “Лэнд-Эйр” извещены не были, поэтому не было
получено никаких результатов. 31 августа 1950 года явления снова наблюдались
после запуска V-2. Хотя было потрачено много пленки, точной триангуляции
проведено не было, поэтому опять информация не была получена. _

В течение второго периода исследований, с 1 октября 1950 года по
31 марта 1951 года, не было ни одного наблюдения НЛО, создавалось
впечатление будто загадочный феномен, реагируя на установку круглосуточного
поста, переместился в другие места. Происходили постоянные наблюдения в
других частях страны и даже несколько в штате Нью-Мексико, но ни одного
поблизости от авиабазы Холломан. Отсутствие наблюдений НЛО стало достаточным
поводом, чтобы не продлевать контракт с фирмой “Лэнд-Эйр”. После его
завершения разгорелись споры, что делать с полученными данными и стоит ли
продолжать наблюдения, но уже с меньшими усилиями. Элтерман в ноябре 1951
года рекомендовал “прекратить дальнейшие траты” времени и усилий. Так и было
сделано.
Но что насчет данных об НЛО, собранных на авиабазе Холломан в
апреле и мае 1950 года? Согласно Элтерману, не было получено никакой
информации. Правдив ли он, делая такое заявление?
Нет! Информация была получена от подготовленных людей,
одновременно наблюдавших неопознанные летающие объекты с нескольких точек.
Информация была получена в результате съемок объектов с помощью
кинотеодолитов с телескопами. Кроме того, после проведения “точной
триангуляции” были также получены научные данные, только Элтерман об этом
умалчивает.
Далее в докладе Элтерман говорит о серьезных недостатках программы
“Сияние”. Ученые, безусловно, знали, что понадобится анализ фильма, но,
согласно Элтерману, в контракте не предусматривались фонды для анализа
фильма. После спора с Уорреном Коттом, который возглавлял операцию
“Лэнд-Эйр”, Элтерман оценил в тридцать человеко-дней анализ фильма и
исследование временной корреляции, которая “убедила бы, что данные записи не
содержат важного материала”. Он сказал, что “в контракте не предусмотрены
условия” для подобного анализа.
Это утверждение читаешь с изумлением. Организуется
инструментальный фотографический поиск неизвестных объектов, и в то же время
не выделяются фонды для анализа фильма, если его посчастливится снять. Что
же это за научная программа? Им нужен был успех или им нужен был провал?
Более того, само по себе заявление Элтермана, что должна
проводиться временная корреляция, чтобы убедиться, что записи не содержат
никакого важного материала, звучит так, словно он уже давно пришел к
заключению, что в фильме нет достойных внимания доказательств. Разве это
похоже на беспристрастное исследование?
Ближе к концу своего доклада Элтерман подкрепляет свое утверждение
об отсутствии информации, предлагая объяснения различным наблюдениям.
“Многие наблюдения относятся к естественным явлениям, например, полетам
птиц, планетам, метеорам и, возможно, облачности”.
Обычный читатель заключительного доклада программы “Сияние” принял
бы мнение доктора Элтермана за окончательное решение вопроса. Только
проницательный человек понял бы, что доктор Элтерман не предоставил ни
одного убедительного доказательства своему заявлению.
Доктор Энтони Мирарчи был не простым ученым. Да, он был скептиком,
но он также скептически относился и к несерьезным объяснениям. В 1950 году
он был начальником отделения состава воздуха в отделе геофизических
исследований Кембриджской лаборатории. Программа “Сияние” начиналась как
программа доктора Мирарчи. Однако в октябре 1950 года он уволился из
лаборатории и не принимал участия в написании заключительного отчета. Доктор
Мирарчи мог вообще не видеть этого документа.
В конце мая 1950 года он побывал на авиабазе Холломан и затребовал
краткие отчеты по наблюдениям НЛО 27 апреля и 24 мая, о которых упомянул
Элтерман (см. выше). К счастью, “для истины”, этот краткий отчет сохранился
в микрофильмах Национального архива, где и был найден в конце 1970-х годов
через много лет после того, как доклад программы “Сияние” возымел свое
разоблачающее действие в отношении наблюдений зеленых огненных шаров. Как
увидит читатель, этот документ опровергает Элтермана.

_ 1. По запросу доктора Э. О. Мирарчи во время недавнего посещения
этой базы предоставляется следующая информация.
2. 27 апреля и 24 мал в дневные часы на данной станции сделаны
наблюдения воздушных феноменов. Наблюдения произведены сотрудниками компании
“Лэнд-Эйр” во время обычного слежения с помощью фототеодолитов “Аскания”.
Указывается, что наблюдалось несколько объектов; одновременно было
видно до восьми. Свидетели являются профессиональными наблюдателями, поэтому
я бы оценил их надежность как высшую. В обоих случаях были сделаны снимки
“Асканиями”.
3. Подразделение обработки данных авиабазы Холломан анализировало
фотоснимки от 27 апреля и составило отчет, который я прилагаю к снимкам для
вашего сведения. Мы полагали, что по фотографиям от 24 мая можно было
произвести триангуляцию, так как они сделаны с двух станций. Снимки быстро
проявили и исследовали. Однако оказалось, что наблюдения были сделаны по
двум разным объектам, и триангуляция не проводилась. Отчет подразделения
обработки данных авиабазы и снимки наблюдений НЛО прилагаются.
4. В настоящее время сведений больше не имеется. _

Авторы приведенного отчета неизвестны (подписи отсутствуют). В
отчете подразделения обработки данных говорится следующее:

_ Объекты, наблюдавшиеся вслед за испытанием МХ776А 27 апреля 1950
года.
Лейтенант ___ (имя вычеркнуто цензурой) EHOSIR 15 мая 1950 года.
1. Согласно разговору между полковником Бейнсом и капитаном
Брайантом, следующая информация передана непосредственно лейтенанту Альберту.
2. Снимок со станции Р10 был проанализирован, результатом стали
углы азимута и места по четырем объектам. Кроме того, был определен размер
изображения на снимке.
3. Исходя из этой информации, учитывая единственный угол азимута,
полученный станцией М7, были сделаны следующие выводы:
а. объекты находились на высоте примерно 46 000 метров;
б. объекты находились над территорией Холломана, между базой и
пиком Тулароса;
в. размер объектов – приблизительно 10 метров в диаметре;
г. объекты передвигались на не определенной, но высокой скорости.
(подпись) Уилбур Л. Митчелл, математик.
Подразделение обработки данных. _

Вот так. Четыре неопознанных объекта – НЛО – летали на высоте
сорок шесть тысяч метров вблизи полигона Уайт-Сэндз. Каждый был размером
примерно десять метров. Это наблюдение было похоже на наблюдение Чарльза
Мура. Могли ли Митчелл и операторы “Аскании” сделать ошибку? Вряд ли. Их
работой было слежение за быстро движущимися объектами и определение
траекторий этих объектов. Как указал автор вышеприведенного отчета:
“Свидетели являются профессиональными наблюдателями, поэтому я бы оценил их
надежность как высшую”.
Весной 1950 года люди еще не создали ни одного летательного
аппарата, который бы мог летать на высоте сорока шести тысяч метров. Чем же
они тогда были? Чьи они были?
Сравните вышеприведенный отчет с первым абзацем заявления
Элтермана, где он говорит, что “одновременного наблюдения обеими камерами
сделано не было, поэтому не получено никакой информации”. Похоже, что он
получил сведения по этим наблюдениям НЛО из отчета доктора Мирарчи. И все же
он даже не намекает на существование важнейшего результата программы
“Сияние”: 27 апреля триангуляция дала информацию по высоте и размерам
объектов. Мог ли он не знать об отчете подразделения обработки данных? Или
он знал и намеренно игнорировал или скрыл эти сведения?
Раппелт в “Отчете по неопознанным летающим объектам” описывает
события 27 апреля более подробно. Группа обслуживания кинотеодолитов
проследила за запуском управляемой ракеты и стала разряжать камеры, когда
кто-то заметил двигающиеся в небе объекты. По телефону были преду преждены
другие наблюдательные посты. К сожалению, были разряжены все камеры, кроме
одной, и НЛО улетели не отснятыми на пленку. Согласно Раппелту, “на
фотографиях одной станции виден лишь смазанный темный объект”. Почти весь
фильм доказал, что в небе что-то было, и это что-то двигалось. Очевидно, что
Раппелт не знал о произведенной триангуляции.
Он также рассказывает о событиях 24 мая и о срыве триангуляции по
причине того, что две камеры снимали два разных объекта. Раппелт пишет, что
в феврале 1951 года, когда он впервые узнал об этих наблюдениях, “отчеты в
АМС не содержали анализа этих снимков, но там упоминалось подразделение
обработки данных в Уайт-Сэндз. Поэтому, когда я возглавил расследование НЛО,
то обращался в разные инстанции, разыскивая этот фильм и отчеты”. К
сожалению, поиски не принесли успеха, хотя через одного “майора, который
очень старался помочь”, Раппелт связался с двумя людьми, анализировавшими
фильм 24 мая или 31 августа либо оба фильма (см. вышеприведенное утверждение
Элтермана о наблюдении 31 августа). Раппелт пишет следующее:

_ Рассказ (майора) оказался тем, что я ожидал – ничего конкретного,
кроме того, что объекты были неизвестными. Он сказал, что, учитывая фактор
коррекции в данных, собранных обеими камерами, они смогли дать
приблизительную оценку скорости, высоты и размеров объектов.
НЛО “летели выше двенадцати тысяч метров со скоростью более трех
тысяч двухсот километров в час и были более девяноста метров в диаметре”.
Майор предупредил меня, что эти цифры были всего лишь оценкой, основанной на
возможно ошибочном факторе коррекции. Тем самым они не доказывали ничего,
кроме того, что в небе что-то было. _

Раппелт явно недооценивал важность этого наблюдения, предполагая,
что фильм ничего не доказывает. Что из того, если размеры, расстояние и
скорость были ошибочными – в небе что-то было, очевидно, большое, быстрое и
необычное, иначе операторы не стали бы снимать это! Поскольку Раппелт явно
не знал о триангуляции, проведенной 27 апреля, возникает вопрос, не пытался
ли он тоже принизить значение этого фильма, утверждая, что он “ничего не
доказывал”?
В конце отчета доктора Мирарчи имеется список прилагаемых
документов, показывающий, что ему были посланы два отчета (отчет по данным N
1 и отчет по данным N 2) и три фильма (Р-10 и Р-8 за май и Р-10 за 27
апреля), а также карта района Холломана, наверное, указывающая
местонахождение камер. Есть записка от руки – “Фильм хранится в Кембриджской
исследовательской лаборатории ВВС” – и несколько неразборчивых фраз.
Последние попытки обнаружить фильм окончились неудачей.
Кстати, заголовочный список программы “Голубая книга” говорит, что
все четыре наблюдения, упоминаемые Элтерманом, содержат “недостаточно
информации” для оценки.

_ В конце 1950 года количество наблюдений в Нью-Мексико упало почти
до нуля и оставалось на этом уровне в 1951 году. В течение этого года было
около десяти наблюдений, и все они случились вдали от авиабазы Холломан.
Самое важное из них произошло 16 января в Артезии, тогда программа “Сияние”
еще действовала, но сотрудники в наблюдении не участвовали. Ранним утром два
инженера ВМФ запустили гигантский аэростат “Скайхук”.
К концу дня это вызвало волну наблюдений над западным Техасом. Но
самое важное произошло утром, когда аэростат еще находился в районе
аэропорта Артезия.
Около 9:30 утра инженеры следили за аэростатом, диаметром тридцать
пять метров, находящимся к этому времени на максимальной высоте тридцать
пять тысяч метров и дрейфовавшим в восточном направлении со скоростью восемь
км в час. Они заметили еще один круглый объект, который появился в чистом
небе недалеко от аэростата и, как казалось, над ним. Этот неопознанный
объект был тускло-белого цвета и значительно больше аэростата по размерам.
Он исчез вдалеке. Инженеры проехали несколько километров на запад, в
аэропорт Артезии, чтобы наблюдать за аэростатом с другого места. И опять,
наблюдая за аэростатом, находившимся высоко над ними, они увидели на очень
большой высоте два тускло-серых объекта, прилетевших с северо-востока в
направлении аэростата, сделавших вокруг него разворот по дуге примерно в
триста градусов и улетевших в северном направлении. На этот раз свидетелями
появления НЛО также были менеджер аэропорта и еще несколько человек.
Объекты, казалось, были того же размера по отношению к аэростату, как и
объект, виденный ранее. Их разделяло расстояние приблизительно в семь раз
большее, чем их собственный диаметр и при резком развороте вокруг аэростата
они, похоже, накренились и не были видны, пока не выправили полет. Объекты
двигались на высокой скорости и после того, как обогнули аэростат, через
несколько секунд исчезли вдалеке. В заголовочном списке “Голубой книги” это
наблюдение описано, как не имеющее достаточной информации, очевидно, потому
что в программе “Зависть” о нем узнали лишь год спустя (январь 1952) и
поэтому не провели расследование. (Программа “Сияние” продолжалась, но ее
сотрудники нe были свидетелями этого наблюдения, поэтому оно не упоминается
в их отчете). _

Хотя доктор Мирарчи уволился в октябре 1950 года и не участвовал в
написании заключительного отчета программы “Сияние”, которая была завершена
более года спустя, его вовлеченность в наблюдения зеленых огненных шаров и
летающих тарелок не прекратилась. Через четыре месяца доктор публично
вернулся к “активной деятельности”, и она чуть не принесла ему серьезные
неприятности три года спустя.
В середине февраля 1951 года журнал “Тайм” опубликовал статью, в
которой фигурировал хорошо известный ученый, доктор Урнер Лиддел из
Национальной исследовательской лаборатории, расположенной в окрестностях
Вашингтона, округ Колумбия. В статье доктор Лиддел утверждал, что изучил
более двух тысяч отчетов о наблюдениях НЛО, и, по его мнению, единственными
надежными случаями были наблюдения, когда за летающие тарелки ошибочно
принимались аэростаты “Скайхук”; эти факты держались в секрете вооруженными
силами. Доктор Лиддел явно не знал о нескольких случаях наблюдения, где
свидетелями были ученые.
Возможно, доктор Мирарчи посчитал своим долгом разоблачить эти
утверждения, поэтому через две недели он ответил Лидделу публично. Согласно
сообщению “Юнайтед Пресс” от 26 февраля 1951 года, Мирарчи сказал, что после
изучения трехсот отчетов о летающих тарелках пришел к выводу, что это были
русские ракеты, фотографировавшие американские испытательные полигоны
атомных бомб. В статье “Юнайтед Пресс” говорится, что сорокалетний ученый,
который “больше года проводил совершенно секретные исследования странных
явлений, сказал, что работал с аэростатами, и они не оставляют реактивный
след”. Кроме того, аэростаты не видны ночью. Он объяснил, “как ученые
обнаружили частицы пыли, содержащей медь, которой неоткуда было взяться,
кроме как из двигательных установок летающих тарелок” (это – ссылка на
попытки доктора Ла Паса взять пробы воздуха после появления зеленых огненных
шаров, чтобы посмотреть, имеются ли в них частицы меди или ее сплавов. Такие
сплавы при сгорании или нагревании дают характерный зеленый цвет, поэтому Ла
Пас предположил, что зеленый цвет можно объяснить сгоранием сплавов меди,
связанных с огненными шарами. В одном случае такие частицы удалось
обнаружить, хотя доктор Ла Пас не был полностью убежден, что их источником
являлся огненный шар).
Мирарчи далее рассказал, что “летающие тарелки, или огненные
шары”, как он их называет, регулярно появлялись около Лос-Аламоса, пока он
не установил систему фототеодолитов для измерения их скорости, размеров и
расстояния до них… но огненные шары таинственным образом исчезли, прежде
чем фототеодолиты могли начать работу. Доктор Мирарчи пришел к заключению,
что шпионы предупредили базу летающих тарелок. Он ссылается на два
наблюдения НЛО, для которых имелись фотографические доказательства: один
снимок круглого светящегося объекта и фильм, на котором в течение полутора
минут “показан стремительно проносящийся по небу объект”. Он знал, продолжал
Мирарчи, что в некоторых случаях за летающие тарелки ошибочно принимались
аэростаты, но “существовало слишком много доказательств в пользу летающих
тарелок, чтобы утверждать, будто все они аэростаты”. “Я проводил основные
исследования. Правительство должно доверять мне и моему источнику
информации”. Он сказал, что “ему не понятно, как ВМФ (т. е. доктор Лиддел)
могут говорить об отсутствии конкретных доказательств существования данных
явлений”.
Мирарчи закончил обвинением правительства в том, что оно совершает
“самоубийство секретностью”, не признавая, что летающие тарелки существуют
и, возможно, являются ракетами из России.
Сильные слова! Настолько сильные, что более чем через два года
Мирарчи чуть не попал из-за них в крупную неприятность. Согласно документу
ВВС, рассекреченному в 1991 году, в 1953 во время шпиономании и “охоты на
ведьм” (супруги Розенберг, передавшие секрет атомной бомбы, были казнены в
1953 году) ФБР запросило ВВС, стоит ли расследовать дело Мирарчи по
разглашению секретных материалов. Подполковник Фредерик Одер, благодаря
которому была защищена программа “Сияние” (см. главу 12), ответил, что,
поскольку Мирарчи передал прессе сведения с грифами “Для служебного
пользования” и “Секретно”, это “могло бы причинить серьезный вред внутренней
безопасности страны… если бы попало в недружественные руки… как с точки
зрения престижа нашего правительства, так и с точки зрения разглашения наших
интересов в отношении определенных закрытых разработок”. Бригадный генерал
У. М. Гарланд, командовавший в 1953 году АМС, решил не преследовать Мирарчи,
так как, по его мнению, информация была не настолько важной. Более того,
этот факт, что летающие тарелки являются ракетами, как утверждалось в
газетной публикации, “был опровергнут или, в крайнем случае, представляет
собой всего лишь личное мнение”. Другими словами, он считал, что зеленые
огненные шары, или летающие тарелки, не являются русскими ракетами, хотя он
этого и не отрицал.
Возможно, генерал Гарланд отвел беду от доктора Мирарчи, потому
что помнил, что в декабре 1951 года, через месяц после написания
заключительного отчета программы “Сияние”, вышла рекомендация рассекретить
его. Однако в файлах АМС он не смог найти никаких материалов по
рассекречиванию. Несомненно, ему не было известно о рекомендациях против
рассекречивания, содержавшихся в февральском, 1952 года, письме руководству
разведки от руководства исследований и разработок, в котором говорилось
следующее:

_ Секретариат Научного совета предложил, чтобы данная программа не
была рассекречена по различным причинам, основные из которых заключаются в
том, что (программа “Сияние) не дала научных объяснений ни одному “огненному
шару” и другим явлениям, а также в том, что некоторые известные ученые
относят наблюдаемые явления к проявлениям человеческой деятельности. _

Другое письмо, на этот раз от Командования разведки ВВС
Директорату исследований и разработок от 11 марта 1952 года, добавляет еще
одну причину сокрытия информации от общественности.

_ Мы полагаем, что предоставление общественности информации в ее
настоящем состоянии вызовет неуместные предположения и даст повод для
необоснованного страха среди населения, такого, какой вызвали предыдущие
публикации отчетов по неопознанным летающим объектам. Это – результат
рассекречивания материалов, не имеющих действительного решения. _

Другими словами, разведка ВВС сознавала, что общественность не
устраивают предоставленные ей объяснения и хочет правдивых ответов. Поэтому
если военные и научные эксперты не могут дать правдивых ответов, то лучше
молчать.
Через год после ответа Мирарчи Лидделу журнал “Лайф” опубликовал
статью о летающих тарелках (см. главу 19). В этой статье авторы описывают
некоторые наблюдения НЛО, которые послужили толчком к созданию программы
“Сияние”. В ответ редакция получила сотни писем, в одном из которых, от
капитана Даниэля Макгаверна, говорилось: “Я был очень тесно связан с
программами “Сияние” и “Зависть” в Аламогордо, штат Нью-Мексико, где был
начальником фотографического обслуживания на авиабазе Холломан. Я сам видел
некоторые из этих объектов и подтверждаю, что они именно такие, как вы
описываете (“Лайф”, 28 апреля, 1952 год).
За годы, прошедшие после закрытия программы “Сияние”, зеленые
огненные шары, или нечто подобное им, иногда появлялись в различных местах,
но такого обилия их, как на Юго-Западе США в 1949 – 1950 годах больше не
было. Никто в то время не смог разгадать их тайну.
Не знаем ее до сих пор и мы.

ГЛАВА 16. Летающие тарелки над Ок-Ридж

Лето и осень 1950 года были важным периодом в “земной” истории
НЛО. Первая книга, посвященная летающим тарелкам, “Летающие тарелки
существуют” Дональда Кихоу (издательство Фосетт, Нью-Йорк, 1950) вышла в
июне. Она была расширенной версией журнальной статьи, опубликованной в “Тру”
шестью месяцами ранее. Кихоу обвинял ВВС в сокрытии сведений, доказывающих,
что НЛО были внеземными летательными аппаратами, в связи с опасностью
возникновения паники, описанной в романе Орсона Уэллса “Война миров”. Тем не
менее, случались утечки информации наподобие статьи командора Маклолина о
наблюдениях НЛО в Уайт-Сэндз. Кихоу подозревал, что такие утечки были
намеренными, чтобы подготовить человечество к правде, которую рано или
поздно придется сказать. Более того, он связывал прибытие летающих тарелок
со взрывом атомной бомбы, которая впервые испытывалась в Уайт-Сэндз. Он
предположил, что инопланетяне хотели предотвратить уничтожение Земли в
ядерной войне.
В период между публикациями журнальной статьи Кихоу и его книги,
произошли важные внутренние и международные события, которые повлияли на
восприятие ФБР проблемы летающих тарелок. “Холодная война” стала горячей.
Блокада Берлина была успешно преодолена, но русским удалось подчинить
страны-сателлиты: Восточную Германию, Польшу, Чехословакию, Венгрию и
Югославию. Затем Северная Корея направила почти шестьдесят тысяч солдат в
Южную Корею и началась корейская война. И Советский Союз, и Китай встали на
сторону Северной Кореи. Неподготовленная южнокорейская военная операция
потерпела крах, и президент Трумэн послал в Корею американские войска. Когда
пал Сеул, генерал Макартур доложил, что южнокорейская армия слишком
деморализована, чтобы организовать эффективное сопротивление. Президент
Трумэн принял решение послать в Корею наземные силы. Завязался первый
международный вооруженный конфликт после Второй мировой войны.
Тем временем, в конце января 1950 года, президент объявил, что
начинается работа над созданием водородной бомбы. Гонка за “супербомбой”
началась. (Советский Союз выиграет ее в 1953 году). Неожиданно везде стали
попадаться шпионы. В феврале за передачу секретов атомной бомбы был
арестован Клаус Фукс. (Шпионская деятельность Фукса была, главным образом,
причиной успешного испытания атомной бомбы в Советском Союзе в апреле 1949
года). Директор ФБР Гувер сделал личный доклад президенту о поимке Фукса и
его последующем признании, сделанном в Великобритании. Через несколько дней
сенатор Джо Маккарти заявил, что в Государственном департаменте работают
более двухсот коммунистов. Спустя пять месяцев были арестованы Гарри Голд и
Дэвид Грингласс, которые предоставили информацию о шпионской сети,
руководимой супругами Розенберг, передавшими русским во время Второй мировой
войны “атомные” секреты США. Вся эта шпионская активность, должно быть,
повлияла на точку зрения ФБР относительно НЛО, потому что ВВС явно
беспокоили огненные шары и диски, наблюдаемые около ядерных объектов, (могли
ли они быть связаны с коммунистической подрывной деятельностью?), а
полковник Гассер сообщил, что летающие тарелки – это сделанные руками
человека ракеты, но не в Соединенных Штатах!
Вскоре после публикации книги Кихоу, 5 августа 1950 года, в то
время как ВВС публично дискредитировали тему НЛО, в Грейт-Фоллз, штат
Монтана, на кинопленку надежными свидетелями впервые были засняты НЛО. ВВС
хотели посмотреть фильм, но не хотели даже намекать его автору, Николасу
Мариана, о своей заинтересованности. Согласно документу управления
спецрасследований, офицер, вышедший на связь с Марианой “должен был
проявлять особую осторожность, чтобы каким-либо образом не дать понять, что
ВВС изменили ранее заявленную позицию в отношении к существованию этих
нетрадиционных летательных аппаратов”.
В более поздние годы этот фильм вызовет большие споры, так как ВВС
утверждали, что два объекта на нем – это реактивные истребители. Однако
объекты определенно не показались истребителями Мариане и его секретарю.
Когда их увидели, объекты находились достаточно близко. Они были круглыми и
вращались. К сожалению, к тому времени, когда Мариана достал кинокамеру, они
удалились на значительное расстояние, поэтому в фильме кажутся маленькими,
яркими, овальными точками. Изображения не похожи на реактивные истребители,
а научный эксперимент, проведенный через несколько лет, показал, что
истребители, смятые в подобных условиях, были бы идентифицированы как
таковые. ВВС, тем не менее, утверждали, что объекты были реактивными
самолетами, хотя расследование показало, что единственная пара истребителей
прошла через район наблюдения только через десять дней после того, как был
снят фильм.
Все это время ФБР спокойно следило за ситуацией с огненными шарами
и летающими тарелками. Вспомним, что в конце августа 1950 года (см. главу
14) агент А. X. Белмонт послал специальному помощнику Гувера Д. М. Лэдду
меморандум, в котором подводился итог последним событиям с огненными шарами
и летающими тарелками. 9 октября Лэдд написал справку для Гувера, где
сообщал свежие данные по программе “Сияние”: “До сего времени ВВС не
сообщили нам о последних изысканиях этой программы”. ВВС явно не
информировали ФБР о многих наблюдениях свидетелей и фильме с несколькими
объектами, снятом 30 и 31 августа. Лэдд также подробно сравнивал отчеты о
наблюдениях НЛО (которые называли “жалобами”) и войной в Корее, которая шла
плохо для Соединенных Штатов.

_ В соответствии с документами Бюро с июня по сентябрь приходили в
среднем три-четыре “жалобы”. Они были переданы в управление специальных
расследований. Обзор документов Бюро не указывает на увеличение числа
наблюдений данных явлений в течение или в результате войны в Корее. _

Гувер, по-видимому, был рад узнать, что поступило так мало
“жалоб”, и что они не были связаны с корейской войной. Однако до сих пор
оставался открытым главный вопрос о происхождении явлений, наблюдаемых около
стратегических объектов, и второстепенный вопрос о том, что в связи с этим
делали ВВС. По ним Лэдд привел следующие комментарии:

_ Управление спецрасследований в прошлом сообщало Бюро, что многие
наблюдения так называемых летающих тарелок объясняются запусками
метеозондов, падающими звездами, метеорологическими явлениями и пр.
Утром 9 октября источник Бюро в штабе Управления спецрасследований
установил, что расследование этих воздушных явлений ведет отдел на авиабазе
Райт, штат Огайо. Расследование не указывает на то, что наблюдения связаны с
космическими кораблями или ракетами с других планет или из других стран.
Согласно сведениям из Управления, полученные ими “жалобы” не
показывают какую-либо определенную схему активности объектов. Управление
спецрасследований далее сообщило, что пристально следит за расследованиями
по данным вопросам и информирует Бюро по интересующим вопросам. _

Еще раз ВВС признались ФБР в том, что были весьма обеспокоены
этими явлениями, даже несмотря на то, что многие наблюдения можно было
объяснить. Поскольку ВВС снова отрицали межпланетную и иностранную версии
происхождения НЛО, ФБР могло только предполагать, что все наблюдения
летающих тарелок были результатом ошибочного восприятия, галлюцинаций и
фальсификаций.
Затем в начале сентября противоречия вновь вышли наружу после
публикации книги Фрэнка Скалли “Тайна летающих тарелок” (Генри Холт,
Нью-Йорк, 1950). В то время как Кихоу написал свою книгу, основываясь на
официальных источниках и наблюдениях, Скалли построил свою на отчетах о
крушениях НЛО. Согласно ему, всего потерпели крушение и изучались
правительственными научными институтами три летающих тарелки. (Примечание:
связи между историями крушений, поведанных Скалли, и розуэллским крушением
нет). Анализ НЛО показал, что они были фантастическими устройствами и
пилотировались гуманоидными существами маленького роста. В книге
утверждается, что история впервые была обнародована на лекции нефтяного
магната Сайласа Ньютона в Университете Денвера 8 марта 1950 года и что он
расследовал ее (Вспомним, что 22 марта 1950 года Гай Хоттел, старший агент
ФБР в Вашингтоне, написал Гуверу о трех потерпевших крушение НЛО, что
побудило последнего запросить “каковы факты о летающих тарелках”. См. главу
14).
Позже оказалось, что источником рассказа Скалли был мошенник по
имени Сайлас Ньютон, который признался, что услышал его от другого человека,
который, в свою очередь, выдавал себя за правительственного эксперта,
анализировавшего летающие тарелки. Скалли, несомненно, не понял, что история
эта мошенническая (много лет спустя было доказано, что это фальсификация).
Книга Скалли наделала много шума и возродила общественную
полемику, утверждая, что один таинственный правительственный эксперт
подтвердил факт крушения. Более того, Скалли сурово критиковал ВВС и
правительство, заявив об их крайней некомпетентности, “двойном стандарте
морали” и официальной цензуре. Его история была настолько фантастической,
что была подвергнута жесткой критике почти всеми средствами массовой
информации. С другой стороны, более рациональный подход Кихоу был не таким
эпатажным и убедил больше людей.
Учитывая, что эти книги вышли во времена “паранойи холодной
войны”, нe удивительно, что Гувер особо заинтересовался книгой Скалли.
Всегда настороже в отношении коммунистической подрывной деятельности, 13
октября Гувер послал по телетайпу следующую срочную телеграмму своему
старшему агенту в Лос-Анджелесе:

_ Летающие тарелки. Вам следует осторожно установить через
соответствующие источники вашего подразделения, является ли Фрэнк Скалли,
автор книги “Тайна летающих тарелок” тем же Фрэнком Скалли, который активно
участвовал в деятельности коммунистов с конца тридцатых годов на территории
вашего подразделения. _

Очевидно, старший агент в Лос-Анджелесе не ответил сразу, потому
что Гувер 17 октября послал еще один запрос, а на следующий день – еще один.
В документах файла “Летающий диск” не указывается, ответил ли старший агент
Гуверу, а также симпатизировал ли в действительности автор книги коммунистам.
На следующий день после того, как Гувер приказал начать
расследование по Фрэнку Скалли, ФБР получило первую информацию о странных
случаях на еще одном стратегическом объекте, Национальной лаборатории
Ок-Ридж в штате Теннеси. Уильям Грей, старший агент в Ноксвилле, докладывал,
что радар засек неопознанные объекты над Ок-Ридж, где проектировался самолет
с атомным двигателем – проект полковника Гассера!
19 октября, прежде чем ФБР стало полностью известно, что
происходит в Ок-Ридж, Гувер получил от Лэдда дополнительную информацию о
деятельности ВВС.

_ Вопрос о летающих тарелках обсуждался 16 октября 1950 года
специальным агентом (имя вычеркнуто цензурой) и генерал-майором Джозефом Ф.
Кэрроллом из Управления специальных расследований. При этом генерал Кэрролл
сообщал, что, насколько он мог установить, ВВС не работают над каким-либо
типом летающей тарелки, или летающего диска. Они разрабатывают высотные
ракеты и реактивные самолеты. Он заявил, что эти эксперименты могли стать
причиной некоторых отчетов, касающихся летающих тарелок, но ВВС явно не
работают ни над чем секретным, что может объяснить множество наблюдений НЛО.
Он сказал, что на авиабазе Райт восстановлена программа расследования
отчетов о летающих тарелках и т. п. и что любая относящаяся к делу и
заслуживающая внимания информация будет передана в Бюро. _

Вспомним, что генерал-майор Кебелл, начальник разведки ВВС,
приказал АМС восстановить исследования и анализ в ATIC. 25 сентября 1950
года Бюро получило от Кебелла копию меморандума о сборе разведывательной
информации под заголовком “Отчетная информация о нетрадиционных летательных
аппаратах”. Это был еще один запрос о предоставлении сведений о наблюдениях
НЛО с дополнительной просьбой “не предавать огласке деятельность по данной
отчетности и анализу”. Меморандум Лэдду, цитировавшийся выше, отражает эту
новую работу в ATIC. Еще раз ВВС в закрытых письмах противоречили своей
публичной позиции, что наблюдения НЛО не заслуживают внимания. Наедине ВВС и
ФБР обнаружили, что наблюдения, которые вот-вот произойдут в Ок-Ридж,
заслуживают внимания – и самого пристального.
Вспомним, что в январе 1949 года полковник Гассер доложил ФБР, что
летом 1947 года над ОкРидж были сделаны два снимка НЛО. Это было первое
наблюдение в этом районе. Второе произошло около полудня 25 мая 1949 года.
Странный плоский металлический объект видели несколько свидетелей. Он
пролетел над районом, производя потрескивающие звуки. Третье наблюдение
произошло в 7:00 вечера 20 июня 1949 года. Несколько человек видели, как над
Ок-Ридж пролетали три объекта, два прямоугольной формы и один круглый. После
этого не было никаких необычных наблюдений вплоть до 1 марта 1950 года. В
11:15 вечера Стюарт Эдкок, радиолюбитель с опытом работы с радарными
технологиями, позвонил местному агенту ФБР, мистеру Роби, и доложил, что
обнаружил с помощью списанного армейского радарного оборудования объект,
круживший над Ок-Ридж на высоте около двенадцати тысяч метров. На следующий
день Эдкок засек еще один объект, на этот раз на высоте примерно тридцати
тысяч метров. Вечером 2 марта армейская контрразведка и Управление
специальных расследований послали к Эдкоку своих представителей, и около
полуночи они увидели радарную отметку неизвестного объекта, летевшего на
большой высоте.
В течение следующих нескольких дней радар Эдкока иногда показывал
присутствие объектов. Местная контрразведка и офицеры Управления
спецрасследований не были специалистами по радарам, но им показалось, что
списанное оборудование не вполне надежно. (Чтобы помочь в расследовании, был
затребован специалист по радарам, но он так и не прибыл). Радарное
оборудование местного Центра обучения ВМФ не обнаружило никаких объектов
там, где указывал Эдкок, но оно не было приспособлено для высотных целей. С
помощью оборудования ВМФ и Эдкока был поставлен совместный эксперимент. Оба
радара обнаружили два самолета, летевших на высоте шестисот метров, это
означало, что радар радиолюбителя работал правильно. Последнее высотное
обнаружение объекта Эдкоком произошло утром 6 марта, после чего он уехал из
города (причина неизвестна). Местный офицер Управления спецрасследований
пытался связаться с ним, но не смог, и расследование закончилось 8 марта.
Специалисты не пришли к заключению, что именно засек радиолюбитель, если
вообще что-нибудь засек. Старший агент Роби доложил в штаб ФБР, что его
наиболее впечатлило “отсутствие службы, которая взяла бы на себя
ответственность за ситуацию и предприняла бы какие-либо действия для
подтверждения или опровержения угрозы”. Он также сообщил, что службы начали
действовать лишь через много часов после первоначального обнаружения.
Ок-Ридж явно не был так хорошо защищен против угрозы или подрывных действий,
как надеялись службы безопасности.
Через семь месяцев, в 11:25 вечера 12 октября военная радарная
станция неожиданно засекла одиннадцать, “а возможно, и больше” неопознанных
целей, двигавшихся над закрытой для полетов зоной в Ок-Ридж. На этот раз
последовали ответные действия. В 11:30 командир станции вызвал истребитель
F-82. Уже через девять минут он был в воздухе. Истребитель по вектору
направили к двум целям, и, судя по радару, он к ним приблизился, но пилот
ничего не увидел. Наблюдательная станция с земли также ничего не обнаружила
в воздухе. Следующие два дня не было никаких визуальных или радарных
наблюдений. Затем “плотину прорвало”.
15 октября в 3:25 дня три охранника Ок-Ридж и уборщик видели
чрезвычайно странный объект, похожий на игральную карту с длинным, тонким
хвостом, пролетавший поблизости от запретной зоны. Объект, казалось,
совершал управляемое маневрирование. Одновременно с визуальным наблюдением
экран радара в Ноксвилле показал несколько странных целей. Снова вызвали
самолет и ничего не увидели. Заголовочный список “Голубой книги” показывает,
что ATIС не смог объяснить визуального наблюдения НЛО.
На следующий день, около 1:30 дня, Джон Айсабелл, охранник
Ок-Ридж, увидел серебристо-белый сферический объект, двигавшийся на большой
высоте с юго-запада на северо-восток и прошедший над запретной зоной К-25.
Второе наблюдение в этот день произошло “точно в 2:55″. Айсабелл и два
других патрульных видели тот же круглый объект, приближающийся с
северо-востока на меньшей высоте и скорости. Объект, вращаясь вокруг своей
оси, сделал широкий разворот и исчез на юго-западе. Через пару минут он
вновь появился на юго-западе на очень большой высоте и на высокой скорости
направился на северо-восток. Охранник немедленно по телефону сообщил об этом
в штаб, где радар над зоной К-25 засек слабо различимую цель, возвращавшую
сигнал на каждый третий или четвертый раз. Вызвали истребитель F-82.
Свидетели на земле доложили, что он прибыл через пятнадцать минут после
того, как объект исчез. (Аналитики ATIC дали объяснение – “аэростат”, хотя
объект вращался вокруг своей оси и совершал маневры). Позже, вечером
несколько охранников слышали странные громкие звуки.
В тот же день, 16 октября, офицер военной контрразведки решил, что
пришло время сделать обзор ситуации. Он написал рапорт, упомянув наблюдения
1947 и 1949 года и сообщив о последних. Контрразведка отнеслась к ним очень
серьезно и тщательно проверила свидетелей по анкетам и отчетам ФБР, чтобы
убедиться в их “надежности, честности и преданности правительству
Соединенных Штатов”. Мотивов для подозрения найдено не было, к тому же
многие свидетели были профессиональными сотрудниками служб безопасности.
Контрразведка и другие службы безопасности обсудили ситуацию и
попытались прийти к какомулибо заключению. Отчет контрразведки об этом
обсуждении очень забавно читать, учитывая последующие согласованные усилия
ATIC объяснить все наблюдения любыми возможными способами. Приведенный ниже
документ создает впечатление, что, когда дело доходит до “земного”
объяснения НЛО, офицеры безопасности, которые “были там и что-то
предпринимали”, теперь видели что-то новое и убедительное, специально
придуманное для объяснения их наблюдений.

_ Представители отдела безопасности комиссии по ядерной энергетике в
Ок-Ридж, отделения безопасности отдела NEPA в Ок-Ридж, патруля безопасности
Комиссии по ядерной энергетике в Ок-Ридж, ФБР в Ноксвилле, радарных и
истребительных подразделений в Ноксвилле и Управления специальных
расследований в Ноксвилле не смогли найти адекватного объяснения объектам,
наблюдавшимся в Ок-Ридж, хотя возможности фальсификаций, массовой истерии,
аэростатов любого типа, перелетов птиц (в сетке или без нее или с другими
прикрепленными объектами), падающих листьев, скоплений насекомых, особых
погодных условий, случайных отражений, запущенных воздушных змеев,
предметов, брошенных с земли или переносимых ветром, помешательства, а также
многие другие естественные причины были отвергнуты из-за их невозможности,
поскольку объекты одновременно наблюдались и визуально, и на радаре;
поскольку надежность свидетелей не оставляет сомнений; поскольку разные
свидетели дают подробные и схожие описания объектов. _

Из-за “невозможности”? Что это должно означать? Это означает, что
все предложенные объяснения были отвергнуты, так как, учитывая высокое
качество наблюдений и подробные описания, эти объяснения были невозможны.
Значит, отвергнув “земные” объяснения, что остается? Чем были эти объекты?
Офицер контрразведки продолжает:

_ Мнения сходятся на трех точках зрения. Первая: объекты – это
физические явления, которые имеют научное объяснение; вторая: объекты
являются экспериментальными (из не установленного источника), управляемыми
электроникой, и третья похожа на вторую, но здесь вносится элемент
намеренной деморализации. Фантастические объяснения, в общем и целом,
отвергаются.
“Поведение” объектов можно систематизировать. Во-первых, они
наблюдались в один и тот же час два дня подряд, и, во-вторых, траектория
полета идет на северо-восток или юго-запад или обратно, то есть параллельно
водоразделам в дамной местности. _

Фантастические объяснения, в общем и целом, отвергаются?
Не удивительно, что “фантастические объяснения” не появляются в
официальном отчете. Однако тот факт, что они были отвергнуты, говорит, что о
них, по крайней мере, думали. Участники встречи также демонстрируют здоровый
скептицизм в отношении объяснений ATIC, потому что подвергают сомнению его
“идентификацию” изображения на снимке 1947 года как дефект пленки.

_ Обратим внимание на фотоснимок НЛО 1947 года. Официальные лица
Комиссии по ядерной энергетике сообщили, что лаборатория на авиабазе Райт
считает объект водяным пятном на фотопленке. Поскольку этот объект не похож
на другие водяные пятна на фотографии, и поскольку объект на другом снимке
следует по неотчетливому следу, оставленному вторым объектом, некоторые
официальные лица в Комиссии по ядерной энергетике сомневаются в
достоверности данного утверждения. Они также считают важным, что ВВС не
вернули негативы этих снимков. _

Службы безопасности правильно делали, что не доверяли анализу
наблюдений, сделанных в ATIC. Отчет “Голубой книги” показывает, что
показания радара были идентифицированы как его “неполадки”; шестнадцать
наблюдений 1 октября идентифицированы как самолеты, причем наблюдение под
номером 2 – как аэростат (хотя описания объектов были одинаковыми для всех
наблюдений!). Только наблюдение 15 октября, описанное выше, занесено в
список как неопознанное.
Копии доклада офицеров контрразведки были переданы ФБР. Когда
Гувер прочитал их, он, наверное, подумал, что летающие тарелки переместились
с Запада, где проектировали, строили и хранили атомные бомбы, в Ок-Ридж, где
извлекали изотоп урана-235 для использования в атомных бомбах и где
исследовались возможности применения атомной энергии в двигателях самолетов.
Странные звуки также были частью явлений. Майор Роннингер, старший
инструктор в Ок-Ридж, докладывал, что в 3:00 дня 15 октября он слышал звук,
похожий на преодоление звукового барьера реактивным самолетом. Он и еще один
человек осмотрели небо в поисках самолета, но не увидели ни одного. На
следующий день несколько охранников доложили, что около 8:00 вечера
несколько раз слышали такие звуки. Каждый раз они длились примерно три с
половиной секунды. “Казалось, что звуки исчезают при почти вертикальном
наборе высоты. Ни один из охранников в небе ничего не увидел”.
К 16 октября ситуация в Ок-Ридж стала накаляться, но это было
только начало. Через четыре дня, 20 октября, свидетелем стал Ларри Риордан,
суперинтендант отдела безопасности контрольной зоны Х-10. Ведя машину к
жилой зоне, он увидел объект и вначале подумал, что это аэростат, потерявший
корзину. Он был общей круглой формы, “сходился книзу складками (довольно
неразличимыми), и что-то висело внизу”. Объект был длиной от двух с
половиной до трех метров, цвета свинца или “оружейного металла”. Он,
казалось, не двигался, но поскольку Ларри Риордан ехал на машине и видел его
всего несколько секунд, он не мог с уверенностью утверждать последнее. Он
был Уверен, что это был не метеозонд, хотя подумал, что это мог быть
воздушный шар, запущенный с находящейся поблизости сельскохозяйственной
исследовательской базы Теннесийского университета. В тот же день, в 3:27 дня
радарная установка аэропорта Ноксвилла засекла цели в районе наблюдения
Риордана. Выслали самолет. Пилот обыскивал этот район примерно полтора часа,
но ничего не обнаружил.
Спустя три дня, 23 октября в 4:30 дня Фрэнсис Миллер, сотрудник
лаборатории Ок-Ридж, ехал в автомобиле по дороге в Ок-Ридж, когда увидел
объект, на расстоянии около восьмисот метров и на высоте от трехсот до
шестисот метров. Он показался ему алюминиевой вспышкой, которая двигалась в
юго-юго-восточном направлении. Миллер видел его всего несколько секунд.
Потом он узнал, что радиационная служба зарегистрировала всплеск альфа и
бета излучения. В задачу этой службы входило обнаружение радиационных утечек
из лаборатории. Однако утечек не было. Специалист из исследовательского
отдела здоровья проанализировал показания счетчика Гейгера и заявил, что не
может их объяснить. Эта связь между радиацией и наблюдением НЛО напоминает
случаи на горе Паломар, упоминавшиеся в главе 13. Неизвестно, то ли
показания счетчика действительно были результатом радиационного излучения,
то ли появление НЛО спровоцировало кратковременные нарушения в его
электросистеме, то ли существовала какая-то другая причина. Этот случай не
отражен в файле “Голубой книги”.
Вечером 24 октября два свидетеля, находящиеся вдали друг от друга,
наблюдали “свет в небе”. Первым его увидел мистер Уильям Фрай, помощник
начальника отдела безопасности программы NEPA. Он был в открытом кинотеатре
со своей семьей около 6:45 вечера и ждал начала фильма, когда случайно
посмотрел на небо и увидел на юго-западе светящийся объект. Позже он
рассказывал дознавателю из контрразведки следующее:

_ Я смотрел на то, что мне показалось чрезвычайно яркой звездой.
Необычное сияние привлекло мое внимание, и я продолжал следить за ним, когда
вдруг оно быстро поменяло цвет с красноватого на яркий оранжевый, а потом -
на сияющий голубой. (Его жена и сын также видели это)… через несколько
секунд я услышал над головой самолет, кружащийся над районом ОкРидж. Позже
оказалось, что это один из истребителей F-82 эскадрильи ВВС, базирующейся на
аэродроме Макги-Тайсон.
(В этот момент Фрай позвонил кому-то, чтобы тот человек посмотрел
на небо, но он не увидел объект, потому что ему мешали горы и деревья).
Возвращаясь к своему автомобилю, я встретил друга… который заявил, что
наблюдал за объектом. Я тоже продолжал наблюдать, но объект, как мне
показалось, уже находился севернее. Я выбрал неподвижную точку, чтобы
определить, меняет ли объект высоту или расстояние. Казалось, он отклонялся
с севера на юг под углом от пяти до десяти градусов. Изменение цвета было
все еще очевидным, но объект постепенно становился все меньше и меньше,
словно удалялся. Приблизительно в 7:18 по моим часам он вообще исчез из
вида. Во время наблюдения жена говорила, что видит то же самое, что и я. В
течение всего этого времени F-82 кружил над районом примерно до 7:15.
Погодные условия были отличными; воздух был спокоен; небо безоблачным за
исключением очень слабой дымки на горизонте.
На следующий день, придя на работу, я рассказал свою историю (имя
вычеркнуто цензурой), работавшему в Ок-Ридж над программой NEPA, но не подал
рапорт. _

В результате, Фрай все же подал рапорт, потому что узнал, что он
не единственный свидетель. Майор ВВС Лоренс Боллуэг также видел “огонек”. Он
докладывал следующее:

_ Вечером 24 октября 1950 года примерно в 18:55 я услышал, как над
моим домом в районе Вудленда пролетел самолет. Будучи любопытным, я вышел во
двор, чтобы посмотреть на него в бинокль. Глядя на самолет, я увидел на
западе объект, который вначале принял за звезду, но, понаблюдав, заметил,
что он быстро меняет цвет с красного на голубой, потом на белый. Когда я
впервые увидел его, он, казалось, очень медленно двигался в северо-западном
направлении по отношению к другим звездам. Объект был слишком маленьким,
чтобы различить какие-нибудь детали даже в бинокль. Он исчез из виду около
19:20. Все это время моя жена также наблюдала его. _

Затем Фрай узнал, что радарная станция также что-то засекла. Ему
сказали, что неопознанный объект появился в 18:30 на высоте примерно полторы
тысячи метров в том направлении объекта, что он видел. Цель с экрана радара
исчезла в 19:20. Полный отчет радарной станции офицеру контрразведки гласит,
что цель появилась в 18:23, двигаясь над закрытой для полетов зоной. В 18:26
в воздухе в районе цели находился истребитель, но пилот ничего не увидел.
Учитывая, что влияние атмосферы может вызвать изменение цвета,
мигание или иллюзию продвижения звезды или планеты, находящейся в нескольких
градусах над горизонтом, можно согласиться, что огонек был планетой Венерой
или очень яркой звездой, появляющейся на закате после захода солнца, который
по местному времени приходится на 18:00. Однако два фактора мешают такому
объяснению. Во-первых, майор Боллуэг описывает огонек как двигавшийся по
отношению к звездам. Поскольку он смотрел через бинокль, вероятно, его
описание верно. Более того, объект должен был быть достаточно большим,
потому что Фрай без бинокля заметил его движение. Во-вторых, Боллуэг сказал,
что огонек появился над телефонным столбом, который находился от него на
расстоянии около девяноста метров. Это говорит о том, что его угол места был
больше пяти градусов. Согласно расследованию контрразведки, Фрай сказал, что
угол места с его точки наблюдения составлял от тридцати до сорока градусов
над горизонтом, то есть настолько высоким, что влияние атмосферы не
заставило бы звезду менять цвет, оставалось бы только обычное мигание,
которое происходит со звездами с любым углом возвышения. Последняя причина,
по которой это не могло быть Венерой или яркой звездой, – в это время Венера
находилась за горизонтом, а никакой яркой звезды в этом секторе неба не
было. Учитывая исчезновение цели с экрана радара одновременно с огоньком,
можно предположить, что НЛО был каким-то металлическим объектом, зависшим
вблизи района Ок-Ридж. Это еще одно наблюдение, не появившееся в файле
“Голубой книги”, как и последующие октябрьские события.
Примерно через шесть часов, между двумя и тремя часами утра 25
октября, радарная станция засекла несколько медленно движущихся объектов
подобных тем, какие были описаны ранее. 26 октября в 5:00 утра полковник
Эдвин Томпсон услышал прерывистый звук, похожий на те, которые слышали 15 и
16 октября, – словно реактивный самолет переходил звуковой барьер. Он не
увидел никакого самолета. Через три дня семь человек, ожидавших вылет в
аэропорту Ноксвилла, “увидели объект, двигавшийся с большой скоростью на
юго-запад. (Имя вычеркнуто цензурой), у которого был значительный опыт
полетов, пришел в сильное возбуждение и сказал, что это не самолет. Он
описал объект как летательный аппарат круглой формы, оставлявший за собой
дымный след”.
5 ноября произошло два наблюдения НЛО. В 9:29 утра на экране
радара был обнаружен над закрытой зоной объект, двигавшийся со скоростью
тысяча триста км в час. Истребитель пытался перехватить его и преследовал на
протяжении тридцати километров. Летчик доложил, что в визуальный контакт не
входил. Через два с половиной часа, в 11:36 утра, Дон Патрик из отдела NEPA
увидел, как мимо пролетел объект очень странной формы. Он двигался над
вершиной горного хребта и, как казалось, быстро менял свою форму с
грушевидной на бобовую или подобную ей. Хотя форма менялась, общий размер
оставался постоянным. Объект казался прозрачным, но имел четко очерченные
границы, видимые на фоне неба и облаков. У него не было ни определенного
цвета, ни ярких огней. Вначале Патрик подумал, что это воздушный шар, но
потом понял, что изменения формы и высокая скорость означают, что это что-то
другое. Дознавателю из контрразведки он сказал, что “ядро” (темная
треугольная часть) оставалось постоянным, только вершина изменялась на
несколько градусов, в то время как тело объекта быстро меняло форму и
становилось продолговатым при увеличении скорости. Файлы “Голубой книги”
отмечают это наблюдение как неопознанное.
В попытке объяснить эти наблюдения офицер контрразведки попросил
мистера Дж. Холланда, начальника метеослужбы Комиссии по ядерной энергетике
в Ок-Ридж, проследить нет ли связи запусков метеозондов с появлением НЛО. Не
было найдено никакой связи. Единственное наблюдение, которое могло оказаться
воздушным шаром, произошло 20 октября, но и оно не совпадало с данными
метеослужбы. В отношении радарных наблюдений предыдущего месяца Холланд
сказал, что сигналы радара могут отражаться от частиц ионизированного
воздуха, а выбросы радиоактивных материалов могут вызвать достаточную
ионизацию воздуха. Однако он не считал, что такие выбросы имели место.
Согласно отчету офицера контрразведки, метеослужба выяснит, происходили ли
“выбросы радиоактивной энергии”, которые могли вызвать отметки на экране
радара. Документов о результатах этого расследования нет.
29 ноября между пятью и одиннадцатью часами вечера радарные цели
вернулись в район Ок-Ридж. В воздух поднялись истребители, но летчики ничего
не увидели. Однако в 7:00 вечера во время этого периода радарных наблюдений
самописцы счетчиков Гейгера в закрытой зоне Ок-Ридж зарегистрировали
необычное увеличение альфа и гамма излучений, которые нельзя было отнести к
какому-либо известному источнику. Несомненно, это было уже “слишком” для
лиц, отвечавших за безопасность Ок-Ридж. Они провели двухдневное совещание,
чтобы обсудить “оперативные трудности” радарной станции раннего обнаружения
командования ПВО в Ноксвилле. Обратились к разведке ВВС, чтобы она
расследовала ситуацию и установила дополнительную радарную установку для
сверки данных.
О предположении, что некоторые радарные цели могли быть
результатом ионизации воздуха радиацией, должно быть, думал и мистер Грей,
старший агент ФБР в Ноксвилле, поэтому 4 декабря он позвонил в штаб и
высказал предположение, что аномальные радарные цели могли быть вызваны
выбросами радиоактивных материалов в атмосферу. На следующий день Гувер
послал старшему агенту в Ноксвилле срочный телетайп: “Необходимо получить
все факты, касающиеся возможного глушения радаров ионизированными частицами
в атмосфере. Проведите соответствующее расследование, чтобы определить,
связан ли инцидент к северо-востоку от Оливер-Спрингс, штат Теннеси, с
предполагаемым глушением радара”. К сожалению, информация о случае в
Оливер-Спрингс не была рассекречена. Также в документах не содержится ответа
на этот телетайп Гувера.
5 и 6 декабря с ATIC и разведывательными службами обсуждались
технические аспекты радарных наблюдений. Специалисты пришли к заключению,
что целями могли быть так называемые “радарные ангелы”, которые представляют
собой отражение сигнала от объектов на земле из-за перепада температур,
которое отводит сигнал радара вниз. С другой стороны, это не означало, что
поблизости не появлялись летающие тарелки. 5 декабря, около 12:50 дня жена
одного из офицеров безопасности увидела необычный объект к северу от себя,
который летел над зданием почтамта в Ок-Ридж на расстоянии около трех с
половиной километров и на высоте примерно сто пятьдесят метров. Он,
казалось, был сделан из хорошо отполированного алюминия или металла,
отражавшего солнце. Объект был круглый и плоский, или дисковидный. Она
видела его примерно с минуту, когда он пролетал прямым курсом на восток.
Спустя десять минут другая женщина видела тот же самый или подобный объект,
направляющийся на запад. Офицер Управления спецрасследований, который
расследовал этот случай, выяснил, что небо было чистым, скорость ветра
достигала девяти с половиной км в час. В это время не запускали ни
метеозондов, ни аэростатов. Он также выяснил, что в это время в небе
находились два самолета, но оба – на расстоянии более двадцати километров к
югу от свидетельниц. ATIC впоследствии утверждал, что женщины видели
самолеты.
Хотя, в конце концов, ATIC будет утверждать, что большая часть
этих событий имела земные причины (радарные аномалии, воздушные шары,
самолеты), и оставит неопознанными только два наблюдения в Ок-Ридж, местные
военные власти и ученые не были настолько уверены в таких легких
объяснениях. Они планировали начать собственные научные исследования.
Подполковник Джон Худ, технический оперативный сотрудник АМС, обрисовал план
в меморандуме от 5 декабря под названием “Технический подход к проблеме
НЛО”. Он предложил широко расставить счетчики радиации. После того, как
наберется достаточное количество отчетов об аномальных объектах, записанные
счетчиками данные будут сравниваться со временем и местом наблюдений, “чтобы
установить любое изменение фоновой (радиации) в присутствии наблюдаемых
объектов. Ом также предложил измерять уровень радиации па месте наблюдения
НЛО переносными счетчиками. Вместе с этим в меморандуме предлагалось
оборудовать счетчиками Гейгера и магнитометрами самолеты. Магнитометр укажет
на изменения местного магнитного поля, связанные с наблюдениями. Он также
предложил установить более точные радары, способные давать данные по высоте,
а также по расстоянию и азимуту. Этот план начал претворяться в жизнь в
середине декабря.
Следующим аномальным явлением в районе Ок-Ридж было еще одно
появление радарных целей, которые заградили зону действия радара… “Эти НЛО
нельзя было идентифицировать по сигналам радара, а безукоризненно
выполненный перехват истребителями нe принес никакого результата”.
Последнее значительное наблюдение в Ок-Ридж произошло 18 декабря в
8:30 утра. Несколько групп людей, ехавших на работу в машинах, видели, как
над районом Ок-Ридж пролетел необычный объект. Офицерам ВВС в одном из
автомобилей он показался похожим на яркое отражение от очень далеко летящего
самолета. Объект находился к юго-западу от них, и они видели его всего
несколько секунд. Одновременно в другом автомобиле и в другом месте ехали
несколько сотрудников отдела NEPA. Они наблюдали объект примерно тридцать
секунд, прежде чем сто скрыли соседние холмы. Они описали объект как яркий
круглый огонь, который светил ярче, чем полная луна. Он находился между
пятнадцатью и тридцатью градусами над горизонтом и двигался в
северо-западном направлении. На круглом огне они наблюдали странный эффект:
казалось, “он темнел, начиная от ста девяноста до двухсот семидесяти
градусов по периметру и продолжал темнеть по периметру и внутренней области,
пока свет не сконцентрировался примерно в районе очень небольшого диаметра
от десяти до девяноста градусов, в этот момент объект стал похожим на
большую звезду”.
Приблизительно в то время, когда должен был воплотиться в жизнь
план подполковника Худа, произошли два последних наблюдения НЛО в Ок-Ридж,
это было 20 декабря и 16 января. Случай 20 декабря был еще одним наблюдением
на экране радара, визуального контакта установлено не было, а наблюдение 16
января было связано со звездами. Паника в Ок-Ридж закончилась. Больше
наблюдений не было, кроме единственного, поздней осенью 1951 года. К этому
времени очередной исследовательский проект благополучно скончался. Таким
образом, как и в программе “Сияние”, как только местные ученые и агентства
безопасности вознамерились провести точные исследования, которые могли бы
доказать, что НЛО являются реальными аномальными объектами, они исчезли!
По прошествии времени можно утверждать, что некоторые наблюдения
на экране радаров можно отнести к атмосферным аномалиям, которые часто
называют “радарными ангелами”, однако визуальные наблюдения не так-то легко
объяснить.

ГЛАВА 17. Общая тревога: летающие тарелки

Один из наиболее важных документов о секретной деятельности ВВС в
раннее годы был написан в ноябре 1950 года. Он не имеет отношения к ФБР, но
важен, потому что укреплял предположение, что правительство скрывало
полученные убедительные доказательства существования внеземных феноменов.
Из предыдущих глав должно быть ясно, что ВВС лукавили, скрывая
свой интерес к проблеме НЛО. Время от времени их представитель говорил ФБР
или общественности, что наблюдения НЛО ничего собой не представляют и
расследования не проводятся. В других случаях их представитель говорил ФБР,
но не общественности, что расследования ведутся, потому что наблюдения НЛО
около стратегических объектов и военных баз достаточно важны и требуют
постоянного внимания.
В течение этого времени, согласно специальному отчету N 14
программы “Голубая книга”, написанному в 1953 году, примерно двадцать
процентов наблюдений были неопознаны. (Естественно, ВВС никому об этом не
сообщали). Существовало только три группы явлений, которые могли бы
объяснить неидентифицированные наблюдения (естественные причины
отвергаются): внеземные летательные аппараты, сделанные человеком ракеты
(советские) и “массовая истерия”. В ATIC отвергли возможность внеземных
космических кораблей, несмотря на веские доказательства их существования,
потому что считали, что “внеземное” – это неподходящее объяснение. В ATIC не
верили, что советские ракеты являются причиной необъясненных явлений.
Оставалась лишь “массовая истерия”, вызванная международной напряженностью
того времени. Этот вывод приводился в майском документе ATIC в 1950 году в
ответ на публичное заявление капитана Рикенбакена (см. главу 14). С другой
стороны, объяснение “массовая истерия” тоже не особо подходило, потому что
получалось, что военные летчики и пилоты гражданских авиалиний находились в
состоянии “истерии”, когда докладывали о неопознанных летающих объектах.
Отрицание теории массовой истерии отбрасывало поиск объяснений к первым двум
группам или предлагало четвертую возможность: неопознанные наблюдения можно
было объяснить, если бы было больше информации. Принятие ее было
эквивалентно признанию, что эти двадцать процентов тоже можно объяснить, но
не нужно было указывать, как именно это можно сделать.
ФБР узнало об этом “не объяснении”, а также об объяснении “ракеты,
сделанные человеком” от младшего начальства в Пентагоне (от полковника и
ниже). Но на уровне грифа “Совершенно секретно” и “Особый доступ” история
выглядела совершенно по-другому.
На сцену выходит некий Уиберт Б. Смит, ученый, работающий в
Канадском управлении транспорта, инженер-электрик с ученой степенью. Он
установил в Канаде сеть станций для измерения изменений в ионосфере, которые
сказываются на передаче радиоволн на большие расстояния. Когда Смит впервые
услышал о летающих тарелках, появлявшихся в Канаде, как и в Соединенных
Штатах и во множестве других стран, у него возникла идея, что эти
летательные аппараты используют в качестве движущей силы магнитное поле
Земли. К осени 1950 года он пришел к заключению, что летающие тарелки были,
вероятно, небольшими космическими кораблями, прилетавшими на нашу планету с
большой “материнской базы”, вращающейся на орбите на далеком расстоянии от
Земли.
Смит выполнял закрытые работы для Канадского управления транспорта
и имел допуск к материалам с грифом “Совершенно секретно”. В сентябре,
прочитав книги Дональда Кихоу и Фрэнка Скалли, он участвовал в конференции
по электронике, состоявшейся в Вашингтоне. Согласно его собственным записям,
во время визита в Вашингтон через канадское посольство он познакомился с
американским специалистом по управлению ракетами, доктором Робертом
Сарбахером. Смиту хотелось узнать, какие шаги предпринимали Соединенные
Штаты в связи с загадкой летающих тарелок. Во время Второй мировой войны
доктор Сарбахер занимался военными исследованиями, ко к 1950 году уже не
работал на правительство. Но как человек, все еще имеющий доступ к
засекреченным материалам, он был бесплатным консультантом у исследователей
на авиабазе Райт-Паттерсон, которые кое-что рассказывали о ходе исследований
по летающим тарелкам. В рукописных заметках, датированных 15 сентября 1950
года, Смит пишет, что доктор Сарбахер сказал ему, что:
а) летающие тарелки существуют, и факты о крушениях, изложенные в
книге Скалли, по существу, правильные (об этом подробнее шла речь в главе
16. – прим. ред.).
б) они имеют внеземное происхождение;
в) тема летающих тарелок имеет гриф секретности выше, чем
водородная бомба, которая в то время откровенно признавалась самым секретным
проектом.
Через два месяца, 21 ноября, Смит направил в Канадское управление
транспорта совершенно секретный меморандум, в котором предложил провести
исследования по получению энергии от магнитного поля Земли, а также делал
предположения, что “наша работа в области геомагнетизма может связать нашу
технологию с технологией, используемой летающими тарелками”. Смит подводит
итоги разговору с Сарбахером следующим образом:
1) вопрос имеет более высокий гриф секретности, чем водородная
бомба;
2) летающие тарелки существуют;
3) их принцип действия не известен, но небольшая группа,
“возглавляемая доктором Ванневаром Бушем”, пытается определить, как они
работают;
4) тема летающих тарелок считается очень важной.
Учитывая, что эта информация Смита обнаружена в бывших совершенно
секретных документах, рассекреченных канадским правительством в конце 70-х
годов, к ней нужно относиться серьезно. Несколько уфологов разговаривали с
доктором Сарбахером в начале 80-х годов. Я был одним из этих уфологов. Он
сказал мне, что, хотя сам никогда не видел НЛО, знал нескольких инженеров,
работавших в 40-х годах на авиабазе Райт, которые сообщили ему, что обломки
летающих тарелок и тела инопланетян существуют! Более того, он сообщил мне,
что эти существа были небольшими, их строение напоминало анатомию насекомых.
Он сказал, что не знает, почему в 80-х годах тема остается засекреченной.
Доктор также вспомнил, что над проблемой летающих тарелок работали доктор
Ванневар Буш, доктор Джон фон Нойман и доктор Роберт Оппенгеймер. Эти люди
были, конечно, лучшими учеными своего времени, а Буш был “лучшим из лучших”
в том, что касалось политических связей. Он организовал практически все
американские военные исследовательские программы, проводившиеся во время
Второй мировой войны.
Согласно Смиту и Сарбахеру, на совершенно секретном уровне
летающие тарелки считались очень важным вопросом. Приведенный ниже телетайп,
обнаруженный в документах ФБР, показывает уровень значимости, которую
разведывательное сообщество придавало некоторым наблюдениям. Вспомним, что 5
декабря Гувер отослал телетайпное сообщение, в котором приказывал старшему
агенту в Ноксвилле расследовать “глушение радара” в Ок-Ридж (см. предыдущую
главу). Через три дня штаб ФБР получил следующее донесение от старшего
агента в Ричмонде, штат Вирджиния:

_ Срочно. 8 декабря.
Тема: летающие тарелки.

Военная разведка в Ричмонде совершенно конфиденциально сообщила
данному подразделению, что они приведены в полную готовность в отношении
любых сведений, касающихся летающих тарелок. Контрразведка утверждает, что
не удалось получить источник инструкций от разведки ВВС, которой не известны
причины местной тревоги, но любую информацию о летающих тарелках необходимо
немедленно сообщить по телефону в разведку ВВС. Контрразведка сообщает, что
эти сведения строго конфиденциальны и не должны разглашаться (!). _

Как странно, что военная контрразведка приведена в полную
готовность относительно любой информации об объектах/явлениях/летательных
аппаратах, которые, как утверждал ATIC, можно объяснить и которые не
представляли никакой угрозы Соединенным Штатам! Может быть, контрразведке
больше нечего было делать, кроме как гоняться за призраками и прочими
нематериальными явлениями, которые не имеют значения для национальной
обороны? Конечно, нет! Это телетайпное сообщение доказывает, что разведка
ВВС в Пентагоне, объявившая полную готовность, считала проблему летающих
тарелок важной – очень важной – вопреки официальной позиции ATIC.
Разведка действовала правильно, потому что летающие тарелки и
другие необъяснимые явления бесчисленное количество раз были замечены около
стратегических объектов. Этот телетайп также показывает, что AFI проявляла
свой интерес в режиме секретности. Объявление полной готовности было строго
конфиденциальным и не для разглашения. Создается впечатление, что, просто
сообщив ФБР о тревоге, местный офицер контрразведки нарушил правила
секретности. Следующим доказательством уровня секретности является тот факт,
что разведка ВВС не информировала офицера контрразведки о причинах тревоги,
их не знал даже местный офицер AFI. Очевидно, что причины тревоги были
известны только высшему военному командованию (Чтобы выполнять свою работу,
местным офицерам, также имевшим допуск “совершенно секретно”, не нужно было
знать, зачем штабу AFI понадобилась та или иная информация. Им только нужно
было знать, что она понадобилась).
Это телетайпное послание ставит, по крайней мере, два связанных
между собой вопроса: почему объявили немедленную полную готовность и почему
именно 8 декабря? В настоящее время ни на один из этих вопросов нельзя
ответить определенно, так как соответствующие документы контрразведки и
разведки ВВС просто не были найдены. Однако я предполагаю, что тревога была
связана с возможным крушением летающей тарелки к югу от границы Техас -
Мексика приблизительно б декабря. Может также существовать связь со странным
инцидентом, который чуть не привел к введению чрезвычайного положения по
всей стране. Первое предположение основано на показаниях отставного
полковника ВВС, который сказал, что радар засек летающую тарелку и вел ее до
границы с Техасом, где она разбилась чуть южнее мексиканской границы.
Естественно, об этом ничего не говорится в документах “Голубой книги”, точно
так же, как о розуэллском крушении 1947 года. Однако в файлах “Голубой
книги” зафиксированы два наблюдения: одно на авиабазе Уэстовер в
Массачусетсе, другое в Форт-Майерс, штат Флорида. Второй случай не
идентифицирован.
История со странным инцидентом, из-за которого Вооруженные силы
США б декабря были переведены в состояние повышенной боевой готовности,
полностью не известна, но доступная информация достаточно интригующа. Читая
приведенное ниже, имейте в виду, что политическая ситуация в мире была
намного напряженнее, чем в наши дни. Россия и Китай становились сильными
противниками с объявленной ими целью сбросить капиталистические демократии.
Война в Корее рассматривалась как первое настоящее вооруженное соперничество
между коммунизмом и капитализмом, и она не была успешной для США и Южной
Кореи. Правительство США беспокоили возможные ответные шаги Китая на попытки
ООН сохранить независимость Южной Кореи. Беспокойство усилилось после того,
как в сентябре генерал Макартур высадился в Инчоне и вытеснил
северокорейскую армию назад, к 38-й параллели (по международным соглашениям,
нынешняя северная граница Южной Кореи). В октябре и ноябре войска ООН под
командованием Макартура вторглись в Северную Корею, чтобы уничтожить ее
армию. Наконец, 25 ноября китайцы контратаковали ооновцев войсками,
численностью двести тысяч штыков, на следующий месяц количество их солдат
удвоилось. Силы ООН, численностью в половину китайской армии, опять
оказались на грани полного поражения. В Соединенных Штатах это вызывало
состояние, близкое к панике. Президент Трумэн беспокоился о возможности
расширения войны и перерастании ее в Третью мировую, что означало бы обмен
ядерными ударами. Объединенный комитет начальников штабов (высшее
командование всех родов вооруженных сил) послал предупреждение командующим
войсками США по всему миру о вероятности мировой войны. Именно в это
тревожное время радары засекли большую группу “неопознанных самолетов”,
приближавшихся с севера!
Существует три опубликованные версии того, что произошло утром 6
декабря. Первая версия высказана в опубликованной автобиографии
государственного секретаря Дина Ачесона “Присутствовал при создании” (У. У.
Нортон, Нью-Йорк, 1969, с. 479-480).
Вторая рассматривается в сборнике “Уайз Мен” Уолтера Айзексона и
Ивана Томаса, – она основана на интервью с Ачесоном (Саймон и Шустер,
Нью-Йорк, 1986, с. 544-545).
Третья опубликована в книге: “Мемуары Гарри С. Трумэна. Годы
испытаний и надежд. 1946-1952″ (Даблдей, Нью-Йорк, 1956, с. 405).
Взглянем сначала на автобиографию госсекретаря Ачесона, где найдем
следующее:

_ …вскоре после моего прибытия в (Государственный) департамент
позвонил заместитель министра обороны Ловетт и сообщил последние сведения, а
также инструкции президента. Наша радарная система раннего предупреждения
засекла формации неопознанных объектов, предположительно самолетов,
направлявшихся на юго-восток курсом, который привел бы их в Вашингтон через
два-три часа. По тревоге были подняты перехватчики и ПВО. Мне следовало
информировать об этом премьер-министра Великобритании (Клемента Эттли).
Телефоны Пентагона будут отключены для всех переговоров, кроме срочных
военных, и он не сможет поговорить со мной снова. Прежде чем повесить
трубку, я спросил, верит ли он, что обнаруженные объекты – русские
бомбардировщики. Он ответил нет. Позвонив Оливеру Фрэнксу, я повторил
сообщение. Фрэнкс спросил, отложил ли президент встречу с Эттли, намеченную
на одиннадцать тридцать, я ответил, что не отложил. Мы договорились
встретиться там. Прежде чем закончить разговор, он поинтересовался, зачем я
передал ему сообщение. Я ответил, что просто предупредил и дал возможность
помолиться. Когда мы закончили, в комнату ворвался один из наших высших
чиновников. Я не знаю, как до него дошли слухи, вероятно, из Пентагона. Он
хотел позвонить жене, чтобы она уезжала из города, и перенести важные
документы в подвал. Я отказал ему и в том, и в другом и предоставил ему
выбор: либо он дает слово чести никому не упоминать об этом, либо будет
подвергнут задержанию в целях безопасности. Он благоразумно остыл и дал
слово молчать. Когда мы приехали в Белый дом, Ловетт сказал, что
неопознанные объекты исчезли, и предположил, что это перелетали гуси. _

Читая следующие версии случившегося, нужно иметь в виду несколько
важных факторов. Ачесон сказал, что “радары раннего обнаружения в Канаде”
засекли “формации” (множественное число) “неопознанных объектов,
предположительно самолетов”, которые летели на юго-восток курсом, который
через два-три часа привел бы их к Вашингтону. Оценивая приблизительную самую
высокую скорость советских бомбардировщиков в пятьсот км в час, это
означает, что они находились на расстоянии в тысячу-тысячу с половиной
километров от Вашингтона. Ачесон заканчивает свою историю сообщением, что,
когда он прибыл в Белый дом, то есть, около 11:30, заместитель министра
обороны Ловетт сказал, что думал, что это были гуси.
Следующая версия случившегося, изложенная в сборнике “Уайз Мен”,
основана на интервью с Ачесоном.

_ На секунду утром 6 декабря ему показалось, что его кошмары
(мировой войны) сбываются. В 10:30 утра Боб Ловетт позвонил ему из Пентагона
и лаконично информировал своим резким голосом: “Когда мы закончим
разговаривать, вы до меня не дозвонитесь. Все входящие звонки отключаются.
Скоро будет объявлено чрезвычайное положение по всей стране. Нас
информировали, что в настоящий момент над Аляской пролетает строй русских
самолетов, направляющихся на юго-восток. Президент хочет, чтобы вы сообщили
британскому послу Эттли, что он должен принять соответствующие меры для
своей безопасности, все, которые сочтет нужными. Я передал свое сообщение и
заканчиваю разговор”. “Подождите минутку, Боб, вы верите этому?” – удалось
вставить Ачесону. “Нет”, – ответил Ловзтт и повесил трубку. Ачесон сндел в
своем кабинете и ждал. В воздух поднялись Военно-воздушные силы. В кабинет
ворвался один из высших чиновников и попросил разрешения позвонить жене,
чтобы она уехала из города, а также спросил, нужно ли начать переносить
документы в подвал. Ачесон постарался успокоить его. Через несколько минут
спокойным голосом перезвонил Ловетт. “Радарные отметки не были советскими
бомбардировщиками. Они были стаями гусей”. _

Согласно этой версии, тревога длилась очень недолго, всего
несколько минут. Однако, соединив вместе информацию из последней версии о
начале тревоги, 10:30 утра, с информацией из автобиографии Ачесона об ее
отмене (после того, как он прибыл в Белый дом около 11:30 утра) мы
обнаружим, что тревога длилась примерно час. Объекты засекли над Аляской,
приблизительно в пяти тысячах километрах от Вашингтона. Если это правда, то
самолетам понадобилось бы гораздо больше десяти часов, чтобы долететь до
столицы. Президент Трумэн писал об этом случае следующее:

_ Незадолго до утренней встречи из Пентагона позвонил заместитель
министра обороны Ловетт и доложил, что на некоторых радарных экранах
оборонной системы на дальнем севере появились крупные формации
приближающихся неопознанных самолетов. На разведку были посланы истребители,
по тревоге были подняты воздушные части Новой Англии. Но примерно через час
- во время встречи с (Клементом) Эттли – Ловетт сообщил, что доклад был
ошибкой. Какие-то необычные возмущения в арктической атмосфере отклонили
лучи радаров. _

Версия президента Трумэна предполагает, что объекты были
обнаружены к северу от Восточной части США, а не над Аляской. Тот факт, что
в воздух были подняты истребители, означает, что тревога была серьезно
воспринята Континентальным воздушным командованием. Объяснение Трумэна
отличается от объяснения Ачесона. Здесь мы узнаем, что отметки на экранах
радаров были вызваны атмосферными возмущениями.
Неопубликованную версию этого события можно найти в официальном
стенографическом отчете встречи Трумэна с Эттли, который сохранился в
библиотеке Трумэна.

_ В этот момент (встречи) в комнату вошел мистер Коннелли и передал
президенту донесение заместителя министра обороны Ловетта. Мистер Ловетт
сообщал, что “тревога”, о которой президенту доложили часом ранее, когда
думали, что к северо-восточному побережью Соединенных Штатов приближается
большое количество неопознанных самолетов, оказалась ложной и связана с
ошибочным истолкованием состояния атмосферы. Президент информировал
премьер-министра, что доклад о самолетах оказался ошибкой. Премьер-министр
высказал облегчение и удовлетворение. _

Эта версия, основанная на записях, сделанных во время встречи, а
не на воспоминаниях после многих лет, говорит, что неопознанные объекты
приближались к северо-восточному побережью США. Она явно противоречит
утверждению Ачесона, что их засекли над Аляской – если, конечно, там не было
двух групп объектов. Более того, в этой версии говорится, что Ловетт был
источником объяснения “атмосферных эффектов”, упомянутых -президентом. Но
Ловетт также объяснял ошибку радаров “гусями”, как писал Ачесон. Так какое
же объяснение правильное? Или неправильны оба?
Сообщение “Интернейшнл ньюс сервис” дает еще одно объяснение.

_ Вашингтон, округ Колумбия, 6 декабря 1950 года (INS).
Сегодня в столице предупреждение о грозящем воздушном налете
оказалось ложной тревогой. Радары не подали тревоги, но функционеров,
отвечающих за гражданскую оборону Вашингтона, подняли по тревоге, сообщив,
что в полдень у побережья штата Мэн обнаружен неопознанный самолет. Позже
представитель ВВС сообщил, что был послан перехватчик и что объект вскоре
был опознан как американский самолет С-47, который приближался к континенту
со стороны Гуз-Бей, Лабрадор. Говорят, что предупреждение оказалось полезным
для оценки работы систем гражданской обороны. Официальные лица гражданской
обороны отказались комментировать инцидент. _

Это сообщение, основанное, предположительно, на заявлении ВВС,
говорит, что радарная цель была одна от единственного самолета,
приближающегося со стороны Гуз-Бей, Лабрадор. В нем ничего не сказано об
Аляске.
Похоже, что этот воображаемый воздушный налет имел последствия на
Аляске. В выпуске в Анкоридже, штат Аляска, “Нью-Йорк таймс” опубликовала 7
декабря статью, в которой говорится следующее:

_ Сегодня вечером все военнослужащие были подняты по тревоге, но
официальные лица ВВС заявили, что приказ был чисто “превентивной мерой”.
Военная полиция собирала солдат, а кинотеатры и радиостанции передали
специальное объявление, что военнослужащие должны вернуться к месту службы.
Через несколько часов на улицах Анкориджа не было ни одного военного.
Официальные лица на авиабазе Элмендорф заявили, что боевая готовность для
военнослужащих действовала с начала войны в Корее, но добавили, что в
последние дни ВВС усилили бдительность. _

Дальнейшее свидетельство официального страхаутверждение “Вашингтон
пост” от 10 декабря, что “президент Трумэн серьезно рассматривает введение
чрезвычайного положения по всей стране, что может привести к всеобщей
мобилизации”.
Стаи гусей? Влияние арктической атмосферы? Единственный самолет
С-47? Или что-то еще? До 1987 года ВВС не рассекречивали информацию об этом
событии, а рассекреченные сведения оказались весьма скудными. 6 декабря
полковник ВВС Чарльз Уинкл, исполнительный помощник Директората
планирования, написал меморандум об этом инциденте для министра обороны,
Джорджа Маршалла. Он подтверждает поднятую тревогу.

_ Тема: Воздушная тревога – 10:30
6 декабря 1950 года.

1. Оперативный дежурный ПВО Континентального воздушного
командования (ConAC) уведомил командный пост штаба ВВС США, что в 10:30 к
северо-восточному району США приближалось некоторое количество неопознанных
самолетов, и нет причин рассчитывать на их дружественные намерения.
2. В 10:40 эта информация была уточнена. Радарным контактом было
установлено, что в полете находилось около 40 самолетов на высоте 10000
метров, двигающихся курсом 200 градусов поблизости от Лаймстоун, штат Мэн.
3. В действие немедленно вступил план чрезвычайной тревоги.
4. В известность была поставлена администрация президента.
Бригадный генерал Лэндри перезвонил и заявил, что президент поставлен в
известность и что:
а. Вся информация по этому вопросу должна быть составлена ВВС;
б. Администрация президента не будет давать никакой информации;
в. Содержание пунктов а) и б) должно быть передано министру
обороны.
5. В 11:04 оперативный дежурный ПВО сообщил, что первоначальные
отметки радаров исчезли, и, кажется, что обнаруженный борт является
дружественным, как было определено вначале.
6. СопАС немедленно выслал перехватчики на место первоначального
контакта. _

Техническая информация в этом документе скудная, но есть
подробности, которые ставят под сомнение все предыдущие объяснения.
Сопоставляя информации разных источников, я предполагаю, что эти объекты
были обнаружены подлетающими со стороны Гуз-Бей, Лабрадор. (Он находится в
восьмистах км к северо-северо-востоку от Лаймстоуна, штат Мэн). Расстояние
должно было быть в границах трехсоткилометрового предела радарной станции в
Мэне. Операторы радара вели объекты в течение десяти минут и определили, что
они направляются на юго-юго-запад курсом двести градусов. Это привело бы их
к восточным районам США. На экране радара они должны были казаться
достаточно твердыми и прочными, движущимися целями. Если их обнаружили в
трехстах км от Лаймстоуна, а через десять минут они были поблизости от него,
значит, их скорость составляла около двух тысяч км в час, а если объекты
были обнаружены в ста пятидесяти километрах от города, то скорость была
около тысячи км в час. Даже такая скорость была слишком высокой для
советских бомбардировщиков тех дней (с предельной скоростью пятьсот км в
час).
Утверждение, что “нет причин рассчитывать на их дружественные
намерения” означает, что в Континентальном воздушном командовании не смогли
идентифицировать самолеты согласно полетным планам и не смогли связаться с
ними по радио. Через десять минут после первоначального обнаружения
операторы радара определили, что объектов было сорок и что летели они на
высоте десять тысяч метров. Радарные отметки явно были настолько четкими,
что операторы были уверены, что это твердые цели, предположительно,
самолеты, двигающиеся на большой высоте. Это решительно отличается от того,
что они определили бы, засеки радар относительно медленно летящих гусей,
атмосферные явления или единственный С-47. Гуси, С-47 и атмосферные явления
не летают на скорости тысяча километров в час.
Согласно документу Уинкла, радарные отметки исчезли в 11:04 утра
или около двадцати минут после того, как объекты находились около
Лаймстоуна. Если объекты продолжали двигаться курсом двести градусов с той
же скоростью – например, тысяча км в час – они вышли бы из зоны обнаружения
радарной станции в Лаймстоуне, что объясняет исчезновение отметок.
Самая странная фраза в меморандуме – “кажется, что обнаруженный
борт является дружественным, как было определено вначале”. Что означает
“кажется”? Разве они не знали наверняка? Разве не вели “дружественные
самолеты”, пока не удостоверились в том, что они дружественные? Неужели мы
поверим, что они подняли в воздух перехватчики по тревоге и при этом, не
смогли с уверенностью идентифицировать самолеты?
Можно ожидать, что, если сорок дружественных самолетов
приближались к границе США, кто-нибудь да знал об этом. Существуют полетные
планы. По крайней мере, самолеты ответили бы, когда с ними неоднократно
пытались связаться по радио. Или полетный план, или радиоидентификация были
бы переданы местному командованию ВВС, и оно не стало бы зря поднимать в
воздух истребители.
Если это были дружественные самолеты, почему заместитель министра
обороны Роберт Ловетт сказал Дину Ачесону, что ошибку вызвали стаи гусей над
Аляской? Почему заместитель министра Ловетт сказал президенту, что ошибку
радара вызвали арктические атмосферные условия? Почему ВВС сообщили прессе,
что тревога была поднята из-за единственного С-47?
Предположительно, эти объяснения придумало высшее военное
командование после того, как люди, непосредственно участвовавшие в
обнаружении целей и перехвате, рассказали ему все подробности. Смутила ли
высшее командование первоначальная ошибка нераспознания “дружественного
борта”, боялось ли оно признаться в этом? (Я в этом сомневаюсь). Или военное
руководство сказало заместителю министра и президенту, чем в
действительности являлись эти цели, а они по какой-то причине много лет
спустя не могли открыть истинную природу объектов?
Должны существовать другие документы ВВС, еще нерассекреченные,
которые прояснят ситуацию б декабря. Однако, основываясь на доступной в этом
документе информации и учитывая, что всего два дня спустя контрразведка была
приведена в полную готовность в отношений информации о летающих тарелках, я
предлагаю другое объяснение. Радарные цели были НЛО.
Одним зловещим последствием этого события могло стать то, что мы
(или Советский Союз) могли ошибиться в определении групп летающих тарелок и,
считая, что начался воздушный налет, поднять в воздух самолеты, несущие
атомные заряды, тем самым случайно начав войну! Подозреваю, что такая
возможность была предусмотрена высшими правительственными чиновниками.
Ошибки ВВС в немедленной идентификации неизвестных летающих
объектов, уже в других инцидентах, сыграли важную роль во вмешательстве
Центрального разведывательного управления в наблюдения НЛО полтора года
спустя.

ГЛАВА 18. Мне лгали

“X-файлы” ФБР содержат немного записей за 1951 год, вероятно,
потому, что это был “неурожайный” год для НЛО. В заголовочном списке
“Голубой книги” имеется двести сорок случаев за 1950 и только сто семьдесят
один случай за 1951 год.
В январе 1951 года ФБР добавило к своему файлу копию статьи из
журнала “Лайф”, основанную на интервью с начальником ATIC полковником
Гарольдом Уотсоном. Вспомним, что полковник Уотсон был человеком, который
практически закрыл программу “Зависть” в 1949 году. Он сделал это вопреки
приказу генерала Кебелла вести добросовестные расследования. Возможно, он
недооценил программу “Зависть”, потому что она плохо финансировалась, а
возможно просто считал расследование наблюдений летающих тарелок пустой
тратой времени. Какова бы ни была причина, во время интервью полковник
Уотсон следовал “политике партии”: все наблюдения можно объяснить, а на их
расследование не стоило тратить время.
Статья “Постыдная фальсификация с летающими тарелками” Роберта
Консидайна не оставляла свидетелям наблюдений НЛО ни единого шанса. Он
называл их “членами шайки лунатиков”, “мистификаторами” и “идиотами” и
утверждал, что отчеты о наблюдениях были результатом “страха перед “холодной
войной”, “массовой истерии”, “галлюцинаций” и “миражей”. Это было похоже на
переработанную статью Шаллетта, опубликованную двумя годами ранее.
В меморандуме ФБР, упоминающем эту статью, говорится, что она была
занесена в файл “только в информационных целях”. Можно лишь представить, что
подумали чиновники ФБР о статье после того, как прошли через пугающие
сведения полковника Гассера, наблюдения в Нью-Мексико и Ок-Ридж. Словно для
того, чтобы увеличить замешательство, через месяц после выхода статьи
Консидайна, журнал “Тайм” опубликовал статью ученого из ВМФ, доктора Урнера
Лиддела, где он утверждал, что все надежные наблюдения были аэростатами
“Скайхук”. За этим последовало несколько газетных статей, в которых доктор
Мирарчи опровергал Лиддела и говорил, что летающие тарелки были русскими
ракетами (см. главу 15).
Единственное телетайпное сообщение ФБР о наблюдении 1951 года было
получено в штабе 20 сентября. В нем шла речь о важных повторявшихся
наблюдениях радаров и пилотов в Форт-Монмаут, штат Нью-Джерси. Эти случаи
повторялись 10 и 11 сентября и были связаны с обнаружением радарами
объектов, которые могли зависать в воздухе и двигаться с высокой скоростью.
В этом телетайпном сообщении ФБР не упоминается отчет пилота учебного
самолета, который в то же самое время видел летящий НЛО. В документах ФБР
нет сведений, как отреагировало Бюро на эти события, и отреагировало ли
вообще. Однако ВВС определенно отреагировали и серьезно. К ним проявили
внимание высшие командные чины и благодаря этому, данные наблюдения сыграли
важную роль в истории исследовательских программ ВВС по НЛО.
Можно вспомнить, что годом раньше генералмайор Кебелл, начальник
разведки ВВС, приказал возобновить работу по программе “Зависть”,
ответственность за анализ наблюдений он возложил на полковника Гарольда
Уотсона, бывшего летчикаиспытателя и руководителя программы. Кебелл серьезно
намеревался открыть истинную природу феномена НЛО. Он приказал полковнику
Уотсону и его заместителю, полковнику Фрэнку Данну, немедленно уведомить
его, когда произойдет важное наблюдение. К сожалению, Уотсон и сотрудники
программы нс отнеслись к своей работе ответственно. Когда прибыл отчет о
наблюдениях в Форт-Монмауте, Уотсон не сообщил о нем генералу Кебеллу. Тем
нс менее, Они подумали, что генерал рано или поздно потребует объяснений, и
начали их придумывать. Из телетайпа они узнали, что наблюдение НЛО произошло
в радарной школе. Сотрудники “Зависти” пришли к выводу, что операторы радара
были неопытными, как и пилот учебного самолета. На основании этого они
объяснили наблюдение ошибками, вызванными отсутствием опыта. Это
удовлетворило Уотсона, и он намеревался предоставить этот ответ Кебеллу. К
несчастью для него, об этих наблюдениях узнала пресса, и 28 сентября о них
заговорила вся страна. Именно так о них узнал Кебелл. Он был очень зол и
потребовал предъявить доклад по расследованию. Естественно, расследования не
проводилось, поэтому Уотсон тут же отправил двоих сотрудников в
Форт-Монмаут. Этого никогда не делалось, но чтобы умиротворить генерала,
пришлось сделать вид, что расследование было запланировано (“Да, генерал.
Конечно, мы рассчитывали отправиться туда, генерал”).
Два сотрудника воздушно-технической разведки сразу вылетели в
Форт-Монмаут. Там они узнали, что генерал Кебелл ждет отчет немедленно после
завершения расследования. Они разговаривали с операторами радара, а также с
пилотом и пассажиром самолета. Доказательства казались достаточно сильными в
пользу НЛО. В связи с этим военные были очень недовольны, что прессе
разрешили интервьюировать свидетелей и опубликовать репортажи, потому что:
а) многие считали НЛО пришельцами из космоса, a ATIС не хотел,
чтобы его интерес к наблюдениям вызвал беспокойство общественности;
б) полковник Уотсон не желал огласки в надежде, что “если засунуть
голову в песок поглубже”, проблема рассосется сама собой;
в) полковник Уотсон объявил прессе, что программа закрыта,
надеясь, что с этим журналисты потеряют интерес к теме НЛО.
(Генерал Кебелл знал о заявлении Уотсона прессе и предполагал, что
он лжет-с целью скрыть реальную деятельность по расследованиям. Кебелл не
возражал, чтобы Уотсон лгал прессе, пока он говорил правду генералу. Однако
выяснилось, что Уотсон говорил правду прессе и лгал начальнику разведки!).
Два офицера ATIC вылетели в Вашингтон, и на специальной встрече в
Пентагоне доложили генералу Кебеллу, что им удалось выяснить. После
получения отчета по Монмауту генерал Кебелл поинтересовался, как
продвигается работа по программе “Зависть”. В отсутствие полковника Уотсона
(он не входил в группу расследования и не прилетел из ATIC на встречу)
решили, что можно говорить правду и поведали, что программы практически не
существует. Настоящего анализа наблюдений НЛО не. проводилось. Для каждого
наблюдения придумывалось любое более или менее подходящее объяснение и
отсылалось в Вашингтон. Документы не подшивались, многие отчеты складывались
в коробки и убирались с глаз долой.
Теперь генерал Кебелл понял, что произошло. Нижним чинам пришлась
по сердцу официальная “догма” ВВС, что отчеты о летающих тарелках – это
ошибка или просто мусор. Они не принимали свою работу всерьез, даже после
приказа о восстановлении программы в 1950 году. Хуже того: чтобы скрыть свою
бездеятельность, они лгали ему каждый раз, когда отчитывались, что “Зависть”
работает и анализирует наблюдения. Генерал Кебелл был очень сердит. “Мне
лгали”, – повторил он несколько раз своим подчиненным. Ему хотелось
покончить с ложью и вновь восстановить программу. “Мне нужны ответы на
проблему летающих тарелок, и правдивые ответы”. Генерал считал, что пока
вопрос о природе НЛО остается открытым, программа должна работать. Кебелл
раскритиковал отчет “Зависти” за 1949 год как “самый плохо составленный,
неубедительный, ненаучный вздор”, который ему когда-либо приходилось читать.
Генерал Кебелл сказал: – “Всякий может убедиться, что у нас нет
удовлетворительного ответа на этот вопрос, поэтому исследования будут
продолжаться”. (Эдвард Раппелт много лет спустя в личных записках, которые
включили большую часть изложенного выше материала, охарактеризовал Кебелла
как “верующего”!). Сам Кебелл в автобиографии “Человек из разведки, мемуары
войны, мира и ЦРУ” написал, что “напомнил своим людям, что их работа -
доказать, что летающие тарелки существуют, поскольку альтернативный подход -
доказать, что что-то не существует – приближается к невозможному” (Импевайд
пабликейшнс, Колорадо-Спрингс, Колорадо, 1997).
Человек, возглавлявший разведку Военно-воздушных сил, говорит
своим сотрудникам, что они испортили дело, потому что приняли публичные
заявления ВВС за программу к действию, а в данном случае к бездействию, и не
выполнили приказ вышестоящего начальника добросовестно анализировать
наблюдения НЛО. Когда генерал говорит, подчиненные слушаются. Программа
“Зависть” была восстановлена. Человек, которому была поручена реорганизация,
был капитан Эдвард Раппелт.
Он возглавил “Зависть”, в конце сентября 1951 года и немедленно
приступил к составлению плана работы. Он был первым руководителем программы
исследований “Знак”, вел работу в строгой научной манере – беспристрастно и
без предрассудков. Среди своих сотрудников он желал видеть людей, которые
серьезно и непредубежденно займутся данным вопросом. Частью плана было
приглашение научных консультантов. План был одобрен, и ATIC подписал
контракт с Мемориальным институтом Баттелла для проведения анализов
передовыми для того времени компьютерными методами и для разработки
стандартной формы отчетности по наблюдению НЛО. В начале 1952 года
реорганизация была официально признана, сменилось и название программы. Это
название, “Голубая книга”, будет доминировать в статьях о летающих тарелках
следующие семнадцать лет. Более того, были разработаны планы получения с
помощью фотоснимков доказательств существования НЛО, их следов на экране
радаров и снимков самих НЛО. Это было решающее улучшение в подходе к решению
загадки летающих тарелок.
Однако если бы ВВС знали, что случится через шесть месяцев, они
пошли бы дальше смены названия – приобрели бы необходимую фотоаппаратуру и
тем самым подготовились бы к всеобщей “атаке” летающих тарелок.

ГЛАВА 19. 1952: год НЛО

Можно написать целую книгу только о событиях одного года, в
течение которого ATIС получил более тысячи отчетов. Она называлась бы “1952″
с подзаголовком “Год НЛО”. То, что я даю здесь, – лишь малая толика того,
что случилось в тот удивительный год.
Во второй половине 1951 года в программе по НЛО в ATIC, а также в
разведке ВВС в Пентагоне произошли важные изменения. В ноябре генерала
Кебелла, который перешел работать в Объединенный комитет начальников штабов,
сменил генерал Джон А. Сэмфорд. (Через год Кебелл ушел в отставку и стал
помощником директора ЦРУ). Скоро новый начальник разведки ВВС узнал, что
проблема НЛО привлекает внимание на самом высоком уровне. Сменилось также
руководство в ATIC: на место полковника Уотсона встал полковник Фрэнк Данн.
Он спросил Сэмфорда, имеют ли США какое-либо секретное оружие, которое может
объяснить наблюдения летающих тарелок, и еще раз ответом было четкое “нет”.
3 января 1952 года бригадный генерал Уильям М. Гарланд,
заместитель начальника разведки по производству, написал для генерала
Сэмфорда меморандум под заголовком: “(СЕКРЕТНО). Предполагаемые действия по
определению природы и происхождения явлений, связанных с отчетами о
неопознанных летающих объектах”. Документ начинался следующим образом:

_ 1. Продолжающие поступать отчеты о необычных летающих объектах
требуют позитивных действий по определению природы и происхождения данных
явлений. До сего времени действия сводились к отслеживанию и оценке отчетов
случайных свидетелей со всей страны. Пока такие действия приносили
сомнительные результаты, и свойственные отчетам противоречия не давали ни
позитивных, ни негативных доказательств. _

Здесь генерал ВВС признает, что нет негативных доказательств. И,
тем не менее, ВВС несколько лет публично утверждали, что “негативные
доказательства” имеются – что все наблюдения объяснены. Очевидно, что между
собой военные были честнее, чем с американским народом в отношении того, что
они не могли доказать, что летающие тарелки – это сплошь ошибки или плоды
воображения.
К этому времени стало стандартной уловкой апеллировать к
“советской угрозе”, чтобы оправдать запросы или расход средств. Генерал
Гарланд также оправдывает дополнительные расходы, ссылаясь на потенциальную
советскую угрозу.

_ 2. Рассуждая логически, нужно было бы соотнести отчеты о
наблюдениях НЛО с известным развитием авиационной техники – реактивной
движущей силой, ракетами и дальностью полетов советских истребителей. В этой
связи следует отметить разработки немцев, в особенности крыло Хортона,
реактивные двигатели, дозаправку в воздухе и широкое применение ракет V-1 и
V-2 во время Второй мировой войны, что придает больше достоверности гипотезе
о том, что летающие тарелки могут иметь немецко-русское происхождение.
Упомянутые разработки были закончены и готовы к работе между 1941 и 1944
годами, а затем, в конце войны, попали в руки русских. Имеются
свидетельства, что немцы работали над этими проектами еще с 1931 по 1938
год. Следовательно, можно предположить, что они обгоняли Соединенные Штаты в
развитии ракетной технологии, реактивных двигателей и самолетов с крылом
Хортона на семь – восемь лет. Экспериментальная дозаправка в воздухе
разработана еще в 1928 году, но применяться она стала лишь в 1948 году. _

Обратите внимание, как “умно” Гарланд описывает возможную угрозу
со стороны русской технологий, основанной на немецких военных разработках, и
приходит к выводу, что у них может иметься семи-восьмилетнее превосходство
над США в области авиастроения. Он нигде не упоминает, что эти аргументы
были отвергнуты несколько лет назад, потому что: а) специалисты ATIC и AFI в
1947 и 1948 годах не приняли идею, что русские настолько опережают США; б)
даже если бы это было так, они никогда не стали бы проводить полеты над
территорией Соединенных Штатов (мы не стали бы этого делать над территорией
Советского Союза). Мог ли генерал не знать о предыдущем отказе от “советской
гипотезы”? Могло ли у него не хватить ума самому догадаться, что идея
испытаний русскими своих новейших самолетов над США просто смешна? Или он
сам не верил в “советскую гипотезу”, но использовал ее, чтобы добиться
выделения денег на исследования летающих тарелок? (Мы скоро увидим, как та
же уловка была использована учеными, чтобы получить деньги на путешествие в
Европу).
Определив “достойную доверия” угрозу, генерал Гарланд продолжает:

_ 3. Ввиду вышеизложенных фактов и постоянно продолжающих поступать
отчетов о необычных летающих объектах над территорией США, особенно над
западным и восточным побережьем, а также над атомными производственными и
испытательными центрами, становится очевидным, что необходимо предпринять
действия для определения их природы и, возможно, происхождения. Поскольку
доподлинно известно, что русские взорвали атомную бомбу только в 1949 году,
можно полагать, что они усиленно разрабатывают самолеты немецкой конструкции
с целью получить подходящее средство доставки оружия массового уничтожения.
Другими словами, русские могли иметь средство доставки без оружия, а мы
имели относительно превосходящее оружие с относительно отсталыми средствами
доставки. Если Советы получат носитель и оружие в сочетании с адекватными
оборонительными самолетами, они могут на достаточно большое время
технологически превзойти нас, что позволит русским провести решающую
воздушную кампанию против Соединенных Штатов и их союзников. Основная
философия Советов – превзойти западные державы технологически, и немцы могли
дать им такую возможность. _

В предыдущем параграфе генерал нажал сразу на две “красные
кнопки”. Одна – ссылка на наблюдения НЛО/летающие тарелки над атомными
объектами (зеленые огненные шары и т. п.). Хотя ВВС принижали значение этих
наблюдений, последние явно произвели впечатление “наверху”. Другой “красной
кнопкой” был тот факт, что Советы, теперь с ядерным оружием, могли иметь
превосходящие средства доставки по сравнению с бомбардировщиками США и их
союзников.
Генерал заканчивает следующим образом:

_ 4. Ввиду вышеприведенных фактов, считаем необходимым, чтобы ВВС
немедленно предприняли позитивные действия для четкого определения природы
и, возможно, происхождения необычных летающих объектов. Рассматриваются
следующие действия:
а) потребовать от ATIC предоставить по меньшей мере три группы и
соединить их с таким же количеством групп из Командования ПВО с целью
получения фотографий экрана радаров и визуальных фотографий данных явлений;
б) выбрать места для этих групп, основываясь на районах особой
концентрации, НЛО (такими районами были Сиэтл, Альбукерке и район
НьюЙорка-Филадельфии);
в) предпринять начальные шаги по данному плану в начале января
1952 года (в оригинале текст выделен подчеркиванием). _

Очевидно, что генералу хотелось действовать, по видимости, чтобы
защитить США от возможного советского превосходства в области аэронавтики.
Однако информация, приведенная в меморандуме Раппелта, предполагает, что
генерал имел скрытый интерес. Согласно личным записям Раппелта, “генерал
Гарланд был моим начальником в ATIC с осени 1952 года до моего ухода. Он был
умеренно убежден в существовании НЛО, так как сам видел летающую тарелку,
когда служил в Сакраменто, штат Калифорния. Перед тем, как прийти в ATIC, он
был помощником генерала Сэмфорда в Пентагоне”.
Поскольку Гарланд видел НЛО, он, возможно, уже знал, что это не
советские устройства, и на самом деле использовал уловку с Советами, чтобы
оправдать исследования межпланетных кораблей. Эта версия получила дальнейшую
поддержку примерно через месяц после того, как был написан этот документ. Он
предложил межпланетную гипотезу журналистам из “Лайф”, что будет описано
позже.
Раппелт начал выполнять рекомендации Гарланда, но дело шло очень
медленно. К началу весны, когда оно начало продвигаться быстрее, “Голубая
книга” утонула в отчетах о наблюдениях. Предложенные генералом
исследовательские, группы так и не были сформированы, но план
инструментальной записи наблюдений выполнялся. Согласно “Анализу программы
“Голубая книга”, написанному в июне, Командование ПВО послало запрос о
предоставлении операторам радаров специальной фотоаппаратуры для съемок
экрана радара. Весной и летом 1952 года в ATIC разработали стереокамеру с
диффракцинной решеткой для анализа цветных фотографий объектов. ATIC заказал
сто таких камер, которые должны были быть готовы к сентабрю. Планировалось
раздать их военным и гражданским операторам наземных
контрольно-диспетчерских пунктов. Жаль, что они опоздали к “большому
событию”!
К марту 1952 года прошло уже более трех лет, как полковник Гассер
сообщил ФБР, что летающие тарелки – это советские ракеты, и более двух лет,
как зеленые огненные шары вызвали небольшую панику среди служб безопасности.
Прошел год со времени наблюдений НЛО в Ок-Ридж и год с публичных
разногласий, вызванных статьей Консидайна и дебатами Лиддела и Мирарчи. В
1951 году иногда печатались сообщения о летающих тарелках, было много
наблюдений, но ФБР не было вовлечено ни в одно из них. Если Гувер вообще
думал о летающих тарелках, он, наверное, предполагал, что все случаи
объяснены ВВС и что наблюдения просто постепенно сходят на нет.
Если он так думал, тогда его ожидало небольшое потрясение. Первый
намек на то, что что-то всетаки происходит, пришел 25 марта, когда штаб ФБР
получил отчет от художника из Чикаго. Местный агент доносил, что художник
(его имя вычеркнуто из рассекреченного документа) связался с ФБР и описал
следующее наблюдение:

_ …6 марта в 9:00 утра он увидел летающий диск. Мистер (имя
вычеркнуто цензурой) показал, что смотрел из окна своего дома, которое
выходит на юг, и вдруг увидел летящий диск примерно в двух тысячах метров
над Фуллертон-авеню. Угол места диска по отношению к горизонту составлял
сорок пять градусов. Диск вышел из облака на востоке, на долю секунды завис
в воздухе, затем на большой скорости улетел на юг. Объект был круглый,
приблизительно двух метров в диаметре, белого цвета с голубоватым оттенком,
сделанным из металла, напоминающего алюминий. Он также показал, что не видел
ни выхлопа, ни огней, не слышал звука, связанного с движением… Он сказал,
что объект исчез из поля зрения примерно за три секунды… и летел так
быстро, что, казалось, вибрировал. _

Старший агент в Чикаго сообщил, что выслал копию отчета в
Управление специальных расследований ВВС. Однако это был еще один отчет,
который не появился в файлах “Голубой книги”.
7 апреля штаб ФБР получил следующий отчет, на этот раз из
Нэшвилла, штат Теннеси. Один моряк (имя вычеркнуто) сообщал ФБР, что 13
марта в 10:20 вечера:

_ …стоя на заднем дворе… и глядя на луну, которая находилась в
юго-западном секторе неба, он увидел объект, находящийся примерно в двадцати
градусах над горизонтом. ___ описал его как круглый по форме, примерно с
половину (углового) размера луны, яркого голубого цвета, очень яркого
голубого. Он сказал, что объект был слегка красноватым на хвостовом конце и,
казалось, двигался с северо-запада на юго-восток. Моряк также заявил, что
видел объект не более трех секунд. Никаких звуков он не услышал. ___ также
заявил, что во время наблюдения облаков не было, светили звезды, а луна была
полной. _

Это наблюдение тоже не включено в собрание “Голубой книги”.
Через десять дней после этого один из заместителей директора в
штабе ФБР добавил к файлу копию статьи, опубликованной в журнале “Лайф” 7
апреля, статьи, которую забудут не скоро.
Обложка журнала представляла неотразимую комбинацию страстного
секса и летающих тарелок. На ней была изображена мечтающая Мерилин Монро с
полузакрытыми глазами, в своем роскошном свободном платье, достаточно низко
сползшим с плеч. На обложке утверждалось, что “о ней говорит весь Голливуд”.
В правом верхнем углу красовался заголовок: “Дело межпланетных летающих
тарелок”.
Дело для межпланетных летающих тарелок придумали X. Б. Даррах
младший и Роберт Джинна в своей статье “Есть ли среди нас пришельцы из
космоса?”. Рядом с заголовком был напечатан сенсационный ответ: “ВВС готовы
признать, что многие наблюдения летающих тарелок и огненных шаров все еще
ждут своего объяснения”. В этой статье “Лайф” предлагает научные
доказательства, что “межпланетные летающие тарелки существуют в
действительности”. Статья была основана на расследовании Джинны,
продолжавшемся целый год, и включала информацию, добытую непосредственно из
файлов ВВС. 3 марта Джинна посетил ATIC и, пользуясь полной поддержкой
капитана Раппелта и сотрудников программы “Голубая книга”, просмотрел отчеты
о наблюдениях НЛО и их анализ, причем по его просьбе некоторые документы
были рассекречены. Авторы будущей статьи также говорили с руководством ВВС в
Пентагоне. Им сказали, что “ведется постоянное разведывательное
расследование” и будет предпринята попытка получить радарные и
фотографические данные, а также, что “будут сделаны попытки заполучить эти
неопознанные объекты”. Им сказали, что ВВС впервые с 1949 года приглашают
“всех граждан сообщать о своих наблюдениях на ближайшую базу ВВС.
Авторы обсуждают десять ранее не опубликованных наблюдений НЛО
(некоторые их них приводятся) и приходят к заключению: русское оружие,
атмосферные явления, аэростаты “Скайхук”, секретное отечественное оружие,
галлюцинации и нарушения психики не могут объяснить эти случаи. Согласно
статье, эти открытия вносят серьезные изменения в прежнюю политику ВВС: “ВВС
готовы признать, что многие наблюдения летающих тарелок и огненных шаров:
все еще ждут своего объяснения”. Более того, авторы цитируют доктора
Вальтера Ридля, немецкого ученого, специалиста по ракетным системам,
который, выражая собственное мнение, говорит, что эти объекты “происходят из
другого мира”. Статью венчает цитата офицера разведки:
“Чем выше начальство ВВС, тем серьезней воспринимает оно проблему
летающих тарелок”. Читатель статьи вполне мог подумать, что высшие офицеры
разделяют точку зрения межпланетных кораблей. (Эта идея будет преподнесена
ФБР как факт несколько месяцев спустя после многих сотен наблюдений). Статья
заканчивалась серией вопросов, ответом на которые была межпланетная версия.
“Какая сила несет их с такой ужасной скоростью сквозь небеса? Кто или что
находится на борту? Откуда они? Зачем они здесь? Каковы намерения существ,
которые управляют ими?.. Там, в темном небе, могут скрываться те, кто
знает!” Хотя авторы даже не упоминали Дональда Кихоу и его поразительные
выводы, опубликованные в журнале “Тру” два с половиной года назад, нет
сомнений, что он аплодировал Дарраху и Джинне!
Утверждение журнала “Лайф”, что ВВС всерьез принимают летающие
тарелки, было диаметрально противоположным ранее высказанным публичным
заявлениям, но, конечно, ВВС не признали, что НЛО могут быть внеземными
космическими кораблями. В ATIC даже среди “своих” межпланетная версия не
поддерживалась. В секретном ежемесячном отчете о деятельности программы
“Голубая книга” от 30 апреля 1952 года капитан Раппелт писал: “Здесь следует
отметить, ВВС не разделяют выводов “Лайф”. Нет никаких доказательств
космического происхождения этих объектов”. На самом деле Раппелт должен был
говорить более точно, утверждая, что ATIC и сотрудники “Голубой книги” не
были согласны а выводами “Лайф”, поскольку, как он признавался в “Отчете по
неопознанным летающим объектам”, некоторые высокопоставленные официальные
лица ВВС поддержали эти выводы. Согласно Раппелту, некоторые
“высокопоставленные генералы в Пентагоне – настолько высокопоставленные, что
их личное мнение считалось чуть ли не политикой – верили”, что летающие
тарелки были внеземными кораблями, и выразили свое мнение Джинне. По крайней
мере, одним из этих высокопоставленных лиц был генерал Гарланд! Вспомним,
что Раппелт в своих личных записках отмечал, что генерал видел НЛО, когда
служил в Сакраменто. Раппелт также пишет следующее: “(Гарланд) был
вдохновителем статьи в “Лайф”. Он подал идею Джинне и уговорил журнал
напечатать громкую статью”.
Согласно отчетам программы “Голубая книга”, статья в “Лайф”
упоминалась более чем в трехстах пятидесяти газетах по всей стране, а ATIC в
связи со статьей получил сто десять писем. Сам “Лайф” получил более семисот
писем, в которых обсуждались различные наблюдения и теории. Сотрудники
программы приготовились к наплыву новых наблюдений, которых на самом деле не
оказалось – по крайней мере, сразу. На следующий день после выхода журнала
программа получила девять отчетов, но затем – только два.
В последующие несколько дней пресса спорила о статье в журнале
“Лайф”. “Нью-Йорк таймс” обвинила Дарраха и Джинну, что они “некритичны”.
Автор вспоминал, что два года назад отчет программы “Зависть” доказал, что
все наблюдения можно объяснить. Естественно, журналист из “Нью-Йорк таймс”
не знал, что генерал Кебелл назвал этот отчет “вздором”.
Утверждение Раппелта, что высокопоставленные генералы верят во
внеземное происхождение летающих тарелок, косвенно подтверждается служебной
запиской от 29 апреля 1952 года. Этот документ был написан для оправдания
путешествия в Европу доктора Стивена Поссони и подполковника Стерлинга,
членов “Особой исследовательской группы”, основанной для изучения “передовых
систем доставки”, то есть современных самолетов. Поссони, специалист по
воздушной разведке и человек с обширными связями в Пентагоне, и Стерлинг,
начальник Особой исследовательской группы, хотели в течение пяти недель
посетить различные военные центры в Западной Европе. Они начали служебную
записку с утверждения, что ВВС могут быть эффективными, только если
предугадают будущее развитие систем вооружений противника. “Однако, – писали
они, – не существует надежной и убедительной оценки развития русских систем”
и, более того, “современные оценки не отражают возможности того, что русские
превосходят США в исследованиях и развитии управляемых ракет”. Затем
документ описывает деятельность Особой исследовательской группы в этом
отношении и включает заявление, которое показывает, что наблюдения НЛО явно
не упускали из вида.

_ Особая исследовательская группа предприняла всестороннее
исследование возможностей русских в области современных средств доставки.
Ожидается, что данное исследование определит природу таких средств, их
стратегическое значение и, вероятно, временные таблицы касательно развития и
принятия на вооружение. Одновременно ожидается важный побочный результат:
вероятно, будет пролит свет на бесконечно обсуждаемую проблему летающих
тарелок. _

Этот документ явно призван оправдать путешествие в Европу путем
апелляции к “советской угрозе”, как и приведенный выше документ, написанный
генералом Гарландом четырьмя месяцами ранее. Тем не менее, этот документ
уникален, потому что содержит аргумент против “внеземной версии” с целью
сделать “советскую гипотезу” весомее. Вкратце в нем говорится, что летающие
тарелки не могли иметь инопланетное происхождение и прилетать из дальнего
космоса, так как во время подлета к Земле их заметили бы астрономы. Однако в
служебной записке указываются трудности с “советской гипотезой”: “Ничто в
данном аргументе не отрицает невозможности такого перевеса русских над США.
Чтобы запускать летающие тарелки над территорией Соединенных Штатов, Советы
должны идти по меньшей мере лет на двадцать впереди нас. Если это так, то
русские должны были бы проводить широкомасштабные разработки даже во время
последней войны”. Другими словами, в документе отвергаются обе версии.
Следующее утверждение из “записки” – самое интересное, поскольку
отражает мысли высшего начальства ВВС.

_ В связи с наблюдаемым феноменом летающих тарелок, группа пытается
разработать надлежащую методику продуктивного анализа. ВВС не могут
предположить, чтобы летающие тарелки были внеземного происхождения, и,
следовательно, они могут быть советскими. _

Вот так! Взглянем еще раз на последнее предложение и немного его
подправим. (Высокопоставленные генералы) ВВС (просто) не могут предположить,
чтобы летающие тарелки были внеземного происхождения, и, следовательно,
(игнорируют их, потому что все еще существует слабая возможность, что) они
могут быть советскими (самолетами). Тот факт, что Поссони и Стерлинг
включили это утверждение в свою служебную записку, означает, что
“невозможное” могло оказаться правдой. Генералитет ВВС предполагал, что
летающие тарелки были межпланетными кораблями и поэтому отвергал гипотезу о
секретном советском оружии. (Я думаю, это объясняет, почему высшие
должностные лица ВВС так легко относились к наблюдениям НЛО; они знали, что
это были внеземные летательные аппараты, в отношении которых ничего нельзя
было сделать, поэтому “лучшим” выходом было стараться; чтобы общественность
не обращала на них внимания).
Чтобы оправдать путешествие в Европу для расследования появления
летающих тарелок, Поссони вначале отрицает внеземную версию, а затем
пытается убедить, что Советы каким-то невозможным способом получили
двадцатилетнее превосходство над Соединенными Штатами в области разработок
современных средств доставки. Этот “двойной” аргумент возымел свое действие.
Он добился поездки, возможно потому, что самой важной персоной, которую
пришлось убеждать, был не кто иной, как генерал Гарланд! (Вспомните: Раппелт
охарактеризовал Поссони как “верующего”, который имел непосредственную связь
с генералом Сэмфордом и который ездил по Соединенным Штатам и Европе и
собирал отчеты об НЛО).
К концу апреля количество отчетов возросло. Раппелт и сотрудники
“Голубой книги” относили это за счет появления громкой статьи в “Лайф” и
последующего за этим всплеском интереса прессы.
Раппелт не знал, что массовая “атака”, которая сделает этот год
годом НЛО, только начинается.
В качестве иллюстрации приведем список наблюдений НЛО по месяцам,
чтобы посмотреть, как развивались события (Примечание; это количество
объектов, увиденных свидетелями. Некоторые из наблюдений были впоследствии
объяснены, поэтому не все из них НЛО).
Согласно “Научному исследованию неопознанных летающих объектов” -
заключительному отчету исследования НЛО, проводившемуся Университетом
Колорадо в 1967-1968 годах и финансировавшемуся ВВС, количество наблюдений с
сентября 1951 года и по июнь 1952 года распределялось следующим образом:
сентябрь – 16; октябрь – 24; ноябрь – 16; декабрь – 12; январь – 15; февраль
- 17; март – 23; апрель – 82; май – 79; июнь – 148 (“Научное исследование
неопознанных летающих объектов”. Бэнтем букс, Нью-Йорк, январь 1969, с. 514).
Неожиданный рост в апреле, мае и июне очевиден. Что же произошло?
Неужели люди посходили с ума? Неужели журнальная статья, получившая отклики
в прессе заставила нормальных людей принимать все незнакомые объекты в небе
за НЛО? Так думали в ATIC и капитан Раппелт или, по крайней мере, говорили,
что так думают. Но этого явно было недостаточно.
12 мая ФБР получило следующий удар. НЛО видели над еще одним
стратегическим объектом, заводом по обработке зарядов атомных бомб
Саванна-Ривер.

_ ФБР, Саванна, срочно, 19:58 12.05.52
Завод Саванна-Ривер,
Комиссия по атомной энергетике, летающий диск.

10 мая приблизительно в 10:45 вечера четверо служащих компании
Дюпон, работающих на заводе Савана-Ривер, видели четыре летящих
дискообразных объекта, приблизившихся к зоне четыреста с юга и исчезнувших в
северном направлении. Примерно в 11:05 вечера вышеупомянутые служащие
увидели два похожих объекта, приблизившихся с юга и исчезнувших на севере.
Примерно в 11:10 один похожий объект подлетел с северо-востока и пропал в
юго-западном направлении. Еще один объект видели около 11:15 вечера летевшим
с юга на север. Служащие определили их размере сорок сантиметров в диаметре,
цветот желтого до золотистого. Все объекты беззвучно летели на высокой
скорости и большой высоте. … объект, приблизившийся к зоне четыреста (с
северо-востока) двигался так низко, что вынужден был подняться, чтобы
пролететь над одним из высоких хранилищ, расположенных в зоне четыреста.
Этот объект также двигался с высокой скоростью и бесшумно. Свидетели
утверждают, что наблюдавшиеся объекты покачивались слева (направо), но
держали общий курс. Они также утверждают, что благодаря скорости и высоте
объекты были видны всего несколько секунд. Подразделение безопасности в
Саванне не ведет активного расследования по этому поводу и предоставляет
данную информацию Бюро с тем, чтобы оно предприняло любые действия, которые
сочтет необходимыми. _

Штаб ФБР немедленно передал это донесение главе Управления
специальных расследований ВВС. В заголовочном списке “Голубой книги” это
наблюдение значится как неопознанное.
В начале июля журнал “Лук” частично пересмотрел свою позицию,
которой придерживался полутора годами ранее. Вспомним, что в январском
номере 1951 года Роберт Консидайн назвал проблему НЛО чепухой, утверждая,
что ВВС объяснили все наблюдения и что все свидетели были либо мошенниками,
либо сумасшедшими, лунатиками или людьми, ищущими дешевой популярности.
Автор новой статьи в “Лук”, Дж. Роберт Москин, занял более позитивную
позицию. Через две недели после публикации он посетил сотрудников “Голубой
книги” и получил их полную поддержку. Москин цитировал генерала Хойта
Ванденберга, начальника штаба ВВС, который говорил, что, пока остается хоть
одно необъясненное наблюдение, ВВС будут изучать проблему НЛО. Журналист
подвел итоги усилиям программы “Голубая книга” получить более точные научные
данные, указав, что “НЛО “посетили” многие атомные объекты, но что
свидетельств, будто кто-то (то есть русские) шпионит за ними, нет, хотя этот
страх глубоко укоренился в умах некоторых высокопоставленных чиновников”.
Москин также заявил, что ВВС прекратили списывать все наблюдения на “боязнь
“холодной войны”, социальное напряжение, фальсификации или “массовую
истерию”. Теперь ВВС уверены, что ответом будут ошибки восприятия обычных
объектов, оптические явления, объекты, сделанные человеком или внеземные
объекты. Несмотря на то, каким будет окончательный ответ, из статьи Москина
становилось понятно, что ВВС проводят активное расследование, проверяя
утверждение, опубликованное двумя месяцами ранее в журнале “Лайф”.
Программа “Голубая книга” в июле была завалена поступающими
отчетами о наблюдениях НЛО. В течение предыдущих месяцев за два дня поступал
один отчет. Во второй половине апреля за день стали поступать два-три
отчета. Это количество оставалось постоянным до конца июня. Затем оно
возросло до четырех в день, затем до пяти, десяти, а во второй половине июля
количество отчетов возросло до двадцати в день со всех концов страны и даже
из-за границы.
Места наблюдений напоминали урок географии. С раннего утра 20 июля
до полудня 22 июля наблюдения произошли в Нью-Джерси (7), Колорадо (2),
Иллинойсе (2), Мичигане (2), Пенсильвании (1), Кентукки (1), Калифорнии (3),
Техасе (5), Северной Каролине (1), Флориде (2), Джорджии (1), Миссури (1),
Массачусетсе (5), Мэне (1), Индиане (I), Нью-Мексико (1), Алабаме (1),
Орегоне (1), Нью-Гемпшире (1), Южной Дакоте (1), Нью-Йорке (1), Мэриленде
(2), Вирджинии (1) и в Вашингтоне” округ Колумбия, (3). Было также два
отчета из Германии и по одному – из Мексики и Марокко. Четырнадцать из
пятидесяти одного наблюдения поступили от свидетелей-военных, шестеро из
которых служили на военно-воздушных базах. С точки зрения сотрудников
“Голубой книги”, вся эта неразбериха с летающими тарелками вышла из-под
контроля.
И словно этого было еще недостаточно, ситуация стала
непредсказуемой, когда летающие тарелки обнаружились над столицей страны. По
крайней мере, так показалось опытным операторам радаров в Национальном
аэропорте и военно-воздушной базе Эндрюз ночью 19 июля и еще раз через
неделю. Несколько раз цели засекали два независимых друг от друга радара,
один в Национальном аэропорте и один на базе Эндрюз. Цели были четкими
точками сигнала, а не размытыми пятнами, характерными для “аномальных
искажений” или “радарных ангелов”. Во время наблюдений с авиабазы Ньюкасл в
штате Делавэр в воздух были подняты реактивные истребители F-94. Обычно
пилоты в воздухе не видят огней, связанных с отметками радаров, но на этот
раз поступило по меньшей мере два визуальных подтверждения. На этот раз
отчеты о необычных движущихся огнях поступили с гражданских самолетов,
пролетавших в это время над данным районом, и от свидетелей на земле.
События начались около 11:40 вечера в субботу 19 июля. Радар
Вашингтонского Центра контроля над воздушным движением (WARTCC) в
Национальном аэропорте обнаружил объекты, двигавшиеся в сторону авиабазы
Эндрюз. Затем, в пять минут первого ночи, в контрольно-диспетчерском пункте
авиабазы получили телефонное сообщение о находившемся к югу от них
светящемся оранжевом объекте. Оператор Контрольного центра, разговаривая по
телефону, посмотрел на юг и увидел “оставляющий след оранжевый огненный
шар… он был очень ярким, был хорошо виден и не похож ни на что, виденное
мною раньше… Объект совершал что-то вроде круговых движений… (затем)
сорвался с места на невообразимой скорости. Он исчез за долю секунды”.
Человек, разговаривавший с ним по телефону, видел то же самое. Через
несколько секунд оператор Контрольного центра “увидел еще один объект того
же вида. Как и первый, он пролетел по дуге и исчез”. В течение следующих
двадцати пяти минут пять служащих базы видели еще два огня
красновато-оранжевого цвета, которые хаотически перемещались в общем
направлении на юго-восток в восточной части неба. Их наблюдали в трех
случаях от пяти до тридцати секунд. В 1:20 и опять
-в 1:25 быстро двигающиеся огни оранжевого оттенка и с хвостом видели
сотрудники контрольно-диспетчерского пункта авиабазы Эндрюз. В 2:35 WARTCC
получил сигнал от пилота авиалинии, который сказал, что видит три огня около
Херндона, штат Вирджиния, к западу от Вашингтона. Он доложил, что “никогда
не видел ничего подобного”.
Через неделю, 25 июля в 21:15 Вашингтонский Центр контроля над
воздушным движением снова обнаружил от четырех до восьми аномальных целей,
которые операторы радара описывали как “четкие ясные цели”. Согласно отчету
Управления специальных расследований, в 11:20 из Делавэра были подняты в
воздух два перехватчика F-94, и один истребитель

_ …сообщил о визуальном контакте с одним из объектов и вначале,
казалось, догонял его, но на экране радара объект и истребитель шли примерно
с одной скоростью. Однако когда перехватчик захотел нагнать его, он исчез из
поля зрения летчика и с экрана радара. Летчик F-94 упомянул “невероятную
скорость объекта”. _

На следующую ночь все повторилось. 26 июля в 8:15 вечера пилот и
стюардесса самолета “Нэйшнл эйрлайнс”, летящего на высоте пятьсот метров со
скоростью триста двадцать км в час, видели освещенный объект, который был
похож на огонек горящей сигареты (тускло-красный) и который прошел прямо над
авиалайнером. Они оценили его скорость в сто шестьдесят км в час. В 8:54
радар авиабазы Эндрюз обнаружил в районе Вашингтона от десяти до двенадцати
неопознанных целей. Через полчаса, в 10:23 Вашингтонский Центр контроля над
воздушным движением засек четыре цели в разных районах пригорода Вашингтона.
Согласно документу, рассекреченному в 1985 году, чиновник Гражданской
администрации по аэронавтике, летевший на самолете на высоте около семисот
метров, в 10:46 вечера увидел “пять объектов, испускающих сияние цветом от
оранжевого до белого”. В том же документе говорится: “Несколько гражданских
пилотов видели объекты цветом от огонька сигареты (красно-желтый) до
светлого (как записано в переговорах с контрольно-диспетчерским пунктом)”. В
10:38 о неопознанных объектах сообщили в командный центр ВВС, и в 11:00 в
воздух были подняты два F-94. В документе говорится, что “один летчик увидел
в первый раз четыре огня, а во второй раз – один впереди, к которому
попытался приблизиться, но огонь “погас”.
Во время наблюдений НЛО 26 июля в Вашингтоне находились два
сотрудника программы “Голубая книга”, один из которых был специалистом по
радарам. Их быстро известили, и к полуночи они уже прибыли на авиабазу
Эндрюз. К моменту их прибытия экран радара показывал “семь четких, точных
цели”. Специалист по радарам проверил аппаратуру и обнаружил небольшой
перегрев, но, по его мнению, слишком небольшой, чтобы вызвать на экране
такие цели. В воздух были подняты перехватчики, но к тому времени, как они
прилетели, четкие цели исчезли. Этим закончились наблюдения в Вашингтоне, но
для ВВС это было только начало.
С точки зрения общественности, первым намеком на то, что что-то
происходит, было увеличение сообщений в местной и национальной прессе о
наблюдениях НЛО. Затем, 19 июля в национальной прессе было опубликовано
признание ВВС, что люди действительно видят что-то необычное, что количество
отчетов увеличилось в два раза по сравнению с предыдущими годами и что ВВС
не могут отследить все летающие тарелки. Некоторые подробности наблюдений
субботы и воскресенья, 19 и 20 июля, над Вашингтоном, округ Колумбия,
просочились в прессу и были напечатаны в ближайший вторник. Капитану
Раппелту, который в это время находился в Дейтоне, штат Огайо, не сообщили
об этих наблюдениях. Когда он прибыл в Вашингтон по делам 21 июля, он все
еще не знал о них и прочитал об этих событиях в утренней газете во вторник.
Раппелт начал немедленно наводить справки, чтобы узнать о случившемся,
потому что он отвечал за предоставление технической информации ВВС прессе. К
сожалению, он не получил ответов, только вопросы. Он попал в еще более
затруднительное положение, когда один из генералов сказал, что президент
Трумэн хочет знатъ, что происходит. Очевидно, некоторые радарные цели были
засечены над запретной зоной Белого дома. К вечеру у Раппелта был готов
“ответ” для прессы. ВВС не станут комментировать наблюдения, поскольку идет
расследование. На следующий день газеты интерпретировали это как “нежелание
говорить”.
Активность прессы в отношении летающих тарелок и хода
расследований ВВС увеличивалась с каждым днем. Центральные и местные газеты
были заполнены новостями о местных наблюдениях. Только один пример:
“Индианаполис ньюс” 28 июля напечатала на первой полосе следующий заголовок:
“Сотни людей в штате видят летающие тарелки”. В последующей статье
говорилось, что “военнослужащие и полицейские разбирались с поступившими
свидетельствами о летающих тарелках более четырех часов”.
Отчеты о наблюдениях в Вашингтоне, округ Колумбия, 25 и 26-27 июля
лишь подогрели обстановку. А затем, 28 июля национальные газеты напечатали
поразительную историю, источником которой была “Интернейшнл ньюс сервис”.

_ …летчикам реактивных истребителей объявили круглосуточную боевую
готовность в отношении летающих тарелок с приказом сбивать их, если они
откажутся приземлиться. Как нам стало известно, истребители поднимались в
воздух несколько раз в попытке сбить таинственные объекты, но не смогли
приблизиться на расстояние огня. _

Ситуация стала почти панической. Пресса и общественность требовали
ответы – и не потом, а немедленно! ВВС собирались дать их, но не все.
Несколькими днями раньше, 24 июля, подполковник Смит из группы
политики и менеджмента Директората разведки по просьбе генерал-майора
Сэмфорда написал рапорт, в котором подвел итоги ситуации, и отослал его
заместителю начальника штаба воздушных операций. Согласно этому документу,
“с 1947 года поступило от тысячи до тысячи пятидесяти (отчетов)”, а
последний наплыв отчетов был результатом статьи в “Лайф” и последующего
внимания к нему со стороны прессы. В рапорте утверждалось, что “местам
наблюдений НЛО не придается значения, так как они, по всей вероятности,
случайны”. Согласно заметкам подполковника Смита, использованным при
подготовке документа, имелось сто восемьдесят необъясненных наблюдений,
только пятьдесят три из которых “поступили из надежных источников”. Другими
словами, существовало почти двадцать процентов необъясненных случаев.
В конце рапорта генерал Сэмфорд сделал приписку для генерала
Уайта: на 29 июля назначен брифинг офицеров ATIC “в удобное для вас время”.
Как оказалось, генералу Сэмфорду повезло, что он подготовил брифинг, потому
что в этот день ему пришлось дать отчет – но не генералу Уайту!
В течение этого времени отчеты об НЛО лились, как дождь. 28 июля
ATIC получил около пятидесяти отчетов о наблюдениях, сорок три из которых
произошли в тот день. Остальные были старые, задержавшиеся по той или иной
причине. Спустя несколько месяцев сотрудники программы “Голубая книга”
подсчитают, что на этот день пришлось наибольшее количество отчетов,
зарегистрированных ВВС. В течение следующей недели их число уменьшилось до
десяти в день, но все равно это было очень много. Тем не менее, 28 июля
капитан Раппелт, сотрудники программы и разведка ВВС не знали, что
количество наблюдений уменьшится, они вообще не знали, чего ожидать. Им
могло казаться, что скоро произойдет посадка летающей тарелки, или одну из
них собьют. И что тогда? Настоящая “Война миров”?
29 июля началось с очередных наблюдений, включая одно,
подтверждавшее, что радары могут обнаруживать НЛО. Истребитель-перехватчик с
авиабазы Селфридж в Мичигане выполнял тренировочный полет, когда наземный
контроль попросил летчика проверить объект, обнаруженный радарной станцией.
Объект двигался на юг над Сагино, штат Мичиган, со скоростью около тысячи км
в час, что было в пределах скорости истребителя. Сбившийся с курса канадский
реактивный самолет?
Пилот начал правый разворот, и второй пилот засек цель в
шестидесяти градусах справа. Истребитель продолжал разворачиваться, пока
цель не оказалась прямо по курсу и радар не захватил ее. Захват длился
примерно тридцать секунд, в то время как перехватчик на высокой скорости
приближался к объекту. Второй пилот определил, что объект находился
приблизительно в шести с половиной километрах впереди, на высоте
истребителя, которая составляла шесть тысяч метров. Второй пилот позже
сказал, что видел, как цель… испускала свет в определенной
последовательности – белый, красный и голубовато-зеленый. Это был
единственный способ идентификации. “Я летал на бомбардировщике, был
оператором радара, штурманом, но никогда не видел такого зрелища”.
В это время наземный контроль объявил, что на экране у него есть и
цель, и самолет. И вдруг объект сорвал захват радара истребителя. Прежде чем
летчик успел среагировать, объект сменил курс на сто восемьдесят градусов и
направился на север, к Канаде. F-94 начал преследовать его, но не мог
догнать, потому что объект хаотически менял скорость. Самая высокая скорость
НЛО осталась неизвестной, потому что луч радара обходил экран каждые десять
секунд. Однако за это время объект пролетал примерно шесть с половиной
километров (6,5 км : 10 сек = 2.300 км в час). Это было примерно в два раза
выше скорости истребителя. Последний преследовал объект в течение двадцати
минут, но затем передал, что у него кончается топливо и он прекращает
преследование. Истребитель повернул домой, и в этот момент наземный контроль
увидел, что скорость объекта упала до прежней. Программа “Голубая книга”
оставит этот случай необъясненным.
Два других наблюдения утром 29 июля произошли около Розуэлла, штат
Нью-Мексико, и в Лос-Аламосе, где в воздух поднялись перехватчики с авиабазы
Киртленд.
Тем временем в Вашингтоне, округ Колумбия, пресса была не на шутку
взволнована приказом летчикам при необходимости открывать огонь.
Действительно ли ВВС отдали такой приказ? Ситуация вышла из-под контроля?
Была ли сбита хоть одна летающая тарелка? Что ВВС будут делать, если на
самом деле собьют НЛО? Все хотели ответов на эти вопросы, и Натан Твайнинг
собирался их дать. Генерал Твайнинг в 1947 году возглавлял Командование
материальной части, в январе 1948 года оставил этот пост (его заменил
генерал Бенджамин Чайлдло) и был теперь начальником штаба ВВС (сменив
генерала Ванденберга). Твайнинг приказал Сэмфорду созвать пресс-конференцию
для оглашения официальной позиции ВВС в отношении НЛО. Утром 29 июля
пресссекретарь генерала Сэмфорда объявил, что прессконференция состоится в
Пентагоне ближе к вечеру. Генерал проведет брифинг, который был подготовлен
для генерала Уайта. Он также публично завершит то, что Ванденберг тайно
начал четырьмя годами ранее: генерал Сэмфорд положит конец всякому интересу
к НЛО, заявив прессе, что ни одна летающая тарелка не была межпланетным
космическим кораблем. И, намеренно или нет, Сэмфорд собирался солгать.
В четыре часа началась самая длинная послевоенная
пресс-конференция. Она длилась один час двадцать минут. Генерал Сэмфорд
привел с собой несколько специалистов по радарам, капитана Раппелта и
человека, упоминавшегося в первой главе, генерал-майора Роджера Рейми.
Генерал Рейми был командующим 8-м воздушным корпусом, когда придумал и
опубликовал объяснение розуэллским обломкам: метеозонд. Теперь он был
начальником операций Командования ПВО.
Генерал Сэмфорд сказал собравшимся журналистам, что поскольку
американское секретное оружие не является причиной наблюдений НЛО, то
обязанностью ВВС было расследовать их. Далее он сообщил следующее:

_ Мы получили и проанализировали от тысячи до двух тысяч отчетов,
которые получили из самых разных источников. Из этой огромной массы
документов мы смогли адекватно, к нашему удовлетворению, объяснить большую
часть. Однако остался определенный процент отчетов надежных свидетелей, где
сообщалось об относительно невероятных вещах. Именно эту группу наблюдений
мы сейчас попытаемся рассмотреть. К настоящему времени мы пришли к
единственному твердому заключению в отношении этой группы: она не содержит
никаких доказательств того, что Соединенным Штатам что-либо угрожает. _

Генерал Сэмфорд дал несколько развернутых ответов на вопросы
журналистов. Дискуссия сконцентрировалась на вашингтонских наблюдениях НЛО,
хотя генерал и его “команда поддержки” не обладали всей полнотой информации,
чтобы объяснить их. Генерал Рейми сообщил некоторые подробности о поднятых в
воздух перехватчиках, а Сэмфорд высказал мнение, по-видимому, основанное на
работе специалистов по радарам, что радарные цели были вызваны “атмосферными
возмущениями”. Некоторые журналисты пытались получить четкий ответ вместо
неясного мнения, но так его и не добились. Генерал сказал, что ВВС давали
всем отчетам “адекватные, но не фантастические оценки”.
Он отверг внеземную версию, подразумевая, что все необъясненные
феномены были результатом природных явлений, правда, не мог сказать, каких
именно, потому что каждый раз, когда ему задавали вопрос о конкретном
наблюдении, генерал ссылался на отсутствие информации. На пресс-конференции
не было ни одного очевидца НЛО, даже тех сотрудников программы “Голубая
книга”, которые находились на контрольно-диспетчерском пункте во время
событий 26 и 27 июля. (Эти сотрудники указали, что сигнал был “четким, как
от самолета”). Поскольку свидетелей не пригласили, журналисты не смогли
противопоставить генералу их показания. Некоторые репортеры узнавали о
наблюдениях от военнослужащих, в том числе о наблюдениях около
стратегических объектов. Они задавали вопросы на эту тему, но генерал опять
ссылался на отсутствие информации. Самое большее, что им удалось сделать -
получить признание, что около двадцати процентов наблюдений неопознаны, -
это признание само по себе было исключительным.
На следующий день национальная пресса в заголовках первых полос
сжала почти полуторачасовую пресс-конференцию до объяснения, которого и
добивались ВВС относительно вашингтонских наблюдений: летняя жара нагрела
воздух над поверхностью земли и вызвала температурные возмущения, которые, в
свою очередь, послужили причиной неопознанных радарных целей. Вот и все.
Большинство журналистов, скептически относившихся к наблюдениям НЛО и не
имеющих отношения к радарам, приняли этот простой ответ, хотя и с
осторожностью. Несколько статей выразили точку зрения меньшинства, что ВВС
стараются полностью развенчать феномен. Дрю Пирсон, известный обозреватель,
указал, что ВВС впервые признали, что наблюдения на экранах радаров совпали
с визуальными наблюдениями. Пирсон зашел так далеко, что высказал
предположение, что объекты могли прилететь с другой планеты. Другие
несогласные с официальной позицией газеты не были столь оригинальны, но
критиковали ВВС за хвастовство научными достижениями, когда всем было ясно,
что они не вполне понимают феномен летающих тарелок.
На протяжении следующих дней и недель ученые и специалисты по
радарам публично дискутировали с генералом об объяснении вашингтонских
наблюдений. Однако их аргументы не были так весомы, как слова генерала
Сэмфорда и его подчиненных. В действительности всей полнотой информации
обладали только служащие ВВС, а их объяснения нельзя было оценивать с точки
зрения открытости. Когда через много лет брали интервью у диспетчеров
контрольно-диспетчерского пункта, ставшими свидетелями наблюдений, они все
еще отрицали официальное объяснение, утверждая, что хорошо знакомы с типом
отметок, которые появляются во время аномальных искажений, а отметки на
экране радара в ту ночь определенно возвращались не искажениями.
Вероятно, ВВС чувствовали, что пресс-конференции генерала Сэмфорда
недостаточно, чтобы погасить неистовый интерес общественности к летающим
тарелкам. Через день интервью дал генерал Ванденберг, который выразил
беспокойство по поводу “продолжающейся массовой истерии в отношении летающих
тарелок”. Ванденберг сказал, что объекты не были ни внеземными космическими
кораблями, ни секретным оружием. Он заявил, что ВВС несколько лет
расследовали отчеты и не нашли ни одного убедительного доказательства. Затем
по телевидению выступил генерал Рейми. Он повторил то, что говорил на
пресс-конференции Сэмфорд, и признал, что ВВС были вынуждены быстро искать
некоторые ответы, чтобы избежать паники.
Внешне могло показаться, что ВВС держат все под контролем. Но
“свои” знали, что это не так. Если бы журналисты узнали, что говорили
“своим” подчиненные генерала Сэмфорда в день пресс-конференции, то сокрытие
фактов об НЛО правительством полетело бы в тартарары!

ГЛАВА 20. Корабли с другой планеты

29 июля 1952 года за несколько часов до пресс-конференции генерала
Сэмфорда, Гилберт Леви, начальник контрразведки при генеральном инспекторе
Управления специальных расследований ВВС, решил связаться с разведкой ВВС,
чтобы узнать, как прессе удалось раздобыть сведения о наблюдениях НЛО над
Вашингтоном. Ему казалось, что кто-то нарушил правила секретности, допустив
утечку информации. Он доложил результаты своего “расследования” генералу
Кэрролу, начальнику AFOSI. Его рапорт содержится в разделе разведки ВВС
файла программы “Голубая книга”, рассекреченного в 1975 году.

_ 1. В свете недавней широкой огласки, касающейся (радарных
наблюдений в Национальном аэропорте) я приказал провести проверку с целью
определения источника утечки информации в средства масс-медиа.
2. Отдел текущей разведки отдела оценок (AFOIN), (то есть
управление генерала Сэмфорда), сотрудники которого отвечают за эти отчеты,
информировал, что большая часть огласки за последние несколько дней
относится к результатам радарного наблюдения неопознанных воздушных объектов
Гражданской администрацией по аэронавтике в Национальном аэропорте в 21:15
25 июля 1952 года. Наблюдение продолжалось с 21:15 25 июля до 00:10 26 июля,
и операторы радара описывали его как “четкие, ясные цели”. Их количество
варьировалось от четырех до восьми.
3. В 23:30 25 июля 1952 года с авиабазы Ньюкасл, штат Делавэр,
были посланы два F-94 с целью перехвата объектов, которые были обнаружены
радаром. Один из летчиков сообщил о визуальном контакте с одним из объектов
и вначале, казалось, догонял его; на экране радара объект и истребитель шли
приблизительно с одной скоростью. Однако, когда перехватчик захотел нагнать
его, он исчез из поля зрения преследующего летчика и с экрана радара. Летчик
F-94 упомянул (!) “невероятную скорость объекта”.
4. Начальник разведки сообщает, что в настоящее время не
существует версий о происхождении подобных объектов, и они считаются
необъясненными. Многие сообщения печати основаны на утвержденных
пресс-релизах, выпущенных ВВС. _

Вот это да! Кот выпрыгнул из мешка. Перечитайте пункт четвертый.
Начальник разведки сказал, что не существует версий для объяснения
наблюдений, и они считаются необъясненными. Это не то, что он заявил на
пресс-конференции через несколько часов!
В отсутствие другой информации можно предположить, что это ошибка.
Вероятно, Леви не понял, что ему сказали. Однако существует другая
информация, которая соответствует тому, что написал Леви. Кстати, имеется
много информации, скрывавшейся от американского народа, пока не был
рассекречен Х-файл ФБР!
В тот же день и, возможно, в то же время, когда Леви связался с
AFI, ФБР также запросило у разведки ВВС информацию о наблюдениях НЛО
Филкокса, связного ФБР с ВВС, которого должен был информировать о ходе
расследований многочисленных отчетов об НЛО командор Рэделл Бойд из отдела
оценок разведки ВВС (это был именно тот отдел, который предоставил
информацию Леви!) Филкоксу рассказали следующее:

_ Командор Бойд сообщил, что Воздушная разведка организовала на
авиабазе Райт, штат Огайо, Центр воздушно-технической разведки, с целью
координации, взаимосвязи и исследования всех отчетов, связанных с летающими
тарелками и летающими дисками. Он также сообщил, что история наблюдений
летающих тарелок насчитывает несколько веков и что количество наблюдений
зависит от интереса прессы к этой теме. Если появляются статьи в газетах, то
число отчетов тут же в значительной степени возрастает, а население звонит с
отчетами о наблюдениях, которые произошли несколько месяцев назад. _

Командор Бойд ошибся, утверждая, что ATIC был создан для
расследования отчетов о летающих тарелках. Задачей Центра
воздушно-технической разведки было исследование всех иностранных технологий
самолетостроения, особенно советской. В программу “Голубая книга” были
включены некоторые сотрудники ATIC. Заявление командора Бойда, будто число
отчетов связано с вниманием прессы к этому вопросу, было мнением части
сотрудников программы, но оно ничем не подтверждалось. Кстати,
доказательство обратному случится через несколько дней после этого
заявления. В то время как пресса была заполнена историями о наблюдениях НЛО,
их количество резко упало.
Далее агент Филкокс продолжает:

_ Командор Бойд заявил, что все отчеты делятся воздушной разведкой
на три категории.
1. Отчеты населения, где говорится, что летающие тарелки видели с
земли. Последние различаются по описаниям формы, цвету и скорости. Этим
отчетам придается очень малое значение, поскольку в большинстве случаев это
плоды воображения или какой-то вполне объяснимый объект, пролетевший по небу.
2. Отчеты пилотов гражданских авиалиний или военных летчиков. Они
более заслуживают доверия, так как летчики имеют опыт полетов и не склонны
видеть вымышленные объекты. В каждом таком случае, лицо, подавшее отчет,
тщательно расспрашивают в присутствии представителя воздушной разведки,
чтобы получить наиболее точное описание наблюдавшегося объекта.
3. Отчеты летчиков, которые дополнительно подтверждаются,
например, записями радара или наблюдениями с земли. Командор Бойд сообщил,
что последняя категория составляет от двух до трех процентов от общего числа
наблюдений, но их труднее всего объяснить. Некоторые из этих наблюдений
вначале происходят на земле, потом объект обнаруживается радаром. Он заявил,
что в этих случаях нет сомнений, что свидетели действительно что-то видели в
небе. Однако он объяснил, что и здесь причиной некоторых отчетов могли быть
природные явления, которые мог засечь радар, если в атмосфере возникали
электрические возмущения. _

Заявление командора Бойда указывает, что два-три процента отчетов
составляют “ядро” феномена. Этот процент очень тесно совпадает с примерно
пятью процентами (пятьдесят три наблюдения из тысячи), которые полковник У.
Смит назвал 24 июля “достойными доверия” (см. предыдущую главу). Хотя этот
процент нс слишком большой, такие наблюдения (некоторые уже приводились в
этой книге) нельзя объяснить, не прибегая к замысловатым теориям, как,
например, одновременное помешательство нескольких свидетелей или
одновременные одинаковые галлюцинации, возможно, даже одновременные с
ошибками инструментальных средств (радаров, теодолитов с телескопом и т.
п.). А затем, после наблюдения свидетели и инструменты немедленно приходят
в норму! Командор Бонд не сказал ФБР, что к этому времени необъясненные
отчеты вместе с “достойными доверия” составляли около двадцати
процентов. Предположительно, в других семнадцати процентах
необъясненных случаев имелись элементы или характеристики, которые,
вероятно, позволят объяснить их, если будут сделаны достаточно разумные
предположения об их ошибочности. С другой стороны, три процента “ядра”
требовали для объяснения чрезвычайных предположений. Агент Филкокс
продолжает:

_ Бойд заявил, что летающие тарелки чаще всего наблюдаются в районах
с повышенным воздушным движением, например, Вашингтон, округ Колумбия, или
Нью-Йорк-Сити. Он сообщил, однако, что отчеты поступают из всех частей
страны, а также недавно из таких далеких мест как Акапулько, Мексика, Корея
и Французское Марокко. _

Интересно отметить заявление командора Бойда, будто летающие
тарелки чаще всего появляются в районах с повышенным воздушным движением -
которые к тому же являются районами с высокой плотностью населения – потому
что одно из возражений существования НЛО таково: “Если НЛО существуют,
почему их видят простодушные люди из глубинки, а не горожане мегаполисов?”
Тем временем, пока шли дискуссии, исследование Мемориального
института Баттелла продолжалось, и через несколько месяцев выяснилось,
чтосуществует некая связь между количеством наблюдений и районами, где
находились военные и гражданские аэродромы. Однако это не означает, что
вблизи аэропортов и авиабаз самолеты чаще принимают за НЛО. Скорее причиной
является то, что люди, живущие по соседству с аэродромами, чаще смотрят в
небо, следовательно, чаще замечают летающие тарелки.
Много лет спустя я обнаружил, что данные института Баттелла также
не выявили взаимосвязи между плотностью населения района и количеством
наблюдений в нем. То есть из района с несколькими сотнями тысяч человек на
протяжении нескольких лет может поступить столько же отчетов, сколько
поступило из района с миллионами жителей. Это было бы не так, если бы
скептики были правы, что “люди порождают отчеты”, то есть отчеты поступают
от психопатологических личностей с галлюцинациями и прочими психическими
расстройствами. В этом случае количество отчетов зависело бы от плотности
населения.
Продолжаем донесение агента Филкокса.

_ Он сообщил, что наблюдения из последней категории (категория 3,
приведенная выше) никогда не были удовлетворительно объяснены. Он указал,
однако, что все еще остается возможность, что это были природные явления или
какие-либо аномальные атмосферные возмущения. Командор Бойд сказал, что не
исключается полностью вероятность того, что объекты могут быть космическими
кораблями, прилетевшими с другой планеты, например, Марса. Он сообщил, что в
настоящее время эта теория ничем не подтверждается, но вероятность остается.
Бойд указал, что воздушная разведка вполне уверена, что это не космические
корабли и не иностранные ракеты. Разведка ВВС в настоящий момент ведет
интенсивное расследование, и, когда она получает достойный доверия отчет,
немедленно высылаются реактивные перехватчики с тем, чтобы лучше рассмотреть
объект. Однако последние попытки в этом направлении показывают, что, когда
самолет приближается к объекту, тот неизменно исчезает из вида. _

Вот, опять! Еще один кот из мешка? Космические корабли с другой
планеты? Если бы журналисты узнали, что именно сказал ФБР подчиненный
генерала Сэмфорда, на пресс-конференции произошел бы взрыв!
По прошествии времени кажется, что старый добрый генерал солгал
американскому народу, когда отрицал межпланетную версию и когда выразил
мнение, что происшедшее в Вашингтоне можно объяснить температурными
возмущениями, подразумевая, что все наблюдения можно объяснить природными
явлениями. Леви сказали, что не существует теории, что эти случаи не
поддаются объяснению. Генерал лгал, чтобы не разжигать истерию по поводу
летающих тарелок? Или потому, что высшее начальство не хотело, чтобы
американский народ знал, что некоторые наблюдения НЛО связаны с внеземными
летательными аппаратами?
Вскоре после пресс-конференции Сэмфорда Стивен Поссони, ведущий
ученый и консультант (который в апреле 1952 года писал, что ВВС не могут
предположить, что летающие тарелки – это космические корабли; см. предыдущую
главу), предложил свое мнение по поводу увеличения числа отчетов. Обратите
внимание, что он начинает с предположения, что летающие тарелки – результат
природных явлений, что сходится с мнением Сэмфорда, но противоречит его
апрельской гипотезе, что это могут быть советские летательные устройства.
Заметьте также, что он напрямую отрицает утверждение генерала, что
вашингтонские наблюдения НЛО в июле вызваны “атмосферными возмущениями”.
Также интересна ссылка на потепление климата в Северном полушарии, учитывая,
что это было написано почти пятьдесят лет назад.

_ Секретно. 1 августа 1952 года
Меморандум для генерала Сэмфорда.
Тема: Интерес ВВС к летающим тарелкам. _

Рискуя утомить вас наскучившим вопросом, хочу предложить несколько
идей, которые могут оказаться полезными при выработке правильного решения.

_ Что такое летающие тарелки?
Общепринятый эвристический (т. е. выведенный непосредственно из
опыта. – прим. ред.) принцип гласит: неизвестное должно стать известным с
помощью приведения к известному. Если задать себе вопрос: “Какие известные
явления более всего схожи с летающими тарелками?”, то ответом будет, что
поведение последних следует системе проявлений электромагнитных явлений.
Предположим на время, что летающие тарелки – это естественный феномен
электромагнитного типа и примем во внимание тот факт, что они появлялись
через редкие интервалы времени в течение всей истории. В таком случае мы
должны задаться вопросом о причине участившихся случаев их появления
(количество отчетов увеличилось в четыре тысячи раз по сравнению с XIX
веком, хотя, если не считать недавние наблюдения, эта цифра уменьшится).
Поскольку рост наблюдений начался в 1946-1947 гг., полезно будет связать
наблюдения с предшествовавшими им событиями, которые не имели аналогов
ранее. До роста числа наблюдений имело место следующее:
1. Вынос в верхние слои атмосферы радиоактивных частиц путем
атомных взрывов и атомного производства.
2. Проникновение в верхние слои атмосферы управляемых ракет, новых
типов аэростатов и, возможно, самолетов.
3. Появление ударной волны на больших высотах вследствие
преодоления самолетами звукового барьера.
4. Увеличившаяся интенсивность радио- и радарных сигналов, включая
телевидение.
5. Очистка от облаков с целью управления погодой.
6. Значительное увеличение коммерческих и частных полетов.
Более того, настоящая эпоха характеризуется общим потеплением
климата в Северном полушарии. И далее: Солнечная система может проходить
через район Вселенной, наполненный большим количеством астероидов, где может
ожидаться увеличение интенсивности метеоритной бомбардировки Земли.
Возможно, наблюдения летающих тарелок обусловлены не одной из
приведенных выше причин, а их сочетанием. Если НЛО – действительно
электромагнитное явление, существует вероятность, что оно связано с атомными
разработками и объясняется столкновением радиоактивных частиц с мельчайшими
метеоритами. Другими словами, это может быть ионизированный воздух,
вызванный вхождением в атмосферу мельчайших метеоритов. Во время сгорания
метеоритного металла может значительно повышаться ионизация, которой
способствует присутствие радиоактивных частиц. Возможным результатом
является то, что после уничтожения металлического ядра остается газообразный
вращающийся ионный шар, способный двигаться в атмосфере. Эта версия пришла
ко мне после поучительной дискуссии с генералом Максвеллом, и я подчеркиваю
это, просто чтобы указать направление подхода ВВС к данной проблеме.
Кстати, в Вашингтоне долгое время не было температурных
возмущений, и поэтому теория миражей нс объясняет последних наблюдений. В
чем заключается интерес ВВС?
1. Они постоянно будут находиться “на ковре”, пока не дадут
удовлетворительных объяснений. Если активность летающих тарелок увеличится,
давление со стороны прессы и даже конгресса значительно увеличится.
2. Мы все еще не можем полностью исключить возможность, что
летающие тарелки представляют угрозу.
3. Если предположение, что они отчасти являются результатом
атомных разработок, хоть както обосновано, это явление можно напрямую
связать с дальним обнаружением, и, если проблема будет решена, это увеличит
эффективность нашей разведки… Поэтому предлагаю перед принятием программы
ATIC собрать узкий круг ученых для ознакомления с имеющейся документацией. _

Я предполагаю, что упомянутая выше “программа ATIC – это
исследования Мемориального института Баттелла”.
К началу августа волнения по поводу НЛО начали стихать. С 19 июля
по 3 августа количество поступающих отчетов в среднем превышало десять в
день. В оставшиеся дни августа оно упало и составляло от пяти до десяти в
день. К концу сентября число отчетов снизилось до пяти в день и менее, хотя
средства массовой информации продолжали уделять им большое внимание.
Сотрудники программы “Голубая книга” через несколько месяцев определили, что
число наблюдений НЛО достигло максимума примерно, когда был отдан приказ
открывать по ним огонь и перед пресс-конференцией Сэмфорда.

_ Могло ли быть, что летающие тарелки реагировали на то, что
реактивные самолеты начали преследовать их при каждом удобном случае? _

Хотя количество отчетов заметно уменьшилось, расследования ВВС
продолжались с высокой активностью. В ATIC отчетами были заняты восемь
человек, а Мемориальный институт Баттелла выделил на полный рабочий день
двух сотрудников.
ФБР официально узнало о высокой степени активности НЛО 15 августа,
когда Управление специальных расследований сообщило, что будет принимать
отчеты и пересылать их на авиабазу Райт-Паттерсон. Через несколько дней
офицер связи Управления спецрасследований на авиабазе Боллинг связался со
штабом ФБР и потребовал, чтобы любая информация немедленно передавалась ему
по телефону. Согласно меморандуму от 18 августа, “ВВС крайне озабочены
(летающими тарелками) и будут благодарны за содействие Бюро, если оно
немедленно сообщит о подробностях, связанных с такими жалобами”. Через
несколько дней обзор донесений оперативных подразделений показал, что агенты
ФБР не выполняют инструкций 1947 и 1949 годов о том, чтобы сообщать о
наблюдениях в местные отделы спецрасследований, поэтому 29 августа было
составлено новое письмо старшим агентам за N 83, в котором подчеркивалась
необходимость выполнения инструкций. В том же письме указывалось, что ФБР
должно только собирать основные факты наблюдений и отсылать их в AFOSI,
потому что расследование отчетов является сферой ответственности ВВС, а не
ФБР.
26 августа ВВС обратились к ФБР с довольно странной просьбой:
просим сделать анализ шляпы, которая была сожжена летающей тарелкой!
Инцидент произошел 19 августа после наступления темноты, во
Флориде. Вожатый Сонни Десверджерс и три бойскаута ехали в автомобиле
недалеко от Уэст-Палм-Бич, когда увидели через поле, как в рощу быстро
опускается освещенный объект. Сонни подумал, что нужно остановиться,
возможно это потерпевший аварию самолет. Прежде чем уйти, он предупредил
мальчиков, что, если не вернется через десять минут, они должны найти
ближайший телефон и сообщить в полицию. Когда. Десверджерс подошел к опушке
рощи, мальчики видели свет от его карманного фонарика. Затем появился другой
свет, и им показалось, что спустился красноватый огненный шар и сбил Сонни с
ног. Потом красноватый объект, похожий на диск, поднялся в воздух и исчез.
Мальчики запаниковали и побежали на ближайшую ферму, чтобы вызвать полицию.
Примерно через полчаса подъехали помощник шерифа и полицейский и увидели,
что Сонни выбирается из рощи. Он сказал, что его ударила летающая тарелка, и
он потерял сознание. Помощник шерифа сообщил, что Десверджерс выглядел очень
испуганным. Когда они ехали в офис шерифа, Сонни заметил, что его руки, лицо
и шляпа обгорели. Именно эту шляпу прислали в лабораторию ФБР.
ФБР не обнаружило на шляпе никаких посторонних материалов.
Эксперты считали, что она сгорела не в пламени. Бойскауты показали, что
шляпа до инцидента была в отличном состоянии. ВВС также расследовали этот
случай и выслали в Мемориальный институт Баттелла образцы почвы для анализа.
Обнаружилось, что трава над водой в этой болотистой местности не пострадала,
но корни обгорели.
Раппелт и сотрудники программы “Голубая книга” выяснили, что люди,
знавшие Десверджерса, не доверяли ему. Многие думали, что он сам подстроил
инцидент. В ВВС решили, что скауты приняли за летающую тарелку огни самолета
или что-то другое и на самом деле не видели в роще летающий диск.
Следовательно, было решено, что это наблюдение, по видимости, мистификация.
Однако они так и не объяснили обгоревшую шляпу и обгоревшие корни травы!
ФБР не хотело, чтобы общественность знала об его вовлеченности в
феномен летающих тарелок. Поэтому, когда в журнале “Нью-Йоркер” б сентября
появилась статья, в которой говорилось, что ФБР собирает определенные
сведения для ВВС, Бюро связалось с несколькими подразделениями Управления
специальных расследований и управлением генерала Сэмфорда, чтобы узнать, кто
допустил утечку информации. Никто не знал, откуда журналист получил
сведения, что ФБР расследует наблюдения НЛО. ФБР связалось с ATIC. Капитан
Раппелт ответил, что Центр воздушно-технической разведки никогда не упоминал
ФБР, и высказал собственное предположение: репортер все выдумал сам. Он
также сказал, что, насколько было известно, ФБР никогда не привлекалось к
сбору информации по летающим тарелкам. (Его ошибочная точка зрения, что ФБР
не участвовало в расследованиях, была опубликована в книге, которую он
написал несколько лет спустя). Наконец ФБР связалось с отделом по связям с
общественностью ВВС. Там тоже отрицали, что дали какую-либо информацию о
Бюро. ФБР так и не узнало, откуда журналист получил сведения.
Пока ФБР пыталось призвать к порядку своих оперативных сотрудников
в отношении летающих тарелок и одновременно не открыть своей минимальной, но
секретной причастности, количество отчетов уменьшилось, однако они
продолжали поступать. Чтобы получить представление о ситуации, рассмотрим
количество объектов, наблюдавшихся с апреля по декабрь 1952 года: апрель -
82; май – 79; июнь – 148; июль – 536; август – 326; сентябрь – 124; октябрь
- 61; ноябрь – 50; декабрь – 42. Явно происходило что-то странное с пиком в
июле и августе. Общее количество всех случаев составило тысячу пятьсот одно
- год НЛО!
Нет нужды говорить, что аналитиков программы “Голубая книга” и
института Баттелла завалили работой. Анализ одного наблюдения мог занимать
несколько месяцев. Так было с очень известным фотографическим наблюдением,
случившемся 2 июля 1952 года и сильно повлиявшем на тех, кто имел к нему
отношение.
Мичман Делберт Ньюхаус, старший фотограф, ехал с женой и семьей
через Юту по пути в Калифорнию. Они были примерно в одиннадцати километрах
от Тремонтона, когда миссис Ньюхаус увидела странные объекты, хаотически
передвигающиеся по небу. Она указала на них своему мужу. После двадцати
одного года службы в ВМФ и двух тысяч часов полетов в качестве авиафотографа
он знал, как выглядели в небе обычные объекты, а эти обычными не были.
Согласно Ньюхаусу, они были круглыми, похожими на две сковородки, если одну
перевернуть и накрыть другую. Остановив машину, он поспешил достать из
багажника кинокамеру. В это время объекты удалялись, и когда он, наконец,
начал снимать, они были уже далеко. На пленке это были очень маленькие
изображения без каких-либо заметных характеристик. Ньюхаус немедленно
передал пленку для оценки в ВМФ. Фотолаборатория на авиабазе Райт также
изучала этот фильм. После нескольких недель работы отклонили версии птиц,
аэростатов и самолетов. Известие об этом экстраординарном свидетельстве
быстро пошло наверх и, в конце концов, оказалось в Х-файле.
В меморандуме ФБР от 27 октября написано следующее:

_ Воздушная разведка сообщила о еще одном достойном доверия и
необъяснимом наблюдении летающих тарелок. Они все еще считают НЛО оптическим
обманом или другими атмосферными явлениями, но некоторые военные всерьез
рассматривают возможность межпланетных кораблей.
Напомним, что раньше разведка ВВС сообщала Бюро о ходе
расследования проблемы летающих тарелок. Она заявляла, что исследованием
этой проблемы занимается Центр воздушно-технической разведки, находящийся на
авиабазе Райт-Паттерсон; что приблизительно девяносто процентов наблюдений
можно отбросить, потому что они представляют собой плоды воспаленного
воображения или вполне объяснимые объекты, например, метеозонды и т. п., но
что небольшой процент чрезвычайно надежных наблюдений не поддается
объяснению.
Полковник С.М. Янг, офицер по особым поручениям генерал-майора
Джона Сэмфорда, начальника разведки ВВС, 23 октября 1952 года сообщил, что
недавно в разведку ВВС попало еще одно наблюдение НЛО чрезвычайно надежного
свидетеля. Военно-морской фотограф, путешествовавший по Соединенным Штатам
на своей машине, увидел в небе несколько объектов, которые показались ему
летающими тарелками. Он снял их примерно на одиннадцать метров кинопленки и
добровольно передал ее разведке ВВС. Центр военно-технической разведки
изучил ее, после чего эксперты сообщили, что после тщательного исследования
на фильме обнаружилось от двенадцати до шестнадцати летающих объектов, что
возможность метеозондов, облаков или других объяснимых объектов полностью
исключается и что они не могут объяснить данное достойное доверия
наблюдение. Эксперты Центра воздушно-технической разведки указали, что оно
не может быть обманом зрения, поскольку записано на кинопленку.
Полковник Янг заявил, что разведка ВВС все еще считает так
называемые летающие тарелки оптическим обманом или другими атмосферными
явлениями, однако он указал, что некоторые военные всерьез рассматривают
возможность межпланетных кораблей. _

И опять! Военные официальные лица всерьез рассматривают
возможность межпланетных кораблей? Если бы в 1952 году это напечатали
газеты, история НЛО была бы совершенно другой!
Это донесение ФБР ясно выражает замешательство средних чинов ВВС в
отношении того, что происходит. Эксперты, анализировавшие фильм, исключили
объяснение фильма Ньюхауса оптическим обманом или атмосферными явлениями.
Тем не менее, ВВС придерживались надежды, – именно надежды, что наблюдения
летающих тарелок можно отнести к оптическим иллюзиям и атмосферным явлениям.
Однако временами надежды не оставалось. Для аналитиков, искавших
объяснения, начались суровые времена. 23 января 1953 года на информационном
совещании для Командования ПВО по ситуации с НЛО сотрудники программы
“Голубая книга” признались “своим” в том, что никогда не сказали бы открыто.
Основываясь на статистическом разборе тысячи отчетов, полученных по военным
каналам в 1952 году, они пришли к заключению, что – обратите внимание -
положительно идентифицировать можно только одиннадцать процентов отчетов.
Они делятся на следующие категории: астрономическую, аэростаты, другие и
фальсификации. Большинство оставшихся наблюдений разделили так: вероятно
опознаваемые (17%), возможно опознаваемые (29%) и неопознанные (20%).
Отдельно существовала категория неопределенных наблюдений. То есть аналитики
не могли принять определенного решения из-за “недостатка информации” (23%).
Учитывая, что большая часть последних была сделана персоналом Командования
ПВО (летчики, диспетчеры и т. д.) во время дежурства, его представители,
отвечавшие за защиту США от нападения с воздуха, должно быть, пришли в
смятение, узнав, как много наблюдений нельзя сразу идентифицировать. Между
прочим, нужно отметить, что низкий процент положительных идентификаций не
был достоянием общественности. Как только возникает вопрос в отношении
известных и неизвестных наблюдений, к положительно идентифицированной
категории прибавлялись вероятная и возможная категории, а также категория с
недостаточной информацией. Тем самым создавались статистические данные,
показывавшие наибольший процент наблюдений (примерно 80%) как положительно
идентифицированных. Затем ВВС, взывая к “логике” ситуации (основанной на
отсутствии доказательств существования летающих тарелок), утверждали, что
неопознанные наблюдения тоже можно объяснить, если бы они обладали более
полной информацией. Другими словами, ВВС классифицировали неопознанные
наблюдения как наблюдения с недостаточной информацией, хотя для последних
случаев имелась отдельная категория, и необъясненные отчеты могли помещаться
в нее, если бы аналитики решили, что для ясного определения сведений не
хватает.
Узнав, что произошло в 1952 году, можно задать себе вопрос:
сколько раз НЛО должны были ударить военных по голове, чтобы те признали,
что они существуют. Может быть, умственными расстройствами страдали не
свидетели, а разведывательные эксперты ВВС, которым отчаянно хотелось не
верить информации, льющейся со всех концов Соединенных Штатов?
Или отрицанием свидетельств эффективно дирижировали сверху, с
вершины военной и правительственной командной структуры, дабы скрыть что-то
о летающих тарелках? Еще одна секретная правительственная организация
решила, что пора выяснить, что же происходит на самом деле. Жаль, что эта
организация сначала вступила в контакт с ВВС, прежде чем начать собственное
независимое расследование!
На сцену вышло ЦРУ.

ГЛАВА 21. Х-файл. Версия ЦРУ

У Центрального разведывательного управления также имелась
информация по необъяснимым явлениям. Существовал даже файл, относящийся к
психическим явлениям, но это тема для другой книги.
Нам интересен файл по неопознанным летающим объектам. Посмотрим,
как он возник.
ЦРУ в большей степени волновала не шумиха, поднятая прессой по
поводу НЛО, а то, что происходило за кулисами. Вспомним, что в июле ATIC
получил пятьсот тридцать шесть отчетов. Этот гигантский поток свидетельств,
а также наблюдения над Вашингтоном переполнили чашу терпения директора ЦРУ
Уолтера Беделла Смита. Он решил, что пришло время выяснить, что же
происходит на самом деле.
ЦРУ, наряду с выполнением своих задач, также следило и за
событиями, связанными с летающими тарелками, по всему миру, начиная с 1947
года. Меморандум от 15 марта 1949 года продемонстрировал, что только на
одного сотрудника ЦРУ не произвели впечатления отчеты о летающих тарелках.
Документ предлагает обычные объяснения (метеозонды, метеоры, психологические
эффекты) и отвергает возможность существования секретных самолетов или
управляемых ракет, будь они американскими или советскими. Еще один
меморандум от 31 марта 1949 года содержит выводы программы “Знак” о том, что
наблюдения, в общем и целом, делятся на объяснимые и необъяснимые. Этот
меморандум предлагает следующие возможности для необъясненных наблюдений.

_ 1. Естественные земные явления:
а) метеорологические (шаровая молния);
б) какие-то виды животных;
в) галлюцинаторные или психологические явления.
2. Объекты, сделанные человеком:
а) современные типы самолетов.
3. Внеземные объекты:
а) метеоры;
б) животные;
в) космические корабли. _

Документ заканчивается перечислением ученых, занимавшихся
исследованиями и упоминанием их выводов.

_ Исследования проводили доктор Лэнгмьюр из “Дженерал электрик
корпорейшн”, доктор Вэлли из Массачусетского технологического института,
доктор Липп из программы “Рэнд”, доктор Хайнек из Университета штата Огайо,
а также воздушно-медицинская лаборатория.
Возможно, что объекты являются космическими кораблями или
современными самолетами иностранной державы, но вышеупомянутая группа ученых
пришла к заключению, что это крайне невероятно. _

В дальнейшем ЦРУ постоянно проводило обзоры информации по
наблюдениям НЛО. Но оно явно не обнаружило ничего интересного для себя,
потому что вплоть до 1952 года в файле ЦРУ касательно этой темы документов
больше нет. Концентрацию НЛО в 1952 году уже нельзя было игнорировать.
29 июля, в день пресс-конференции генерала Сэмфорда, помощник
директора ЦРУ по научной разведке, Ральф Кларк, написал докладную записку
заместителю директора, где утверждал, что ЦРУ последние три года проводило
постоянный обзор отчетов и что для изучения ситуации была создана
специальная группа. Через три дня член этой исследовательской группы Эдвард
Таусс, начальник отдела вооружений и снаряжения Управления научной разведки,
ответил на запрос Кларка “по общей оценке ситуации” с летающими тарелками.
Он заявил, что большая часть поступивших в AMC/ATIC отчетов была объяснена,
но что около ста достойных доверия отчетов остались необъясненными. Он
указывал, что в необъясненных отчетах нет ясных общих характеристик и
предлагал свое мнение: “…вероятно, что, если бы для “необъясненных”
отчетов имелась полная информация, их тоже можно было (объяснить)”. Если бы
его мнение было правильным, у ЦРУ не было бы необходимости для
вмешательства. Однако он ради предосторожности добавил замечание, которое в
дальнейшем подготовило почву для вмешательства ЦРУ.

_ Несмотря на вышеприведенные факты, пока некоторые отчеты остаются
необъясненными (внеземное происхождение полностью не исключается из
рассматриваемых возможностей), осторожность требует, чтобы разведка
продолжала рассмотрение этого вопроса. _

Он рекомендовал продолжать “наблюдение ЦРУ за развитием ситуации”
в сотрудничестве с АМС/ATIC и наметил информационное совещание с
сотрудниками ATIC на 8 августа. Он рекомендовал “скрывать интерес или
обеспокоенность ЦРУ от прессы и общественности в связи с вероятностью
распространения тревожащих слухов, что такой интерес является подтверждением
наличия у правительства США неопубликованных фактов”.
Меморандумы ЦРУ, написанные несколькими членами исследовательской
группы 14, 15 и 19 августа, предоставляют подробности того, что ЦРУ узнало
от ATIC, и результатов собственного изучения наблюдений НЛО. Согласно
меморандуму от 14 августа, ЦРУ провело собственную проверку версии
“секретных военных разработок США”. Председатель Совета по исследованиям и
развитию на совершенно секретном уровне утверждал, что никакие разработки
США не могли вызвать наблюдения летающих тарелок. Не удовлетворившись этим
совершенно секретным отрицанием, автор меморандума тем не менее указывает,
что “два фактора подтверждают это отрицание. Во-первых, официальный приказ
ВВС на перехват НЛО и, во-вторых, неслыханный риск полетов НЛО на
установленных авиатрассах”.
20 августа директора ЦРУ Уолтера Беделла Смита инструктировали по
поводу ситуации с летающими тарелками. Он приказал подготовить меморандум
для Совета национальной безопасности, в котором указывалась бы необходимость
проведения расследования феноменов НЛО и отдавались приказания различным
организациям всячески содействовать этому расследованию.
Документ под заголовком “Позиция ВВС в отношении летающих тарелок,
заявленная ЦРУ на брифинге 22 августа 1952 года” содержит следующую
информацию, основанную на посещении ATIC.

_ I. ВВС несут основную ответственность за расследование летающих
тарелок. Подразделение, занятое этим расследованием, является частью Центра
воздушно-технической разведки в Дейтоне, штат Огайо, и состоит из трех
офицеров (под началом капитана) и двух гражданских лиц. Они получают отчеты
о наблюдениях, анализируют и пытаются объяснить их. Подготовлена стандартная
форма отчетности, которая используется по всему миру. Управление специальных
расследований ВВС проверяет каждое наблюдение НЛО, пытаясь определить его
достоверность и надежность свидетеля.
II. 1. ВВС официально отрицают, что летающие тарелки являются:
а) американским секретным оружием;
б) советским секретным оружием;
в) пришельцами из космоса.
2. Считается, что все наблюдения НЛО являются:
а) хорошо известными объектами, например, аэростатами, самолетами,
метеорами, облаками и т. д., ошибочно воспринятыми свидетелями;
б) атмосферными явлениями, которые в настоящее время еще плохо
поняты, например, рефракция и отражения, вызванные температурными
возмущениями, явления ионизации, шаровые молнии и т. д.
III. Не существует ни одного доказательства, подтверждающего
мнение, что летающие тарелки являются материальными объектами, не
подпадающими под категорию II. 1.
IV. Изучение летающих тарелок на географической основе показывает,
что наиболее часто они наблюдаются поблизости от объектов атомной энергетики
(что объясняется более серьезными мерами безопасности в этих районах). То,
что побочным продуктом деления ядра может быть катализатор появления НЛО, не
является бездоказательным. Самое большое количество наблюдений происходило в
Дейтоне, штат Огайо, или поблизости от него, где ведутся исследования
отчетов.
V. Из тысяч отчетов об НЛО, по утверждению ВВС, 78% объяснено
причинами, приведенными в пп. II. 1. а) или II. 1. б). 2% разоблачены как
фальсификации, а оставшиеся 20% не объяснены, главным образом потому, что
свидетели давали слишком нечеткие описания.
VI. ВВС, в основном, интересуются проблемой летающих тарелок в
связи с возможностью вовлечения их в психологическую войну. В обзорных
публикациях, предназначенных для Советского Союза, нет ни единого упоминания
о летающих тарелках. С другой стороны, были проведены расследования в
отношении нескольких “обществ НЛО” в Соединенных Штатах. Ключевые фигуры
этих обществ, активно поддерживавшие волнения общественности по поводу
летающих тарелок, разоблачены как сомнительные личности. Более того, в
некоторых случаях общества финансировались из неизвестного источника. ВВС
понимает, что народ, испуганный угрозой летающих тарелок, станет серьезной
помехой в случае воздушных налетов противника. ПВО не может действовать
эффективно, если ВВС постоянно отдают приказы на перехват миражей, которые
были приняты за самолеты противника. _

Очевидно, что мнение общественности, как выразились сотрудники
программы “Голубая книга” на встрече с исследовательской группой ЦРУ,
значительно отличается от мнения сотрудников разведки ВВС в Пентагоне (см.
предыдущую главу). Сотрудники AFI признались, что “ядро”, составляющее три
процента наблюдений, сделанных, в основном, профессиональными летчиками, не
поддается объяснению, и это заставило некоторых высокопоставленных
официальных лиц поверить, что летающие тарелки могут быть космическими
кораблями. Поскольку сотрудники “Голубой книги” были настроены очень
скептически и даже цинично по отношению к НЛО, они не рассказали
исследовательской группе ЦРУ о “ядре”. Вместо этого им сказали, что
“двадцать процентов случаев не объяснены, главным образом потому, что
свидетели давали слишком нечеткие описания”. Это была дезинформация
(вероятно, намеренная). Правда заключалась в том, что в этих грех процентах
отчетов (пятнадцать процентов необъясненных случаев) имелись подробно
описанные детали, которые мешали идентификации.
Вместо того чтобы заявить, что летающие тарелки чаще всего видят
вблизи аэропортов, как командор Бойд совершенно правильно сообщил ФБР, ЦРУ
сказали – неправильно – что НЛО чаще всего появляются в районе Дейтона.
Сотрудники программы “Голубая книга” не сообщили представителям ЦРУ,
что когда истребители пытались приблизиться к НЛО, они неизменно исчезали
из вида, не сказали, что вовсе не исключена внеземная версия. Вместо этого
ЦРУ уверили, что ВВС официально занимают твердую позицию: все, что
угодно, только не внеземная теория.
Зачем им было нужно это делать? Из документов ФБР нам известно,
что высшее военное начальство в Пентагоне не отвергало полностью гипотезу о
том, что летающие тарелки могут быть внеземными пришельцами. Нам также
известно, что в ATIC имелись высоконадежные свидетельства того, что летающие
тарелки нельзя было объяснить пунктом II. 1. Мы знаем, что “ядро”
необъясненных наблюдений имело четкие описания. Кстати, Мемориальный
институт Баттелла пришел к противоположному выводу: необъясненные случаи
имели подробные описания, которые мешали их идентификации как земных
объектов. Более того, ученые института обнаружили на статистической основе,
что чем лучше было описание, чем больше в нем было подробностей и чем
надежнее свидетели, тем труднее было найти ему объяснение. (Примерно через
год их исследование обнаружит, что примерно тридцать три процента лучших
наблюдений, сделанных военными свидетелями, не объяснены). Несколько
примеров таких случаев было представлено в предыдущих главах. Поэтому вопрос
стоит так: почему ATIC дезинформировал ЦРУ? Потому что сотрудники программы
“Голубая книга” в действительности полагали, что не существует доказательств
внеземного происхождения НЛО, или потому, что они не хотели, чтобы ЦРУ
копало слишком глубоко и вскрыло что-то, что ВВС старались держать в секрете?
Хотя вышеупомянутый документ содержит некоторую неверную
информацию, в нем есть сведения” которые нельзя найти в других документах.
Он утверждает, что с географической точки зрения, летающие тарелки
появляются у ядерных объектов, а это противоречит заявлению генерала
Сэмфорда прессе, что характер действий НЛО не представляет угрозы.
Содержащийся в документе комментарий о “публикациях,
предназначенных для Советского Союза” (советской прессы) не упоминает
никаких отчетов о летающих тарелках, а предназначен для того, чтобы указать
на сложившееся неравенство, которое может работать в пользу Советского Союза
в случае воздушного нападения. Важность этого неравенства разъясняется таким
образом: публичные репортажи о летающих тарелках во время нападения на США
могут стать “серьезной помехой” для наших вооруженных сил и сыграть на руку
СССР. В ближайшие месяцы это приведет к трем основным причинам беспокойства
для ЦРУ. Во-первых, большое количество наблюдений НЛО, будь они “настоящими”
или нет, во время чрезвычайного положения по всей стране может отрицательно
повлиять на американский народ в психологическом отношении. Во-вторых,
наблюдения летающих тарелок могут служить “подсадными утками неизвестного
происхождения”, отвлекая энное количество истребителей ПВО от перехвата
атакующих самолетов, которые первоначально покажутся на экранах радаров тоже
как “объекты неизвестного происхождения”. И в-третьих, большой наплыв
отчетов может парализовать нормальную работу оборонных коммуникационных
каналов.
Следует обратить внимание на еще один аспект документа ЦРУ. А
именно: что отдельные лица и группы, которые содействовали исследованиям
НЛО, вызвали пристальное внимание. Ссылка на “общества НЛО”,
финансировавшиеся из неизвестных источников, показывает, что ЦРУ
действительно подозревало, что они участвовали в подрывной деятельности и
финансировались Советами. В ЦРУ явно не знали, что ФБР в 1947 году уже
искало подрывную деятельность и не нашло. Однако в 50-х годах и ЦРУ, и ФБР
следили за деятельностью некоторых отдельных энтузиастов и групп. (Да,
Большой Брат видит все!).
К началу сентября сотрудники ЦРУ собрали достаточно информации для
неофициального доклада своему директору. Доктор Маршалл Чедуэлл, помощник
директора по научной разведке, докладывал, что исследование было
предпринято, чтобы установить “ведутся ли в настоящее время исследования,
направленные на решение данной проблемы в аспекте национальной безопасности”
и какие дальнейшие работы нужно проводить. Он сообщал, что единственная
работа по этой проблеме ведется в Центре воздушно-технической разведки,
который подчиняется разведке ВВС. Чедуэлл писал следующее:

_ Управление научной разведки начало это расследование, полностью
сознавая, что входит в область, заполненную своими приверженцами, где
объективность попирается бесчисленными любителями сенсаций, где господствуют
как экстравагантные объяснения, так и чрезмерно упрощенные. Группа
Управления научной разведки консультировалась с Группой специальных
исследований ВВС, обсуждала проблему с ответственными за программу ВВС на
авиабазе Райт, просмотрела значительное число разведывательных донесений,
проверила информацию советских газет и радиопередач и разговаривала с тремя
консультантами Управления, выбранных благодаря их широким знаниям в данной
технической области.
Управление научной разведки обнаружило, что исследование ATIC,
вероятно, достоверно, если дело касается отдельных объяснений. Однако
программа не пытается решить более фундаментальных аспектов проблемы, то
есть, определить природу различных явлений, вызывающих подобные наблюдения,
или найти средства, с помощью которых эти причины и их визуальные или
электронные последствия можно было бы немедленно идентифицировать. Наша
секция консультантов заявила, что эти решения будут найдены на границе или
даже за границами наших современных знаний в области атмосферных,
ионосферных и внеземных явлений, и не исключила возможность, что
распространение ядерных отходов также может играть свою роль. _

Секция консультантов рекомендовала организовать исследовательскую
группу для анализа фундаментальной информации о наблюдениях НЛО,
определения, какие фундаментальные науки должны быть привлечены, и для
последующих рекомендаций по исследованию.
Затем доктор Чедуэлл перешел к существу проблемы с точки зрения
национальной безопасности. Во-первых, существовал психологический аспект.
ЦРУ не нашло в советской прессе упоминаний о летающих тарелках, русских не
“приучали” к их существованию. В США, наоборот, недавний продолжительный
интерес прессы и “давление на ВВС” указывали, что достаточной части
населения “привили умственное восприятие маловероятного. В этом заключается
потенциальная возможность массовой истерии и паники”. Другими словами, если
некая группа лиц, нацеленных на уничтожение Соединенных Штатов, начнет
публикацию отчетов об НЛО, граждане США могут запаниковать.
Вторым аспектом национальной безопасности была воздушная
уязвимость. Существовала вероятность, что наплыв наблюдений НЛО во время
воздушного налета может отвлечь драгоценные реактивные истребители на
преследование иллюзорных неопознанных объектов, в то время как они должны
будут лететь на перехват неопознанных самолетов. Доктор Чедуэлл предложил
предпринять немедленные шаги для выработки способов быстрой идентификации
неопознанных неизвестных объектов или явлений. Он также предложил, чтобы
разведывательные организации США определили уровень информированности
Советов о данном феномене, чтобы американцы могли защититься от попыток
русских использовать свои знания против США и одновременно воспользоваться
знаниями об НЛО для своего преимущества. Это означало, что он предлагал
использовать наблюдения летающих тарелок как часть психологической войны
против СССР. Наконец, он рекомендовал Совету национальной безопасности
приказать ЦРУ начать исследования по предложенной им схеме.
Меморандум доктора Чедуэлла директору ЦРУ был явно встречен
благосклонно, потому что в начале октября он написал еще один меморандум, в
котором пришел к выводу, что “летающие тарелки представляют собой два
элемента опасности, которые влияют на национальную безопасность США. Первый
предполагает массовые психологические последствия, а второй затрагивает
уязвимость Соединенных Штатов при воздушном нападении”. Чедуэлл рекомендовал:

_ а. Директор ЦРУ сообщит Совету национальной безопасности о
последствиях проблемы летающих тарелок и запросит начала исследований.
б. Директор ЦРУ обсудит вопрос с Советом психологической стратегии.
в. ЦРУ совместно с Советом психологической стратегии и другими
заинтересованными управлениями и организациями разработает и рекомендует к
принятию Советом национальной безопасности политику общественной информации,
которая должна минимизировать беспокойство и панику, которая может
разразиться в результате многочисленных наблюдений неопознанных объектов. _

Для представления в Консультативный комитет по разведке и министру
обороны Роберту Ловетту (вспомним, что во время тревоги 6 августа 1950 года
он был заместителем министра обороны) был написан рабочий вариант
предложения. 2 декабря доктор Чедуэлл направил свой меморандум директору
ЦРУ, который показывает уровень обеспокоенности, гораздо больший, чем ВВС
пытались внушить несколькими месяцами ранее.

_ Последние донесения, полученные ЦРУ, показали, что необходимы
дальнейшие действия, поэтому 25 ноября состоялось еще одно инструктивное
совещание с информированными представителями А-2 (разведка ВВС) и ATIC. На
этот раз отчеты убедили нас, что происходит нечто, что требует немедленного
реагирования. Подробности некоторых случаев обсуждались содиректором
управления научной разведки и заместителем директора ЦРУ. Наблюдения
неопознанных объектов на больших высотах и с высокой скоростью поблизости от
оборонных объектов США нельзя объяснить природными явлениями или известными
типами летательных аппаратов. _

Обратите внимание, что встреча 25 ноября состоялась примерно через
месяц после того, как ФБР сообщили о “чрезвычайно надежном и необъяснимом
наблюдении” фотографа ВМФ Делберта Ньюхауса в Тремонтоне, штат Юта (см.
предыдущую главу). Обратите также внимание, что доктор Чедуэлл не сказал,
что наблюдения можно отнести к природным явлениям или предметам, сделанным
человеком. Он сказал, что их нельзя к ним отнести. Может быть, он поверил?
Далее он говорит, что Управление научной разведки собирается
организовать “влиятельную консультативную группу с высоким уровнем
компетентности, чтобы провести обзор этого вопроса и убедить соответствующие
власти в необходимости проведения исследований по этой проблеме”. Обратите
внимание, что он ожидал, что “консультативная группа” будет в состоянии
убедить “соответствующие власти” предпринять немедленное расследование
проблемы. Это оставляет впечатление, что Чедуэлл был вполне уверен, что
группа придет к тому же заключению, что и он: НЛО были реальными объектами,
летающими вблизи оборонных и других объектов США.
Предложение Чедуэлла было принято, и 4 декабря о проблеме
информировали Консультативный комитет по разведке. На совещании комитета
присутствовали представители ВВС, армии, ВМФ, Государственного департамента
и шесть сотрудников ЦРУ, включая доктора Чедуэлла. Разведку ВВС представлял
генерал Сэмфорд. Также присутствовал Мефферт Курц, исполняющий обязанности
помощника директора ФБР.
Протокол совещания ЦРУ показывает только, что комитет одобрил
создание группы для обзора имеющихся свидетельств и научных гипотез. Генерал
Сэмфорд предложил содействие AFI. Вся дальнейшая работа будет зависеть от
результатов научных исследований. Отчет Курца ФБР, написанный 5 декабря,
дает немного больше информации об этом совещании. В кем говорится, что
гипотеза летающих тарелок была предложена немецким атомщиком (его имя было
вычеркнуто цензурой при рассекречивании документа). Он также сказал, что
недавние наблюдения НЛО в Африке “доказывают, что летающие тарелки не.
являются метеорологическим явлением, что до последнего времени
поддерживалось ВВС”. Курц писал, что подробности африканского наблюдения нс
сообщались, но он попытается их достать через ВВС. Согласно этому отчету,
Консультативный комитет по разведке одобрил создание группы ученых для
изучения наблюдений и попытки идентифицировать НЛО. Работа будет проходить
под управлением ЦРУ. Комитет не будет вовлечен в ее деятельность, если
только ученые не определят, что летающие тарелки представляют собой
“пилотируемые устройства противника”. (Значит, если НЛО представляли собой
пилотируемые устройства пришельцев и если они не были нашими противниками,
тогда комитет не стал бы вовлекаться в деятельность научной группы). 23
декабря Курц доложил, что у ЦРУ имеется информация о взрыве в Африке,
который был зарегистрирован сейсмографами. Существовали отчеты “неизвестной
степени надежности”, связывавшие взрыв с летающими тарелками.
В течение декабря доктор Чедуэлл написал несколько меморандумов,
которые показывают, что на него произвели впечатления фильм Ньюхауса и
происшествие с вожатым во Флориде (оба случая описаны в предыдущей главе).
Он также встретился с несколькими учеными, чтобы информировать и получить их
мнение. Большинство ученых согласились, что проблему необходимо изучать, но,
судя по меморандумам Чедуэлла, они не выразили энтузиазма, когда им
предложили анализировать наблюдения НЛО. Также в течение декабря и января
ЦРУ и ATIC (под руководством капитана Раппелта) подготовились для большого
совещания, на котором должна была решиться судьба исследования ЦРУ. Оно
попросило доктора Робертсона, известного ученого, бывшего профессора
Принстона и Калифорнийского технологического института, консультанта ЦРУ,
собрать группу “лучших ученых и инженеров в области астрофизики, ядерной
энергетики, электроники и т. д. для обзора ситуации”. AFI и ATIС предложили
полную поддержку, а капитан Раппелт и сотрудники программы “Голубая книга”
подготовили для ученых обзор. К сожалению, исследования института Баттелла
были далеки от завершения (они закончатся примерно через год), поэтому
полного статистического анализа не было.
Совещание состоялось в среду, 14 января. Присутствовали: доктор
Робертсон, доктор Самуэль Гудсмит (сделавший в соавторстве открытие спина
электрона), доктор Луис Альварес (профессор физики, в будущем Нобелевский
лауреат) и доктор Торнтон Пейдж (профессор астрономии). Через два дня, как
раз к закрытию, прибыл доктор Ллойд Беркнер (физик, инженер по радарам).
Представители ATIC несколько недель старательно готовились к совещанию, но
поскольку время было ограничено, они смогли в подробностях представить
только около двадцати пяти наблюдений НЛО, которые считали наиболее
показательными. Два из них были фильм Ньюхауса и вашингтонские наблюдения, о
которых говорилось выше. Группа ученых после нескольких часов изучения
пришла к заключению, что “для большинства случаев можно подобрать разумные
объяснения, а с помощью дедукции и научных методов можно сделать вывод (при
наличии дополнительной информации), что подобным образом можно объяснить и
другие случаи”. Одним из особо вопиющих примеров их работы было то, что, по
их мнению, в фильме Ньюхауса были сняты “птицы”, которых ATIC отверг в
качестве объяснения. Утверждение фотоаналитиков, что изображения были
слишком яркими и что солнце не может так отражаться от птиц,
проигнорировали. А визуальное наблюдение Ньюхаусом объектов, похожих на
сковородки, до того, как он начал снимать их на пленку, вообще не
упоминалось!
Эти ученые-специалисты за несколько дней обсуждения явно не поняли
полной картины пятилетнего феномена, который вызвал к жизни тысячи отчетов.
Поэтому их заключения основывались на отсутствии информации и отсутствии
понимания в сочетании с естественной склонностью отметать все необычное, не
входящее в рамки их научного “видения мира”. Еще один пример ошибочных
выводов продемонстрировал доктор Торнтон Пейдж. Он аргументировал свою точку
зрения тем, что летающие тарелки не могли быть внеземными космическими
кораблями, потому что появлялись только в одной стране. Ему явно не сказали,
что их видели по всему миру.
Однако ученые пришли к выводу, что, даже если летающие тарелки не
были “реальными”, они представляли опасность по приведенным выше причинам.
Противник мог воспользоваться существующими волнениями по поводу летающих
тарелок или создать его с помощью аэростатов или других средств, чтобы
каналы связи были заняты сообщениями о наблюдениях, одновременно используя
эти объекты как отвлекающее средство от атакующих самолетов. Для уменьшения
опасности ученые рекомендовали лишить НЛО их статуса таинственности и начать
программу обучения и разоблачения, чтобы население смогло идентифицировать
обычные воздушные объекты и явления. Когда проблема НЛО будет в достаточной
степени развенчана, общественность поверит, что все наблюдения объяснены, и
будет менее заинтересована в предоставлении отчетов.
Хотя эти рекомендации по разоблачению широко не распространились,
они, тем не менее, имели эффект. В последующие двенадцать месяцев, после
отставки капитана Раппелта, программа “Голубая книга” из активной
аналитической организации превратилась в свое жалкое подобие. Расследования
проводила другая организация (4602-я разведывательная эскадрилья). Ее
деятельность свелась к делению отчетов на две категории: те, которые они
могли объяснить, и те, которые не могли. Затем отчеты подшивались без
дальнейшего изучения необъясненных случаев. Другой задачей программы являлся
общественный интерес, окружавший наблюдения НЛО. Если пресса задавала вопрос
ВВС о наблюдениях, программа “Голубая книга” предоставляла ответ.
В течение следующего года ВВС выпустили две новых директивы,
которые практически окружили наблюдения НЛО завесой секретности. Эти
документы ограничили разглашение информации об НЛО только объясненными
случаями и грозили штрафом и тюремным заключением тем военнослужащим,
которые намеренно разглашали информацию о летающих тарелках без
предварительного разрешения.
За месяцы и годы, последовавшие за решением группы Робертсона,
количество отчетов колебалось примерно от пятисот до тысячи в год. Программа
“Голубая книга” утверждала, что можно объяснить все, кроме примерно трех
процентов, и не озаботясь хоть сколько-нибудь убедительными
доказательствами, заверяла, что можно найти объяснения даже этим трем
процентам, если бы было больше информации. Мало того, что для этого
утверждения не было достаточных оснований, институт Баттелла спустя
несколько месяцев после решения группы Робертсона обнаружил свидетельства,
противоречащие этому решению. Они обнаружили, что труднее всего было
объяснить самые качественные отчеты с наибольшим количеством подробностей.
Самые очевидные примеры качественных отчетов приходили от людей,
находившихся на военной службе в 1947-1952 годах: около тридцати трех
процентов таких отчетов не поддавались объяснению!
А что случилось в ЦРУ? Как теперь можно судить по рассекреченным
документам ЦРУ, в основном, игнорировало отчеты об НЛО. Там собирали отчеты
со всего мира, иногда давали обзор ситуации, но никогда не пытались снова
официально проявить тот интерес, который ЦРУ продемонстрировало летом 1952
года, прежде чем ATIC занял позицию “ничего не вижу” (Примечание. Некоторые
сотрудники ЦРУ заинтересовались наблюдениями НЛО в августе 1955 года, но не
потому, что они думали, что НЛО представляют собой внеземные космические
корабли пли другие необычные явления. Согласно историку ЦРУ Джеральду
Xeйнсу, пишущему в журнале “Исследования разведки” (весна, 1997), они
заинтересовались, потому что верили, что их проект служил причиной
наблюдений НЛО! Этим проектом был высотный самолет-шпион У-2. Он
предназначался для полетов на высоте 18-22 км, где практически был невидим
для наземных наблюдателей в дневное время. Тем не менее, эти сотрудники
полагали, что наблюдатели видели этот самолет рано утром перед восходом
солнца и вечером после захода, когда прямое освещение вызывало яркое
отражение, вероятно, красноватое, благодаря красным отсветам солнца. Они
считали, что свидетель, заметив освещенную точку и думал, что ничто нe может
летать так высоко, составлял отчет о наблюдении летающей тарелки. Поэтому
сотрудники проекта считали, что увеличение числа отчетов началось с полетами
У-2. Более того, как пишет доктор Хейнс, они верили, что полеты У-2 в конце
50-х и в 60-х годах послужили причиной 50%-ного роста отчетов по НЛО. Однако
изучение статистических данных программой “Голубая книга”, а особенно
изучение наблюдении па рассвете и закате, не показывает результатов полетов
У-2, начавшихся в августе 1955 года. Статистические данные не подтверждают
утверждение, что большая часть наблюдений вызвана У-2).

ГЛАВА 22. Правительственные свидетели

За несколько следующих лет ФБР получало один-два отчета в год (в
то время как ВВС продолжали получать сотни в год). Два отчета стоит
упомянуть.
Ричард Рассел увидел две летающие тарелки из окна поезда. Сам по
себе это не очень интересный факт. Были и другие свидетели НЛО, наблюдавшие
их из окна поезда. Однако эти свидетели не были председателем сенатской
комиссии по вооруженным силам, а Ричард Рассел был. И те свидетели не
путешествовали по Советскому Союзу, когда видели летающие тарелки, – а
сенатор Рассел как раз ехал по Советскому Союзу. И когда те, другие
свидетели, рассказывали свои истории, на них мало кто обращал внимание. Но
когда сенатор Рассел рассказывал свою историю, ФБР и ЦРУ очень внимательно
ее выслушали. Судя по отчетам ВВС, ЦРУ и ФБР, случилось вот что.
4 октября 1955 года, в сумерках, сенатор Роберт Рассел, полковник
И. У. Хетеуэй, штабной офицер, прикомандированный к сенатской комиссии по
вооруженным силам, Рубен Эфрон, консультант комиссии и переводчик, а также
еще один бизнесмен (очевидно, агент ЦРУ) ехали на поезде в районе Баку около
Каспийского моря. Сенатор Рассел, который в то время чувствовал себя не
слишком хорошо, находился один в своем купе с выключенным светом, а
остальные разговаривали в соседнем купе, и свет у них был включен. Сенатор
Рассел случайно выглянул в окно и увидел желтовато-зеленый огонек,
вертикально поднимающийся вверх на некотором расстоянии к югу от
железнодорожного полотна. Объект двигался с умеренной скоростью, набирая
высоту, а затем увеличил скорость и полетел на север, пройдя прямо над
поездом. Сенатор помчался в соседнее купе и закричал: “Вы видели это там? Я
только что видел летающую тарелку”. Трое в этом купе не смотрели в окно. Они
выключили свет и выглянули наружу. “Я видел, как она поднималась оттуда. Вот
она, снова поднимается”. Неожиданно действия первого объекта повторил
другой. Через секунду он исчез из вида над поездом. Сенатор Рассел сказал:
“Мы видели летающую тарелку… Мне хотелось, чтобы вы увидели ее тоже, чтобы
у меня были свидетели”. Устное описание, рисунок, сделанный полковником
Хетеуэем и мистером Эфроном, и доклад военно-воздушному атташе в Праге через
десять дней показывают, что они видели вращающийся круглый летательный
аппарат с двумя неподвижными огнями. Атташе написал доклад в ВВС, который
начинается со следующего заявления полковника Хетеуэя:

_ Сомневаюсь, что вы этому поверите, но мы все это видели. Сенатор
Рассел был первым, кто заметил летающую тарелку, он подозвал нас к окну, и
мы оба (Хетеуэй и Эфрон) видели вторую. Нам годами твердили, что таких вещей
не бывает, но мы ее видели. Ближе к центру диска светились два неподвижных
огня, в то время как внешняя поверхность вращалась. Огни находились около
вершины диска. Объект был круглым (и) напоминал летающую тарелку. (Он)
вращался по часовой стрелке или слева направо. Явно определимого цвета не
было. Диск поднимался в том же самом положении, в котором улетел. Когда
объект поднимался, снизу были заметны искры или пламя. _

Доклад включал рисунок объекта, плоского снизу и куполообразной
частью сверху. Свидетели не видели выступающих частей или крыльев. В докладе
также имелась обычная разведывательная информация по советским самолетам,
радарным установкам и железным дорогам, которые заметили сенатор Рассел с
компанией во время своего путешествия. Доклад носил гриф “Совершенно
секретно” до 1959 года, затем его сменили на “Секретно”. Он был рассекречен
только в 1985 году.
Вскоре после возвращения сенатора Рассела в США в дело вступило
ЦРУ. В течение следующего месяца оно расспрашивало свидетелей и Герберта
Сковилла, помощника директора научной разведки, пытаясь найти смысл в
четырех, несколько отличающихся друг от друга описаниях случившегося. Доктор
Сковилл с большей или меньшей степенью уверенности пришел к выводу, что они
видели не летающие тарелки, а взлетающие вертолеты или самолеты. Он даже
упомянул отдаленную возможность того, что они наблюдали советскую версию
круглого самолета ВВС, того, что в США называли “проект Y”. Он в то время
разрабатывался по контракту с ВВС компанией AVRO в Канаде. Начальник секции
прикладных наук ЦРУ сказал, что если Советы в действительности имели круглый
самолет “типа Y”, то они далеко обогнали американские разработки. Однако он
сомневался в этом, поскольку других донесений о таком прогрессе русских не
было (обратите внимание на схожесть ситуации: в 1948-1949 гг. ВВС
рассматривали возможность того, что зеленые огненные шары и летающие тарелки
были советскими разработками самолетов с атомными двигателями, а затем также
отвергли ее, потому что не верили, что Советы могли уйти так далеко вперед).
ФБР впервые узнало об этом наблюдении на собрании Консультативного
комитета по разведке 18 октября, когда директор ЦРУ Аллен Даллес вкратце
сообщил основные детали. Связной ФБР Курц писал, что члены комитета
подумали, что Рассел и другие могли видеть вертолет или что-то еще, но
требуется дополнительная информация. Спустя несколько недель, 8 ноября,
агент ФБР подвел итоги сведениям, полученным из ЦРУ, которое к этому времени
опросило всех свидетелей. ЦРУ пришло к заключению, что единственное
свидетельство, “поддерживающее существование летающей тарелки или радикально
нетрадиционного самолета, – это показания полковника Хетеуэя”. ЦРУ
утверждало следующее:

_ Все другие наблюдения предположительно могут быть объяснены как
резко набирающий высоту самолет или ракета, либо реактивный самолет,
выходящий из пике таким образом, что из поезда ничего не было видно, кроме
выхлопов двигателей, но вероятно также, что самолет был с коротким пли почти
вертикальным взлетом. _

Подразумевалось, конечно, что если остальные описания можно
объяснить, то, вероятно, можно объяснить и описание полковника Хетеуэя
несмотря на то, что он был самым квалифицированным из свидетелей.
Сравнение оценки ноября 1955 года с первоначальными интервью
месяцем ранее показывает, как много информации было “разбавлено”. Различные
важные элементы описаний отвергались один за другим. Вероятно, самой
удивительной частью наблюдения было вращение внешней поверхности, в то время
как два огня, как “глаза”, оставались неподвижными. Очевидно, что если любой
сделанный человеком самолет с огнями на крыльях или в другом месте начал
вращаться, то стали бы вращаться и огни. Естественно, эту часть описания
игнорировали.
Доктор Сковилл не мог прийти к другому выводу, кроме
“идентифицировано”, учитывая, что он написал меморандум директору ЦРУ по
этому наблюдению до того, как опросил всех свидетелей.

_ Два года назад доктор Робертсон возглавлял группу, расследовавшую
наблюдения летающих тарелок над территорией США. Группа смогла объяснить
почти все случаи и пришла к выводу, что эти явления не представляют угрозу
безопасности США. Даже если настоящее наблюдение Рассела подтвердится, не
следует считать, что эти нетрадиционные самолеты в действительности летали
над США и были источником слухов об НЛО. _

Таков был авторитет группы Робертсона, что доктор Сковилл охотно
поверил, что она объяснила “почти все случаи”, что было далеко не так. Более
того, доктор Сковилл готов был полагать, что, даже если сенатор Рассел в
действительности видел летающую тарелку, это не означает, что их видели над
территорией Соединенных Штатов.
Следующее наблюдение, заинтересовавшее ФБР, было сделано примерно
год спустя сотрудником ФБР (агент Скалли и агент Малдер, вы слышите?).

_ ___ (Имя вычеркнуто цензурой) 9.4.56 года доложила о следующем,
достаточно необычном происшествии, подпадающем под категорию “летающие
тарелки”. 5.4.56 года ___ выехала на автомобиле из Вашингтона со своим
женихом (сотрудником Национального агентства безопасности) в Морвин, штат
Северная Каролина, чтобы встретиться с семьей ___. В 5 часов утра, на
рассвете, когда они ехали по шоссе N1 к северу от Хендерсона, штат Северная
Каролина, их испугал круглый низколетящий объект, направлявшийся прямо на их
автомобиль. Он прошел над машиной, (они) повернулись и увидели, как он
набрал скорость, потом свернул и исчез. Оба почувствовали, что видели нечто
необычное, что было трудно объяснить и что определенно не было оптической
иллюзией. ___ утверждала, что объект показался ей круглым, крутящимся и
ярким, словно внутри него были огни, расположенные в зигзагообразном
порядке. Объект летел очень низко, на большой скорости и беззвучно. Он был,
по крайней мере, таким же широким, как шоссе, и казался не более 0,6-1,2
метра толщиной. ___, являющаяся одной из лучших наших сотрудниц, заявила,
что до этого времени мало верила историям о летающих тарелках, и полагает,
что она и ее жених видели не тот объект, который смогли бы себе вообразить.
Она допускает, что они могли видеть какую-то оптическую иллюзию, но во время
встречи объект показался им вполне реальным. _

ФБР решило, что следует снова поговорить с ней, прежде чем
информацию передадут в ВВС. 12 апреля она просмотрела отчет от 9 апреля и
добавила следующие сведения:

_ Коллега сообщила, что видела объект всего несколько секунд, и во
Бремя наблюдения было темно, хотя наступал рассвет 6 апреля 1956 года. Она
показала, что, когда стало светло, оказалось, что небо было покрыто
облаками, и примерно через тридцать минут после наблюдения пошел дождь.
Сотрудница вспомнила, что объект приближался лоб в лоб, немного отклоняясь в
сторону водителя, на высоте не более восьми метров. Наша коллега не смогла
оценить скорость объекта и описала его как овальной формы, очень яркий,
голубого цвета. Он не производил звуков, которые она могла бы слышать.
Сотрудница сообщила, что ее жених сможет указать точное место встречи с
объектом, поскольку знает те места. Она не смогла вспомнить больше никакой
информации, относящейся к наблюдению. _

16 августа ФБР написало отчет, основывающийся на этом случае, и
передало его в разведку ВВС. Однако оно оказалось еще одним надежным
наблюдением, которое провалилось сквозь землю и не появилось в файле
программы “Голубая книга”.
В течение конца 50-х и 60-х годов ФБР получало до двух “жалоб” в
год. Как указывалось ранее, “Голубая книга” получала сотни отчетов, исключая
1957, 1965, 1966 и 1967 годы, когда их число в целом переваливало за тысячу.
Хотя ФБР не собирало активно отчеты о наблюдениях, оно отвечало на письма
граждан, расследовало несколько случаев и следило за заметными уфологами и
их группами.
Последнее дело, расследованное ФБР, стоит упомянуть, потому что
оно стало одним из наиболее важных в истории НЛО. Этот случай стал
“последней каплей” для доктора Аллена Хайнека, консультанта программ “Знак”
и “Голубая книга” с 1948 по 1969 год. До этого он очень скептически
относился к идее, что НЛО являются внеземными пришельцами. Это дело
пошатнуло его уверенность. Хотя он все еще сомневался, что летающие тарелки
были космическими кораблями с других планет, теперь он уверился в том, что
они заслуживают более тщательного расследования, чем проводили ВВС. Одним из
результатов этого пересмотра проблемы доктором Хайнеком стало создание
собственной исследовательской группы Центра изучении НЛО, который он основал
в 1973 году (к этому времени программа “Голубая книга” была закрыта уже
четыре года). Сегодня он существует под названием “Центр по изучению НЛО
имени Дж. А. Хайнека”.
Хайнек был не единственным человеком, которого заинтриговало это
дело. На майора Эктора Квантилью оно произвело такое сильное впечатление,
что он написал о нем в “Исследованиях разведки”, засекреченном журнале,
упоминавшемся в конце предыдущей главы. Важным фактором в установлении
надежности наблюдения было то, что почти сразу на месте происшествия
появился агент ФБР и провел тщательные расспросы, хотя и в “неофициальной”
роли.

ГЛАВА 23. Наблюдения полицейских

Прошло несколько лет с тех пор, как ФБР получало какой-либо важный
отчет. Вдруг 25 апреля 1964 года телетайп в штабе начал печатать важное
сообщение.

_ 17:37 местного времени 25.4.64
Срочно
Кому: директору ФБР.
Oт: старшего агента в Альбукерке, 62, штат Нью-Мексико
Неопознанный летающий объект, Сокорро, Н.-М.
24 апреля 1964 года.
Информация о данном событии

Информация, полученная 24 и 25 апреля от (полицейского офицера)
Лонни Заморы считается серьезной, надежной, продуманной, не вымышленной.
Около 5:50 вечера он, находясь в южном районе Сокорро, заметил пламя в
юго-западном секторе неба и решил проверить, не взорвались ли сараи, в
которых хранился динамит.
Проезжая по пустынному району примерно в полутора километрах к югу
от Сокорро, он заметил в метрах двухстах пятидесяти углубление, в котором
лежал светлый объект, показавшийся на первый взгляд перевернутой машиной.
Рядом с ним находились две фигуры в белых комбинезонах.
Он проехал по проселочной дороге и остановился в тридцати метрах
от объекта и в шести – восьми метрах выше его. Фигур не было. Замора услышал
два или три громких, тяжелых удара с интервалом меньше секунды, затем с
ревом и голубовато-оранжевым пламенем объект медленно вертикально поднялся
примерно на высоту автомобиля. Рев и пламя прекратились, и объект на высокой
скорости помчался по прямой и почти горизонтально, пока не исчез над
дальними горами.
Испуганный Замора сообщил по радио о своих наблюдениях. Прибывшие
немедленно офицер Чавес и агент ФБР Бирнс заметили четыре неравномерно
расположенных тлеющих пятна и четыре вмятины в земле правильной
прямоугольной формы приблизительно шестьдесят на пятнадцать сантиметров в
среднем на расстоянии четырех метров одна от другой. Замора утверждает, что
объект был овальным, похожим на мяч для регби, вероятно, шести метров
длиной, с красной эмблемой в центре около восьмидесяти сантиметров высотой и
шестидесяти сантиметров шириной. Других свидетелей шума, пламени или объекта
не было. _

В телетайпном донесении также говорится, что агент Бирнс срочно
уведомил капитана Ричарда Холдера, командира Центра слежения за ракетами
Уайт-Сэндз, расположенного к югу от Сокорро. Бирнс также упомянул, что к
моменту отправки телетайпа пресса уже проявляла значительный интерес. Он
заканчивал донесение словами, что ФБР “не проводит расследования”, но что он
будет сообщать в штаб о ходе дела.
Возможно, что агент ФБР не проводил официального расследования, но
из документов ясно, что он был ключевой фигурой. Через полчаса после того,
как офицер Замора радировал в полицейский участок, агент Бирнс был на месте
происшествия.
8 мая агент Бирнс написал отчет о своей деятельности, связанной с
наблюдением.

_ Специальный агент Бирнс, отдел Федерального бюро расследований в
Альбукерке, штат НьюМексико, ближе к вечеру 24 апреля 1964 года находился в
Сокорро, штат Нью-Мексико, по делам в участке полиции штата.
Примерно в 5:45 или в 5:50 вечера в участок пришел Нер Лопес,
радиооператор в отделе шерифа округа Сокорро, находящегося в том же
помещении, что и полицейский участок.
Мистер Лопес сообщил сержанту Сэму Чавесу, офицеру полиции штата,
что только что получил вызов от офицера Лонни Заморы с просьбой подъехать в
район, расположенный в полутора километрах к юго-западу от Сокорро. Вызов
касался некоего неизвестного объекта, который “приземлился и взлетел”. Агент
Бирнс закончил свою работу примерно в 6:00 вечера 24 апреля 1964 года и
направился на место, где собрались офицер Замора, заместитель шерифа округа
Джим Лакки, сержант Чавес и офицер полиции Тед Джордан.
Нужно отметить, что офицер Замора, хорошо известный на протяжении
пяти лет, считается серьезным, старательным и честным полицейским, не
склонным к фантазиям.
Он был совершенно трезв и возбужден произошедшими событиями.
Специальный агент Бирнс заметил вмятины на неровной земле в том
месте, где, со слов Заморы, стоял объект. Они были правильной прямоугольной
формы приблизительно шестьдесят на пятнадцать сантиметров. Каждая вмятина,
казалось, была сделана предметом, отходящим под углом от центральной линии.
Они были приблизительно пяти сантиметров глубиной и выдавили землю к внешней
стороне.
Между четырьмя вмятинами находились три пучка выжженной травы.
Другие пучки в той же области казались неповрежденными. Одно выжженное пятно
находилось за пределами четырех вмятин.
На земле были три круглые гладкие отметины примерно десяти
сантиметров в диаметре и вошедшие в песчаную землю приблизительно на три
миллиметра, как будто в песок слегка вдавили крышку от банки.
Вечером 24 апреля в этом районе не был замечен ни один другой
человек. Не был замечен ни один объект, возможно связанный с инцидентом,
рассказанным офицером Заморой.
В районе видимости не было домов и других жилищ. _

В донесении от 30 апреля агент Бирнс писал, что офицер Замора был
“способным полицейским, на хорошем счету, который был абсолютно трезвым и
достаточно возбужденным”. Агент Бирнс докладывал, что посетил то место,
увидел вмятины и немедленно связался с капитаном Холдером. Когда приехал
капитан Холдер, они вместе с Бирнсом измерили обожженные области. Затем “не
спеша” опросили офицера Замору и выяснили, что наблюдение началось, когда
полицейский преследовал автомобилиста, нарушившего скорость. Он -увидел
яркую вспышку и услышал звук, который заставил его предположить, что
взорвался сарай с запасами динамита на другой стороне холма. Он прекратил
преследование и свернул на грунтовую дорогу, ведущую к сараю. Замора увидел
объект, когда поднимался по холму. Ему показалось, что это перевернутый
автомобиль, рядом с которым находились двое детей. На несколько секунд он
потерял его из вида, продолжая ехать по ухабистой дороге. Одновременно он
радировал, что собирается проверить перевернувшуюся машину.
Когда полицейский въехал на вершину холма, он снова увидел объект
под собой в сухом русле ручья. Он был овальной формы и, казалось, стоял на
двух ногах, на боку у него было красное устройство или эмблема. Когда он
вылезал из автомобиля, чтобы позвать “детей”, которых теперь не видел, то
уронил микрофон и повернулся, чтобы поднять его. В этот момент со стороны
объекта послышался ревущий звук, вначале низкий, затем повышающийся. Замора
обернулся и увидел то, что показалось ему голубовато-оранжевым пламенем,
вырывающимся из-под объекта. Думая, что он сейчас взорвется, полицейский
бросился на другую сторону машины, потеряв при этом свои очки. На бегу он
повернул голову, чтобы посмотреть на объект. Через несколько секунд тот
поднялся прямо вверх. Замора пробежал около пятнадцати метров и упал на
землю, закрыв глаза. Затем он понял, что звук прекратился, посмотрел назад и
увидел удаляющийся объект. Замора встал и, подобрав по дороге очки, побежал
обратно к машине, чтобы позвонить Непу Лопесу. Он попросил его выглянуть в
окно, но в горячке не догадался сказать, чтобы тот выглянул в окно,
выходящее на запад. (Окно Лопеса выходило на север). Офицер Замора
немедленно попросил выслать сержанта Чавеса. Другие прибывшие полицейские
(Лакки, Джордан) услышали вызов по радио и также подъехали. Когда через
несколько минут прибыл Чавес, он обнаружил бледного и мокрого от пота
Замору, а также слегка тлеющую траву и кусты в том месте, где находился
объект.
К часу ночи агент Бирнс и капитан Холдер напечатали отчет. В
течение следующих дней армия и ВВС проверили все известные секретные
разработки, проводящиеся в этом районе, и не смогли найти объяснение. Сразу
связались с сотрудниками программы “Голубая книга”, и через пять дней в
Сокорро в первый раз приехал доктор Хайнек. Он опросил всех связанных с этим
случаем людей, но не смог прийти ни к какому выводу. Примерно через пять
месяцев он приехал еще раз. И опять никаких ответов. Некоторые полагали, что
офицер Замора видел совершенно секретный военный самолет или лунный модуль
NASA (Национальное агентство по аэронавтике и космосу. – прим. пер.).
который в то время широко обсуждали средства массовой информации. Некоторые
думали, что это фальсификация с целью заманить в Сокорро туристов. Однако
доказательств фальсификации не было и надежность показаний офицера Заморы
осталась высокой.
Майор Эктор Квантилья младший, начальник программы “Голубая книга”
особо заинтересовался этим случаем. Он был убежден, что Замора рассказал
правду. В статье, опубликованной в журнале “Исследования разведки” за 1967
год, Квантилья так подводит итог этому наблюдению:

_ Заключение: нераскрыто.
Нет сомнения, что Лонни Замора видел объект, который произвел на
него глубокое впечатление. Не возникает вопросов и в отношении надежности
Заморы. Он серьезный полицейский, один из столпов местной церкви и хорошо
разбирается в определении летательных аппаратов в своем районе. Замора
озадачен увиденным, и, честно говоря, мы все тоже. Это наиболее
документированный случай, и все же мы не смогли, несмотря на тщательное
расследование, обнаружить летающее средство или другой стимул, который так
испугал Замору.
Во время расследования и сразу после него проверили все, что можно
было проверить. Район приземления обследовали счетчиком Гейгера. Контрольный
центр аэростатов авиабазы Холломана проверили на запуск аэростатов. Все
местные базы ВВС проверили на запуск метеозондов. По всему штату Нью-Мексико
проконтролировали полетные листы вертолетов, правительственных и частных
самолетов. Сверились с подразделением воздушной разведки в Пентагоне и
командным пунктом в Белом доме. Долго опрашивали командующего авиабазой
Холломана обо всех специальных мероприятиях на его базе. Опросили операторов
на ракетном полигоне Уайт-Сэндз. Послали запросы в промышленные компании,
занятые разработкой лунного модуля. Компании охотно сотрудничали с нами, но
ответы были отрицательные. Лаборатория ВВС провела анализ почвы с места
приземления.
Расследования не принесли никаких результатов. Не было найдено
других свидетелей. В районе не было неопознанных вертолетов или самолетов.
Радарные установки на авиабазе Холломана и в Альбукерке не зафиксировали
никаких необычных отметок, но дальний радар селекции движущихся целей в
Холломане не работал с 16:00. Не наблюдалось никакой необычной
метеорологической деятельности, никаких гроз, поскольку погода была
ветреной, но ясной. В районе приземления не было никаких следов, кроме
неглубоких “отметин”, найденных Чавесом и Заморой. Анализ почвы не обнаружил
чужеродных материалов. Радиация оказалась нормальной как у вмятин, так и в
окружающем районе. Лабораторный анализ сожженной травы не показал химических
продуктов, которые могли бы являться остатками сгорания топлива.
Судя по оценке Заморы, учитывавшего расстояние до гор, где скрылся
объект, он двигался со скоростью двести км в час. Ни в коем случае не
межпланетная скорость. Ни одно из исследований не доказало, что НЛО в
Сокорро имел внеземное происхождение или что он представлял угрозу для
безопасности США. _

Это пример хорошо описанного и хорошо расследованного наблюдения с
более чем достаточной информацией для идентификации, и, тем не менее,
идентифицировать его не смогли. Далее майор Квантилья признавал поражение:
объяснения для наблюдения Заморы не было. И все же, согласно Квантилье, не
было свидетельств внеземного происхождения объекта и он не представлял
угрозы безопасности США. Определенно возникает вопрос: как он пришел к
такому выводу, не имея идентификации? Очевидно, свидетельством явилась “не
межпланетная” скорость.
Майор Квантилья, соглашаясь с официальной позицией ВВС по
неопознанным летающим объектам, скептически относился к внеземной версии, и
скептицизм не позволил ему признать, что Замора на самом деле мог видеть
внеземной летательный аппарат. После статьи Квантильи прошло множество
гражданских расследований. Некоторые предполагали, что Замора видел новый
(для того времени) тип аэростата, наполняемого горячим воздухом. Пламя из
горелки могло быть причиной услышанного им звука и сожженной травы. Если
принять это объяснение, потребуется отбросить многое из показаний Заморы, и
оно, несомненно, вызовет целый ряд вопросов, например, почему он не узнал
большой аэростат? Это показывает, с каким упорством некоторые не хотят
признавать, что над землей летают неопознанные объекты. Расследования,
последовавшие после статьи Квантильи, отвергли все сделанные человеком
предметы и естественные явления. Что остается?
После объекта остались следы: сожженная трава и вмятины в земле.
Странным аспектом физических свидетельств была их природа сожженной
растительности. Чавес обнаружил, что она холодная спустя несколько минут
после случившегося. Следовательно, сожженные пятна не были результатом
сгорания обычного ракетного топлива, которое сожгло бы все вокруг и вызвало
пожар в близлежащем кустарнике. Вероятно, это были последствия воздействия
интенсивного источника радиации или чрезвычайно горячего воздуха (или
плазмы), которое длилось недостаточно долго, чтобы нагреть внутреннюю часть
объекта, а только “поджаривает” внешнюю поверхность.
Другой странный аспект, не упомянутый в официальном отчете,
заметил офицер Тед Джордан. У него с собой была 35-миллиметровая кинокамера,
и он снял на пленку место посадки через полчаса после случившегося. На
следующий день один из дознавателей ВВС попросил у него негатив и пообещал
вернуть копии фильма. Через много недель Джордан спросил о нем, и ему
сказали, что негатив не проявился, он был засвечен радиацией. Сержант Чавес
на следующий день после происшествия сделал снимки этого места поляроидом.
Снимки получились. Счетчик Гейгера привезли через сорок восемь часов. Он не
показал увеличения радиационного фона. Может быть, какая-то интенсивная
форма радиации, засветившая фильм, существовала очень короткое время и
рассеялась к следующему дню?
Заморе определенно показалось, что он видел реальное, цельное
структурное устройство, большой летательный аппарат овальной формы, который
после “взлета” двигался беззвучно. Он не был похож на летательный аппарат,
сделанный человеком, или аэростат. Но если мы его не делали, тогда кто? И
что они делали около Сокорро в этот день?

ГЛАВА 24. “Х-файлы” сегодня

В конце 40-х и в 50-е годы, как мы видели, ФБР опросило немногих
свидетелей и собрало массу материала, переданного ему ВВС. Оно также следило
за деятельностью нескольких заметных “контактеров” с НЛО 50-х и 60-х годов.
Это были люди, утверждавшие, что имели прямой контакт с существами из
внешнего космоса, в общем благосклонно относившихся к человечеству. ФБР
собирало информацию о таких людях, так как некоторые из них заявляли, что
общественный строй пришельцев напоминал коммунистический, а, естественно,
ФБР всегда вело борьбу с пропагандой коммунизма и коммунистической подрывной
деятельностью. Однако ни один из контактеров не был арестован за подрывную
деятельность.
За прошедшие тридцать лет – после дела Заморы в 1964 году – ФБР
получило всего несколько отчетов от граждан. Все они немедленно передавались
в ВВС, за исключением одного, о котором будет говорится ниже. ФБР получает
письма с просьбой об информации, на что часто отвечает, что “расследование
наблюдений НЛО не входит в компетенцию Бюро” или что расследование “никогда
не входило в компетенцию Бюро” (выделение автора).
В 70-е годы фермеры и владельцы ранчо на Среднем и Дальнем Западе
обнаруживали на своих полях тысячи изувеченных и убитых голов скота. В
большинстве случаев владельцам ранчо и полицейским казалось, что хищники и
пожиратели падали не могли служить объяснением характера повреждений. Во
многих случаях говорили о странных светящихся объектах или летающих
тарелках, которые видели ночью, прежде чем обнаружить изуродованный скот. В
конце концов, политики штатов убедили ФБР заняться расследованием. Хотя к
концу 70-х годов были тысячи случаев убийства скота, отставной агент ФБР,
ведший расследование, изучил только несколько случаев и решил, что это было
все-таки результатом нападения хищников. Заключительный отчет этого человека
не удовлетворил владельцев ранчо, которые знали, что хищник не наносит
острые хирургические порезы и не бросает мертвое животное с высоты. Но на
этом участие ФБР в расследовании закончилось.
Во время президентской компании 1976 года губернатор Джимми Картер
заявил, что в 1973 году в Джорджии видел НЛО. Ему были известны
продолжающиеся споры по этому вопросу, и он обещал в случае своего избрания
рассекретить все правительственные документы. (Он явно не знал, что файлы
“Голубой книги” уже были рассекречены в 1975 году). В июне 1977 года Джоди
Пауэлл из администрации президента попытался выяснить, существует ли
какая-нибудь группа, координирующая поток информации об НЛО. По просьбе
Пауэлла Стенли Шнайдер из Управления науки и технологии Белого дома связался
с ФБР. Ему ответили:

_ …в том, что касается ФБР, в нашу компетенцию не входит
проведение опросов с целью получения информации, связанной с наблюдениями
НЛО, а при отсутствии компетенции вся полученная информация передается в
Управление ВВС без проведения каких-либо действий со стороны Бюро. _

Это их современная позиция. Поэтому, если вы свяжетесь с ФБР,
чтобы передать отчет о наблюдении НЛО, местный агент ФБР может принять его,
а потом отошлет в ВВС. Он может также послать копию в штаб, где она попадет
в настоящие X-файлы.
В течение второй половины 80-х годов некоторые уфологи исследовали
документы, которые, по их мнению, были ранними описаниями попыток
восстановить и изучить разбившуюся летающую тарелку. (Документы “MJ-12″,
относящиеся к розуэллским обломкам, о которых говорилось выше, и к
специальному комитету из двенадцати человек, собранных для изучения
свидетельств и выработки правительственной политики, направленной на их
сокрытие). Эти документы имели гриф секретности. ФБР начало расследование,
но оно быстро прекратилось, когда в ВВС сказали, что эти документы являются
подделкой. За пятнадцать лет, прошедших после того, как их получили уфологи,
никто так и не смог определить их настоящий источник.
Прежде чем закрыть файл, относящийся к связи НЛО ~ ФБР, следует
обсудить еще один отчет, поскольку он дает ответ на вопрос, задающийся в
последние годы: учитывая, что похищение человека входит в компетенцию ФБР,
что оно будет делать, если человека похитили пришельцы?

_ 18 января 1967 года
Неопознанный летающий объект
Предположительное (!) наблюдение 17 января 1967 года

В 4:10 утра мистер ___ (имя и адрес вычеркнуты цензурой) сообщил,
что видел большой удлиненный объект, который опустился перед ним на улице,
когда он возвращался из своей мастерской по ремонту телевизоров в городе
Чезапик, штат Вирджиния.
Он полагает, что его забрали в этот летательный аппарат, который,
как он вспоминает, был сделан из прозрачного, стеклоподобного материала.
Аппарат управлялся несколькими маленькими человекоподобными существами
ростом, вероятно, не более 1,2 метра. Они были одеты в обычные брюки и
футболки. Мистер ___ считает, что его перевезли на неизвестное расстояние и
вернули на место похищения приблизительно через час.
Мистер ___ говорил связно, хотя казался эмоционально возбужденным.
Он утверждает, что не употреблял спиртных напитков, но не может вспомнить,
что с ним происходило с восьми вечера до четырех утра. Он утверждал, что
звонит из своей мастерской, но не помнит, где был между 8:00 вечера и 4:00
утра.
Вышеизложенное предоставлено для вашего сведения. _

Внизу сообщения находится несколько “зловещее” добавление.

_ Примечание. Мистер ___ передал информацию ночному дежурному,
специальному агенту (имя вычеркнуто цензурой) отдела специальных
расследований. Проверка материалов Бюро не дала никакой информации,
связанной с мистером ___. _

Поэтому если вы сообщите в ФБР, что вас похитили, они могут
проверить свои файлы, не числится ли за вами каких-либо преступлений, но не
ждите, что они будут расследовать похищение.
Очевидно, что “пострадавший” воспринял это событие вполне
серьезно. Он не стал дожидаться начала рабочего дня, чтобы рассказать о
случившемся. Вместо этого он позвонил в ФБР в 4:10 утра. ФБР, однако, не
отнеслось к нему с вниманием, так как даже нет свидетельств, что отчет был
передан в ВВС, хотя на множестве других отчетов стоит пометка, что они были
переданы ВВС.

ГЛАВА 25. Никто не осмелился назвать это заговором

Связь НЛО – ФБР и “Х-файлы” разведки ВВС показывают, что еще
пятьдесят лет назад некоторые военнослужащие ВВС знали, что НЛО существуют,
то есть, что летающие тарелки были материальными объектами с возможностями,
далеко превосходящими наши авиационные технологии. Кроме этого, еще в 1948
году сотрудники программы “Знак” пришли к заключению, что летающие тарелки
были межпланетными кораблями. В 1952 году доктор Стивен Поссони указал, что
ВВС “предполагали” внеземное происхождение НЛО (см. главу 20), а капитан
Раппелт в личных записках говорил, что некоторые облеченные властью чины не
отвергали межпланетного объяснения. Это подтвердилось в августе и сентябре
1952 года; когда разведка ВВС сообщила ФБР, что некоторые высокопоставленные
военные всерьез рассматривают внеземное происхождение НЛО (см. главу 21).
Однако публично ВВС постоянно утверждали, что псе наблюдения можно объяснить
ошибочным восприятием природных явлений или предметов, сделанных человеком,
либо фальсификациями и галлюцинациями. ВВС последовательно отвергали любое
свидетельство угрозы или внеземного происхождения летающих тарелок. Это
вызывает основной вопрос. Почему ВВС публично отрицали то, что, по крайней
мере, несколько высокопоставленных лиц считали правдой? Потому что не было
твердых доказательств? Потому что высший генералитет колебался и поэтому
выдвинул политику отрицания свидетельств? Или они знали, что летающие
тарелки существуют, и дирижировали сокрытием фактов, считая эту информацию
слишком опасной для обнародования?
На эти вопросы нельзя ответить однозначно. До сих пор нет
документов, которые указывали бы на причины постоянного отрицания
свидетельств со стороны ВВС. Все, что можно продемонстрировать-это то, что
ВВС действительно скрывали доказательства, засекречивая отчеты о наблюдениях
и их внутренние обсуждения, а своими публичными заявлениями создавали у
американского народа впечатление, что расследование продолжается, но ничего
нового не обнаружено.
Вполне вероятно, что нежелание ВВС открыто сказать правду
американскому народу связано с отклонением генералом Ванденбергом “Оценки
ситуации” в начале октября 1948 года. Это решение длительное время вынуждало
различных аналитиков классифицировать каждый необъясненный случай как
неизвестную (им) американскую разработку, иностранный (советский)
летательный аппарат, результат ошибочного восприятия природных явлений или
устройств, сделанных человеком, фальсификацию или галлюцинацию. Мы знаем,
что аналитики отвергли первое объяснение, потому что никто, даже высший
генералитет и правительственные чиновники не знали о разработках
американского летательного аппарата, чьи характеристики можно было бы
отнести к летающим тарелкам. Кстати, последние исследования рассекреченных
документов по аэронавтике также не выявили подобных разработок в 40-е – 50-е
годы.
Мы знаем, что в течение нескольких лет аналитики использовали
объяснение иностранных самолетов для оправдания расхода фондов на будущие
исследования. Однако в это объяснение не верили еще в 1948 году и о нем
забыли после большого наплыва НЛО в 1952 году. Неприятие внеземного
объяснения в сочетании с невозможностью объяснений, связанных с
американскими и иностранными самолетами, привели к “логической
несостоятельности”: логический анализ указывал на реальные объекты с
исключительно продвинутой технологией, но единственными разрешенными
объяснениями были ошибочное восприятие, фальсификация и галлюцинация.
Другими словами, эти объекты не могли быть реальными. Можно сказать, что
отклонение Ванденбергом “Оценки” было победой политики или политиков над
логикой. В течение полугода сотрудников ATIC, работавших над программой
“Знак” и “Оценкой”, перевели на другую работу. Оставшиеся сотрудники
невысокого ранга и “вновь прибывшие”, которые присоединились к программе
позднее, поняли, что не заработают славы и повышения, если будут выступать
против официальной политики. Поэтому сотрудники “Зависти” рассматривали свою
работу, как обыкновенную трату времени, ее нужно было выполнять, потому что
так приказали сверху. Окончательный отчет программы был пародией на науку,
предлагавший неправдоподобные или невероятные объяснения, с тем только,
чтобы они могли заявить, что объяснили все наблюдения НЛО.
И все же, несмотря на публичные утверждения ВВС, что наблюдения
летающих тарелок ничего интересного собой не представляют, к началу 50-х
годов, как мы теперь знаем, некоторые высокопоставленные чины склонялись,
если не полностью принимали, к межпланетной или внеземной версии. Однако она
скрывалась от американского народа. В 1952 году, когда летающие тарелки
казались вполне реальными и появлялись повсюду, генерал Сэмфорд публично
заявил, что все необъясненные наблюдения представляют собой природные
явления. Он сказал это, хотя его разведывательное управление неофициально
сообщило Управлению специальных расследований ВВС, что для необъясненных
наблюдений не существует никакой теории, и ФБР заявило, что серьезно
рассматривается межпланетное объяснение. Похоже, что истинным намерением
генералов ВВС, которые сделали публичные заявления в июле и августе 1952
года (Сэмфорд, Ванденберг и Рейми), было не сообщить общественности
правдивую информацию о летающих тарелках, а успокоить ее почти паническое
настроение. Все, что им нужно было сделать, – это апеллировать к прежним
утверждениям ВВС, что все наблюдения можно объяснить, а не объясненные
оправдать отсутствием информации (откровенная ложь, как мы знаем).
В 1953 году ЦРУ измыслило предлог для отрицания существования
летающих тарелок, основанный на принципе национальной безопасности. Если бы
люди думали, что НЛО существуют, они каждый раз сообщали бы о них, а это
могло парализовать работу коммуникационных каналов, особенно если сторонники
СССР начнут передавать фиктивные отчеты о летающих тарелках во время
воздушного нападения. Однако в 60-е годы и позже эта причина потеряла свою
актуальность, поэтому можно было ожидать, что ВВС признают существование
НЛО, во всяком случае, ко времени исследования феномена в Университете штата
Колорадо в 1967 – 1968 годы. Но нет. Это исследование, хотя и оставило без
объяснений примерно одну треть случаев, утверждало, что в отчетах о
наблюдениях нет ничего угрожающего или нового, а директор программы, доктор
Эдвард Кондон, заявил, что они составлены “плохим и наблюдателям и”.
Возникает вопрос: высшие чины ВВС действительно возглавляют
деятельность по сокрытию информации и преуменьшению и разоблачению
наблюдений НЛО? Возможно, они не хотели попасть в глупое положение,
предложив нелепое, с точки зрения некоторых, объяснение (пришельцы из
космоса)? Или была другая причина?
Рассмотрим еще раз раннюю историю вовлечения ВВС в расследование.
Через пару недель после первых опубликованных наблюдений и всего через два
дня после того, как на армейской авиабазе Розузлл сообщили об обнаружении
разбившейся летающей тарелки, ВВС (генерал Шулген) обратились за помощью к
ФБР. В этой точке времени факт вовлеченности ВВС можно истолковать одним из
двух способов. Первый, “Истолкование А”, базируется на доступных документах
программы “Голубая книга”, ФБР, ЦРУ, Государственного департамента, армии и
т. д. В этих документах не говорится, что существуют “твердые
доказательства”. (На самом деле, некоторые из них с грифом “Секретно” и один
с грифом “Совершенно секретно” указывают на то, что таких доказательств не
было). Следовательно, “Истолкование А” основывается на предположении, что у
ВВС никогда не было “твердых доказательств”, то есть розуэллские обломки -
это не обломки внеземного летательного аппарата, и никакого другого крушения
летающей тарелки не было ни в декабре 1950 года (см. главу 17), ни в какое
другое время.
“Истолкование Б” базируется на предположении, все еще не
документированном и не бесспорном, что розуэллский объект был в
действительности внеземной летательный аппарат с телами инопланетян. Это
истолкование основывается на многочисленных свидетельствах, собранных
несколькими исследователями за пятнадцать лет, а также на таких
свидетельствах, как показания доктора Сарбахера и Уилберта Смита. Давайте
сначала рассмотрим “Истолкование А”.

“Истолкование А”. У ВВС не было твердых доказательств

Если твердых доказательств никогда не было, тогда политика
сокрытия информации может быть истолкована следующим образом: исследователи
ВВС и высшее начальство, будучи по-настоящему озадачены, честно старались
найти объяснения, но не могли, потому что данные по наблюдениям НЛО были
недостаточно точными. Заговора с целью сокрытия “главного секрета”
существования летающих тарелок не было, потому что наблюдения не имели
значения и никто не был уверен, что НЛО существуют. Тем не менее, ВВС
скрывали информацию, чтобы уменьшить интерес общественности к этому вопросу.
Более реалистичная интерпретация политики ВВС основана на идее,
что высшее начальство знало о существовании убедительных доказательств, но
они не были “твердыми”. Эта версия базируется на документах “Х-файла” ФБР
1952 года, в которых говорится, что всерьез рассматривается межпланетное
объяснение в апрельском 1952 года меморандуме доктора Стивена Поссони, где
он указывал, что некоторые высшие генералы ВВС предполагали, что НЛО были
космическими кораблями, и на личных записях капитана Эдварда Раппелта. Можно
допустить, что высшие чины ВВС боялись последствий публичного признания
существования НЛО, потому что это было бы одновременно признанием, что ВВС и
правительство не знали, что делать с летающими тарелками. Следовательно, они
скрывали свою веру в НЛО и приказывали подчиненным скрывать убедительные
свидетельства. (Ванденберг достиг этого, отвергнув межпланетную, или
внеземную версию НЛО в 1948 году). Если дело обстояло именно так, то имелся
план “сокрытия информации”, который требовал согласия разведки ВВС и ATIC,
где хранилась информация о всех наблюдениях. Это можно назвать заговором для
убеждения американского народа и мира в целом, что наблюдения НЛО ничего
интересного собой не представляют.

“Истолкование Б”. У ВВС с самого начала были твердые доказательства

Это истолкование бездоказательно и с натяжками. Если розуэллское
крушение – правда (как, например, предполагаемое в декабре 1950 года, когда
армейская контрразведка была поднята по боевой тревоге), если внеземной
летательный аппарат действительно разбился, а обломки и, возможно, тела
инопланетян были получены службами безопасности ВВС, то в этом случае мы
имеем конфликтную ситуациюот американского народа скрыли правду.
Кто-то может возразить, что твердых доказательств не было, потому
что это не было отражено в документах. На самом деле, в документах ВВС
уровня “Секретно” неоднократно отрицается наличие твердых доказательств.
Однако вспомним разговор Уилберта Смита с доктором Сарбахером (см. главу
17). В совершенно секретном меморандуме Смита об этом разговоре говорится,
что летающие тарелки существуют. Доктор Сарбахер прямо сказал мне, что на
авиабазе Райт-Паттерсон ему говорили об обломках и телах инопланетян,
(анатомия которых в какой-то степени напоминает насекомых). Это
свидетельство показывает, что на уровне “Совершенно секретно”/”Особый
допуск” люди говорят то, что никогда не сказали бы на уровне “Секретно”.
Если в документе с грифом “Секретно” что-то говорится, это не
означает правды! Тема, материал, информация – называйте, как хотите – очень
высокого уровня секретности никогда не упоминается в документах низшего
уровня доступа, а иногда на нее даже запрещено ссылаться в таких документах.
На секретном уровне могут делаться заявления, которые отвлекают внимание от
совершенно секретной правды. Следовательно, генерал Твайнинг мог включить в
секретное письмо генералу Шулгену утверждение, что прямых доказательств не
существует. Затем, непосредственно общаясь с Шулгеном через совершенно
секретные каналы, он мог сообщить, что прямые свидетельства имеются, но об
этом нельзя упоминать в корреспонденции на секретном уровне или обсуждать
этот вопрос с людьми, не имеющими “специального доступа” к этой информации.
Почему нельзя упоминать на секретном уровне? Потому что людей, имеющих
доступ к секретным документам, гораздо больше, чем с доступом к совершенно
секретной информации, а чем больше людей знает о тайне, тем больше шансов,
что произойдет утечка. Более того, людям, работающим на секретном уровне, и
даже большинству тех, кто имеет совершено секретный допуск, “не обязательно
знать”, что существуют твердые доказательства. Они прекрасно справятся со
своей работой, согласно приказу, не зная, зачем отдан этот приказ.
Далее предположим, что высшее начальство знало о существовании
летающих тарелок, имея твердые доказательства. Но оно не знало, обладая
обломками и телами, чем и где НЛО занимались. Для получения этих сведений
оно, возможно, приказало разработать программу по сбору и анализу
информации. Простой ее сбор оказался бы недостаточным, потому что в ней
оказалось бы очень много “посторонних шумов”, то есть, ложных наблюдений.
Они скрыли бы нужный “сигнал”, а именно, наблюдение настоящей летающей
тарелки (только такие наблюдения могли предоставить сведения, чем занимались
инопланетяне). Следовательно, программа должна была также анализировать
полученные данные, чтобы отделить “шум” от “сигнала”. Кроме этого,
сотрудникам программы делать ничего не следовало. Однако, если бы они пошли
дальше и попытались определить природу “сигнала”, это бы создало проблемы
для высшего начальства. На самом деле, худшее, что могло случиться – это
определение программой настоящей природы “сигнала”. Тогда бы “кот выпрыгнул
из мешка” и сокрытие фактов было бы трудно контролировать. Значит, если
анализ наблюдения идентифицировал внеземной летательный аппарат, то этот
анализ нужно было отвергнуть из-за отсутствия убедительных доказательств,
несмотря на то, насколько точна и полна информация по наблюдению.
Что-то подобное случилось, когда генерал Ванденберг отверг “Оценку
состояния” (см. главу 5) изза отсутствия доказательств. Вопрос, на который
мы не можем ответить, основываясь на доступных документах, таков: отверг ли
он ее, чтобы не допустить анализа с целью установления истины и, таким
образом, поставить под угрозу сокрытие фактов высшими кругами, или он отверг
ее, даже зная о наличии убедительных свидетельств, чтобы не допустить
политических последствий признания (например: “А что вы предпринимаете в
связи с этими летающими тарелками, сэр?”). Или он отверг ее просто потому,
что не был убежден доказательствами?
На эти вопросы все еще нет ответа. Однако важно понять, что хотя
ничто не доказывает, что существовала разбившаяся летающая тарелка и
скоординированные действия по сокрытию информации, это вовсе не означает,
что такого не могло быть.
Но хватит допущений о разбившейся летающей тарелке. Основными
вопросами чрезвычайной важности до сих пор остаются: есть ли у ФБР и ВВС
документы, доказывающие, что НЛО или летающие тарелки существуют, и знают ли
об этой информации высшие лица ВВС?
Мой ответ – да! (Агент Скалли была бы, вероятно, удивлена, но
агент Малдер, несомненно, полностью согласился бы).
Что же касается моего мнения, если в будущем правительство или
высшие военные чины признают, что около Розуэлла действительно потерпела
крушение летающая тарелка или что в “Ангаре 18″ на авиабазе Райт-Паттерсон
действительно хранятся тела пришельцев, или что в Зоне N 51 к северу от
Лас-Вегаса испытывался внеземной летающий диск – я нисколько не удивлюсь.

Приложение

Документы

Цитаты, представленные в этой работе, взяты из многих источников,
включая книги и документы. Документация ФБР по НЛО содержит более 1600
страниц материала, хранящегося в штабе ФБР с 1947 года. Их можно получить
через запрос по Закону о свободе информации и вмешательстве в личную жизнь
или, проще, в Интернете по адресу /ufo.htm. Некоторые из
документов ФБР можно найти в книге “Чистые намерения” (см. приведенный ниже
список источников). Следующие документы – просто несколько примеров
информации, о которой говорилось в этой книге. Историю участия ЦРУ в
расследовании НЛО можно найти в Интернете по адресу
/csi/index.htm. Щелкните мышкой на “Online Publications”,
потом на “Semiannual Edition N 1, 1997″ и наконец – на “A Die-Hard Issue”
Джеральда К. Хейнса (by Gerald K.Haines). Наиболее обширный сайт Интернета
по НЛО принадлежит ВМФ и находится по адресу
www.history.navy.mil/faqs/faq29-1.htm. Он включает ссылки на другие сайты,
например, Агентства национальной безопасности, министерства обороны, а также
ФБР и ЦРУ. Также имеются ссылки на Record Group 341 в Национальном архиве в
Колледж-Парк, штат Мериленд, где содержится большая часть отчетов разведки
ВВС (AFI), на Record Group 341.15, файлы программы “Голубая книга”. Многие
правительственные документы можно найти в “Черном ящике” в Интернете по
адресу /p>

 

Документальное доказательство A. Ответ Гувера (написан от
руки внизу) по поводу рекомендации Д.М.Лэдда (см. главу 1): “Я это
сделаю, но прежде, чем дать согласие, мы должны настоять на полном
доступе ко всем найденным дискам. Например, в Луизиане армия
конфисковала диск и не дает нам провести даже поверхностное обследование”.

 

Документальное доказательстов B. Отчет разведки ВВС от 27 октября
1952 года и реакция на фильм Делберта Ньюхауса, снявшего НЛО в Тремонтоне,
штат Юта (см. главу 20). Первая страница из двух.

 

Документальное доказательство B (продолжение). Отчет разведки ВВС
о фильме Делберта Ньюхауса. Обратите внимание на заключение: “… некоторые
высшие военные официальные лица всерьез рассматривают возможность
межпланетных кораблей”.

 

Документальное доказательство C. Меморандум разведки ВВС от 29
июля 1952 года об интервью с командиром Ренделлом Бойдом. Первая
страница из двух.

 

Документальное доказательство C (продолжение). Интервью с Бойдом,
страница вторая. Обратите внимание на середину третьего абзаца: “(Бойд)
сообщил, что не исключается полностью возможность того, что наблюдавшиеся
объекты могут быть космическими кораблями с другой планеты, например
Марса… ведется интенсивное расследование…”.

 

Документальное доказательство C. Заключительная страница интервью
Бойда.

Источники

Цитаты, представленные в этой работе, взяты из многих источников,
включающих книги и документы. Документация ФБР по НЛО содержит более 1600
страниц материала, хранящегося в штабе ФБР с 1947 года. Их можно получить
через запрос по Закону о свободе информации и вмешательстве в личную жизнь,
или, проще, в Интернете по адресу Щелкните мышкой на
“Freedom of Information and Privacy Act”. Выберите “Unusual Phenomena”, а
затем “Unidentified Flying Objects”. Некоторые из документов ФБР можно найти
в книге “Чистые намерения” (см. приведенный ниже список источников).
Документы ЦРУ доступны непосредственно из ЦРУ через Интернет на
сайте www.cia.gov. Щелкните на “Freedom of Information and Privacy Act”,
затем на “Popular Document Collection”, а затем – на UFOs. История участия
ЦРУ доступна в весеннем выпуске журнала “Studies in Intelligence” за 1997
год или сайте ЦРУ в Интернете по адресу www.odci.gov/csi. Щелкните на
“Studies in Intelligence”, затем на “On Line Publications”, “Semiannual
Edition N 1, 1997″ и наконец – на “A Die Hard Issue”.
Агентство национальной безопасности (АНБ) выставило много
документов на сайте www.nsa.gov.
Фонд по расследованию НЛО за 15 долларов продает компакт-диск со
всеми доступными документами АНБ и ФБР (Box 227, Mt. Rainier, MD 20712, или
закажите на сайте Интернета по адресу: www.FUFOR.org).
Документы армейской контрразведки доступны через Командование
разведки и безопасности армии (United States Army Intelligence and Security
Command, Freedom of Information and Privacy Act Office, Fort George Meade,
MD 20755-5995).
Файлы программы “Голубая книга” и Управления специальных
расследований ВВС были пересняты на микрофильмы (имена в них вычеркнуты
цензурой) в начале 70-х годов. Их можно прочесть или приобрести в
Национальном архиве. Другие многочисленные документы, рассекреченные за
последние пятнадцать лет, также можно получить в Национальном архиве в
Аделфи, штат Мэриленд.

Книги, которые служили источниками информации для данной работы

Berlitz, Charles and William Moore. The Roswell Incident. Grosset
and Dunlap, New York, NY. 1980.
Condon, Edward (Project Director). Scientific Study of
Unidentified Flying Objects. Bantam Books, New York, NY. 1969.
Fawcett, Larry and Barry Greenwood. Clear Intent. Prentice Hall,
New York, NY. 1984.
Friedman, Stanton and Donald Berliner. Crash at Corona. Paragon
House, New York, NY. 1992.
Friedman, Stanton. TOP SECRET/MAJIC. Marlowe and Company, New
York, NY. 1996.
Goode, Timothy. Above Top Secret. Sidgewick and Jackson, London.
1987.
Hynek, J. Alien. The UFO Experience. Henry Regnery, Chicago. 1973.
Jacobs, David. The UFO Controversy in America. Indiana University
Press, Bloomington, IN. 1975.
Randle, Kevin and Donald Schmidt. The Truth about the Crash at
Roswell. Avon Books, New York, NY. 1994.
Ruppelt, Edward. The Report on Unidentified Flying Objects.
Doubleday, New York, NY. 1956; Асе Books paperback, 1956.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *